Аваков: ситуация на востоке не отменит выборы президента

  • 29 апреля 2014
  • kомментарии
Арсен Аваков Правообладатель иллюстрации Reuters

Президентские выборы на Украине пройдут "совершенно спокойно", а те города на востоке страны, которые не хотят в этом участвовать, определяют свою долю сами, заявил министр внутренних дел Украины Арсен Аваков.

Прилетевший в Лондон для участия в международной конференции по возвращению Украине денег, вывезенных из страны коррупционерами бывшего правительства Януковича, Аваков подчеркнул в эксклюзивном интервью Русской службе Би-би-си, что люди на востоке Украины "пребывают в посттравматическом шоке после революции". Вывести их из состояния шока "не позволяет делать российский империализм, который максимально дестабилизирует ситуацию".

Би-би-си: Есть ли какие-то новые подробности покушения на мэра Харькова Геннадия Кернеса?

Арсен Аваков: У меня нет.

Би-би-си: Последнее время он обвинял вас в том, что все уголовные дела против него – это ваша личная месть…

Арсен Аваков: …а я в последнее время много обвинял его, но это не отменяет того, что - даже если он законченный негодяй или преступник – факт покушения на него возмутителен, и мы будем расследовать его до деталей.

Би-би-си: Как вы думаете, кому это [покушение] выгодно?

Арсен Аваков: Чисто внешне это выглядит так, что это фактор, очень сильно дестабилизирующий обстановку в Харькове - в городе, который достаточно спокоен в последнее время. Всякий раз, когда предпринимаются попытки его дестабилизировать, нам удается ситуацию купировать. Вот это [покушение на Кернеса] – еще одна попытка, вольная или невольная. Это одна из версий.

Би-би-си: Ситуация в Донецке. Мирная демонстрация, на нее нападают люди, вооруженные битами. В общем, для многих городов Восточной Украины довольно характерная ситуация - в том, как на это реагирует [или вообще не реагирует] местная милиция. О местной милиции я и хочу вас спросить.

Арсен Аваков: Вы не отделяйте ситуацию в обществе от ситуации в милиции. Милиция – это огромный отряд (почти 240 тысяч милиционеров по всей стране), который еще два месяца назад работал в совсем другом режиме. Режим этот назывался "репрессивная машина и коррумпированный механизм". То есть они работали на обеспечение коррупционных схем, сами в них участвовали и осуществляли работу репрессивного аппарата. И вы теперь ждете, что они за шесть секунд переменятся и станут белыми и красивыми? Это в Лондоне Гарри Поттер, у нас Гарри Поттера нету, палочек волшебных у нас нету…

Би-би-си: И что с этим делать?

Арсен Аваков: Идти, шаг за шагом изменяя ситуацию. В один момент эту ситуацию не изменишь. И качество милиции есть прямое отражение качества общества. Каковы уровни требований, интенции общества на этот счет – такова и будет милиция. Менять ее нужно немедленно. Это не вопрос конкретного генерала, конкретного подразделения, области, конкретного министра. Это вопрос текущего состояния, от этого никуда не уйдешь. Сознавая эту ситуацию, мы можем дальше делать выводы. Когда одна толпа нападает на другую, что должен делать милиционер?

Би-би-си: Разделять.

Арсен Аваков: Разделять, да. Дальше, когда это переходит в брутальную форму, - он должен стрелять? Не отвечайте! Потому что вы не ответите на этот вопрос, и я не отвечу. Потому что это беспрецедентная ситуация. Более того, Россия нам предлагает новый механизм войны: небольшой диверсионной группой дестабилизировать там [на востоке Украины] огромное количество людей. При этом понимаешь, что значительная часть этих людей и без того недовольна - по другим причинам: потому что их ограбили, потому что их довели до такого состояния, потому что они чувствуют себя оскорбленными, потому что Янукович их предал, и они считают, что остались без своего представителя во власти… И таких причин много. Россия не скрывает: Гиркин – штатный сотрудник ГРУ. Руководит теперь одним из отрядов [так называемой самоообороны]. Россия безмолвствует [когда мы предъявляем ей это].

Би-би-си: У вас есть документальное подтверждение этому?

Арсен Аваков: У всего мира есть подтверждение этому. Это опубликовано, вчера была публичная информация на этот счет. Человек без маски открылся и сказал, что он Стрелков. Выяснилось, что он не Стрелков, а Гиркин, Живет там-то, штатный сотрудник, и так далее. И таких фактов много. Очень много.

Би-би-си: Ситуация очень запутанная…

Арсен Аваков: Ситуация очень сложная. Такой ситуации никогда не было!

Би-би-си: …но скоро на Украине президентские выборы. Вы представляете себе, как это будет происходить вот в этих городах на востоке Украины, где сейчас царит безвластие?

Арсен Аваков: Я вполне себе представляю, что президентские выборы могут пройти и пройдут совершенно спокойно.

Би-би-си: В Славянске, например?

Арсен Аваков: Те города, которые не хотят в этом участвовать – они определяют свою долю сами. Они сами решили, чего они хотят. Но это не отменит выборы по всей стране.

Би-би-си: То есть основная линия [руководства Украины] такая?

Арсен Аваков: А какая еще может быть линия? В наручниках, под автоматом привести кого-то на выборный участок?

Би-би-си: То есть в этих городах избирательные комиссии и участки не будут работать? В Славянске, например?

Арсен Аваков: По всей стране созданы избирательные участки. Там, где реально можно провести, там выборы будут проведены. Более того, там, где мы можем, мы будем контролировать ситуацию. Там где нет – ну, есть общее законодательство… Думаю, что это не сорвет общий процесс выборов.

Би-би-си: Предполагаете ли вы, что перед днем голосования, в день голосования [25 мая] могут быть провокации, направленные на срыв выборов?

Арсен Аваков: Я каждый день ожидаю и получаю провокации. Выбрался на эту конференцию в Лондон на несколько часов и сейчас же улетаю назад. Наша работа сейчас нон-стоп – пресечение провокаций. При этом, реагируя тактически, не надо забывать, что надо найти стратегическое решение. И оно находится не только в силовой плоскости. И не только в моментальных конкретных реакциях милиции.

Би-би-си: Под стратегическим решением вы подразумеваете то, которое позволит добиться единения народа страны?

Арсен Аваков: Это стратегия изменений и в МВД, в том числе. И в том числе изменение философии, понимания людьми этой ситуации. Хочет ли Донецкая, Луганская или Харьковская область стать буферной зоной, какой стала Абхазия, например? Или стать зоной, как Приднестровье? Ответ очевиден – нет. Понимают ли люди, что их толкают в такую зону? Тоже еще нет. Этим нужно заняться. Пока люди пребывают в таком посттравматическом шоке после революции, которая, как им показалось, их обидела, после того, как их, как им казалось, лидер сбежал, после того, как они оказались в ситуации, когда им не на что жить. Им предлагают Российскую Федерацию, они соглашаются, а через секунду вдруг видят: подождите, рядом Ростовская область, все шахты закрыты. Где же работать? С ними надо говорить, но для этого их надо вывести из состояния шока, и именно это не позволяет делать российский империализм, который максимально дестабилизирует ситуацию. В том числе здесь играют роль деньги бывшего кодла, окружавшего Януковича – и поэтому я здесь. Нам нужно быстрое, жесткое действие, блокирующее эти [выведенные с Украины] активы.

С Арсеном Аваковым беседовал Андрей Логутков