Взгляд со стороны: старого Донбасса больше нет

  • 15 апреля 2014
Участник протестов в Донецке Правообладатель иллюстрации AFP

Западная любовь похожа на горячий чайник, поставленный на холодную плиту, а восточная - на холодный чайник на горячей плите.

Это выражение как нельзя лучше отражает различия жителей западной и восточной Украины. Донбасс закипал постепенно, годами наращивая свой протестный потенциал. Терпению, которое многие национально ориентированные украинцы принимали за пассивность и рабское мышление, пришел конец. Политический протест медленно, но осознанно перерастает в социальный бунт.

Во времена "Евромайдана" его сторонники говорили: "Приезжай на Майдан и посмотри. Здесь не так уж и много националистов. Здесь много тех, кто вышел против коррупции, бандитов у власти и произвола. За будущее свое и своих детей".

Ехать было далеко, но из общения с этими людьми я понял, что так оно и было. "Евромайдан" никогда не был однороден. Там были и радикалы, и мирные жители, и анархисты, и социалисты, и бизнесмены, и учителя.

И вот ровно неделю назад пророссийские активисты заняли здание Донецкой областной администрации и областного совета. Украинские СМИ сообщали: "Сепаратисты ждут штурма и будут прикрываться женщинами", "Русские наемники засели в Донецком облсовете", "Сепаратисты создают свой Майдан".

И тотальная информационная блокада тех, кто находится в здании Донецкого облсовета. Решил лично посетить Донецк. Ехать всего час. Может, там действительно уже "вежливые люди" покоряют "город миллиона роз"?

Дежавю

Как и Киев в январе - феврале, большая часть Донецка продолжает жить своей жизнью. Автомобильные пробки, горожане спешат по делам, женщины выходят из магазинов с покупками. Разве что работников ГАИ вдоль дороги больше, чем обычно.

У библиотеки им. Крупской картина начала меняться. Здесь забиты машинами автостоянки. Журналисты с камерами и прохожие с гвардейскими лентами на рукавах.

Правообладатель иллюстрации Egor Voronov

Чем ближе я подходил к зданию облсовета, тем меньше его узнавал. Из бюрократической цитадели советского времени оно превратилось в настоящий повстанческий бастион. Три кольца обороны, колючая проволока, шинные валы и стены из брусчатки. И стяги - советские, российские, белорусские, греческие, Войска донского и Донецкой республики. Много икон.

Перед оборонительными кольцами - импровизированная сцена и выступающие, которые рассказывают о событиях в Донбассе. Первое, что я услышал, было: "Слава шахтерам!", "Слава металлургам!", "Слава Донбассу!"

Вокруг - люди совершенно разного социального статуса и профессий, которые внимательно слушают. Здесь можно увидеть и шахтеров с угольной пылью вокруг глаз, и учителей, и медиков, которые спешат сюда с продуктами, и предпринимателей.

Общался со многими. Кто-то поддерживает Россию, кто-то просто против "пост-оранжевых" правителей - таких, как Арсений Яценюк и Юлия Тимошенко, а кто-то - за независимый Донбасс.

Мысли о будущем региона у каждого разные, разные аргументы. Но все едины в одном - они не желают, чтобы их считали "быдлом", стадом. Им надоели упреки, обвинения, злость и ложь столичных соотечественников. Это люди, говорящие эмоционально, но вполне взвешенно и убежденно. Они хотят быть услышанными.

У меня возникло ощущение дежавю. Именно об этом говорили несколько месяцев назад мои знакомые сторонники Майдана - они хотят быть услышанными властью. Мои собеседники у стен Донецкого облсовета хотели быть услышанными теми, кто хотел быть услышанным властью.

Сепаратистский бутерброд

Через неделю после того, как пророссийские активисты вошли в здание Донецкого облсовета, в их среде что-то кардинально изменилось. В разговорах стала появляться социальная риторика. Претензии не к далекой киевской власти, а прежде всего к местным богачам - Таруте, Ахметову, Колесникову, Вишневецкому и даже Нусенкису.

