Киев: майдановцы с востока Украины просят дать им оружие

  • Темур Кигурадзе
  • Русская служба Би-би-си, Киев
Подпись к фото,

Майдан по-прежнему не готов расходиться

Лица обитателей палаточного городка в центре Киева пасмурные. И дело совсем не в дождливой погоде – майдановцы пытаются понять, что происходит на востоке страны и как власть реагирует на кризис.

Одна из палаток привлекает особое внимание. "Донецк", "Мариуполь", "Краматорск" - прохожие с улыбкой фотографируются у этих табличек на палатке, но самим её обитателям – выходцам с восточных регионов страны не до веселья.

Один из них, Валерий, показывает перемотанную изолентой дубинку, с которой он не разлучался во время всего своего пребывания на Майдане. Он говорит, что сейчас от неё мало пользы.

"Ну и что, я с этой палкой полезу на российский спецназ в Донецке? Дайте нам оружие! Дайте нам автоматы, и мы пойдем делать то, чего не может армия и спецназ", говорит он. Его слова поддерживают и другие обитатели палатки, в основном дончане.

Тут не верят в эффективность объявленной киевскими властями спецоперации и хотят взять дело в свои руки.

Доверия нет

"Все говорят Восток за Россию, Донбасс за Россию – но вот они мы, мы за Украину, помогите нам помочь вам", - говорит еще один обитатель палатки Олег.

Подпись к фото,

Майдановцы готовы сражаться за страну, но не доверяют властным структурам

У молодого на вид парня - светлые волосы и грустное лицо. Как и почти все остальные майдановцы он одет в уже изрядно поношенную военную форму. Он подчеркивает, что Майдан уже давно не получает никакой поддержки, наоборот, власти всячески стараются выдавить их из центра города. Майдановцы живут тем, что приносят им немногочисленные добровольцы и все больше чувствуют себя обманутыми.

Олег говорит, что живет в одной из деревень Донецкой области, где его ждет жена с двумя детьми. Соседи думают, что он поехал в Киев на заработки. "Если кто узнает, чем я тут занимаюсь на самом деле, им может не поздоровиться", говорит он.

Как и его соратники, Олег рвется в родные края. При этом он не спешит записываться в Национальную гвардию, которую не так давно возродили новые киевские власти. Говорит, что не доверяет ни милиции, ни внутренним войскам, которые, по его словам, "пачками" переходят на сторону людей, захвативших здания.

Подпись к фото,

"Харьков", "Мариуполь" и "Донецк" на Майдане считают, что их предали

Он показывает на портреты трех молодых людей в траурных рамках, приколотые ко входу в палатку.

"Кто обучает и командует этой гвардией? "Беркут", который убивал наших ребят? Те же МВД-шники, что давали приказ на расстрел? Ну и как я буду под ними служить?"

"Донецкая" палатка единодушно строит мрачные прогнозы – на восток Украины пришла война, и они, русские в своем большинстве, готовы идти против земляков. Именно Россию винят во всем происходящем "майдановцы".

Ещё не все спятили

Мимо другой палатки с надписью "Харьков" проходит немолодая женщина. Она кланяется ребятам в форме, подходит и представляется – женщину зовут Талина Серова, она харьковчанка, но часть её родни живет в Киеве.

"Ребята, спасибо, что вы здесь стоите. Люди должны знать, что ещё не все в Харькове спятили", - говорит она.

У Талины в Харькове свой бизнес – туристическое бюро и кафе. Она считает, что работать становится все тяжелее, и не только ей одной.

"Люди обнищали, с работой плохо. Конечно, в таких условиях многие смотрят в сторону России и ждут спасения, но это не выход".

Подпись к фото,

Семьи майдановцев с востока подчас не знают, чем те занимаются

Талина говорит, что поддерживала Майдан с самого начала и из-за этого стала очень непопулярной среди знакомых.

"А что мне делать? Ну, не хочу я под русскими жить! Продавать свое дело и переезжать? Мне уже 68 лет, я просто этого всего не вынесу!"

Из "харьковской" палатки выходит немолодой мужчина. Его зовут Александр. На мой вопрос о поддержке спецоперации он отмахивается – говорит, что это все мишура для отвода глаз.

"Восток уже поделили между собой украинские и российские олигархи. А мы тут, получается, стояли зря. Нас просто облапошили", - говорит он.

Александр напоминает, что украинскую армию собирали и оснащали всем народом. "Сколько там денег собрали для солдат? 70 миллионов? 100? Ну и где эти деньги? Да лучше бы просто купили нам оружие, и мы пошли бы защищать свои дома", - говорит он, разворачивается и уходит греться к закопченной печке-буржуйке в своей палатке.