Может, потому что кроме пророссийских активистов в стенах это здания появилось много "левых"? Митингующие говорят, что ежедневно сюда приезжает много новых людей, некоторые из них потом едут дежурить на блокпостах.

Двигаюсь дальше - к первому и второму кольцам обороны. Стоят люди в "балаклавах", касках и с бейсбольными битами. Контролируют поток посетителей, входящих и выходящих. Всматриваются в лицо. Глаза уставшие, но не злые.

Палатки увешаны листовками против НАТО, США и ЕС. Зеваки с фотоаппаратами, защитники и шахтеры в оранжевых касках, несущие дрова. Мусора не так уж и много. Судя по всему, есть специальный отряд добровольцев, которые чистят территорию.

Правообладатель иллюстрации Egor Voronov

Пьяные? В самом здании на употребление алкоголя запрет. От тех, кто на улице, иногда веет "душком", но, как объясняют они сами – "для согрева", потому что на улице идет дождь, и ветер пробирает до костей.

Чем ближе я подходил к зданию, тем больше замечал недоверчивых взглядов людей в балаклавах и масках, обращенных на мой фотоаппарат. СМИ здесь не любят. Особенно украинские.

Я все же решился зайти в здание администрации и получить разрешение на съемку. Но снимать можно только на улице и тех, кто в масках.

Здание кипит, как муравейник. Женщин мало - в основном это медработники и "кухарки". Большинство в здании - мужчины, которые мало напоминают склонную к философствованию интеллигенцию. А еще здесь - казаки и молодежь. Очень много ребят 16-18 лет, которым это все очень нравится. Проверяют пропуска, отдыхают, пьют чай. Угостился "сепаратистским бутербродом" с чаем - вкусно.

Донбасс умер. Да здравствует Донбасс

В протестном движении сложно придумать что-то новое. Как и на Майдане, местные жители приносят протестующим консервы, свежие продукты, воду, медикаменты, одежду и одеяла. Везде бочки, на которых стоят закопченные чайники и котелки .

Люди устали и напряжены. Говоришь - прислушиваются, а потом что-то внутри них прорывается, и начинают горячо говорить о том, что стоят за весь Донбасс и никуда отсюда не уйдут. Главное слово не "Россия", а именно "Донбасс". Если нужно, каждый из них готов умереть за свою землю.

Мне трудно поверить в эту перемену среди соотечественников. Еще полгода назад они смотрели телевизор, жаловались на плохие дороги и работу ЖЭКов. Теперь это бойцы.

За несколько часов в стенах облсовета я не встретил ни одного приезжего из России. Мариуполь, Горловка, Дзержинск, Артемовск, Красноармейск. Рядом со мной стояли обычные жители Донбасса. Не киевский средний класс, отгородившийся от народа своим "достатком", а простые служащие и рабочие. И, безусловно, здесь много безработных.

Есть в здании злые сепаратисты, как об этом говорят киевские СМИ? Я не увидел. Видел только уставших и убежденных в своей правоте земляков.

Людей, которые любят свою землю. Да, немытых. Да, в касках и "балаклавах". Да, занятых приготовлением коктейлей Молотова. В своем идеализме они очень похожи на тех, кто стоял на Майдане в январе-феврале этого года. Они против коррупции, бандитов у власти и бедности.

Правообладатель иллюстрации Egor Voronov

Тот протестный потенциал, который накапливался все эти годы, наконец, вышел наружу. И эти "сепаратисты " уже выступают не за присоединение к России или за великого Путина. Они выступают против неуважения к себе, беззакония, закулисных договоренностей и определения курса страны без их участия.

Я видел армян, греков, украинцев и русских. Тех, кто осознал себя единой силой. Здесь рождается новая нация Юго-Востока. То, к чему долго призвал Киев, произошло. У жителей Донбасса проснулось чувство гордости.

Оставляя "Донецкую республику", я пережил очень противоречивые чувства. Здание областной администрации за неделю превратилось в небольшое государство, где появились свои законы, сознательное население и видение будущего Донбасса, в котором все меньше места остается олигархам и влиянию Киева.

Старого Донбасса, каким мы его знали - пассивного, терпеливого и готового все понять, больше нет.

Новости по теме