Бойкот Игр в Лос-Анджелесе: спорт - жертва политики

  • 7 мая 2014
Американский бегун Карл Льюис празднует победу на стометровке на Олимпиаде в Лос-Анджелесе (4 августа 1984 г.) Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Олимпийский триумф американского спринтера Карла Льюиса

30 лет назад, 8 мая 1984 года, Национальный Олимпийский комитет СССР объявил об отказе от участия в XXIII летних Играх в Лос-Анджелесе.

Более 400 участников пленума НОК проголосовали единогласно. Газеты писали, что решение было "принято по просьбам трудящихся" и "дружно поддержано всеми советскими спортсменами".

Как свидетельствуют опубликованные впоследствии материалы, оно принималось руководством СССР в последний момент и не являлось прямым ответом на бойкот Московских Игр в 1980 году.

Воля Старой площади

Государственные органы и общественные организации в СССР являлись, по определению историка Михаила Восленского, законопубликующими, лишь транслируя волю партийных комитетов. Реально судьба советского участия в Олимпиаде решилась тремя днями раньше, 5 мая, на заседании политбюро ЦК КПСС под председательством генсека Константина Черненко.

"Считать нецелесообразным участие советских спортсменов в Олимпийских играх в Лос-Анджелесе ввиду грубого нарушения американской стороной Олимпийской хартии, отсутствия должных мер обеспечения безопасности для делегации СССР и развернутой в США антисоветской кампании", - говорилось в постановлении политбюро, как и все остальные, секретном.

К бойкоту присоединились 14 союзников СССР (Ангола, Афганистан, Болгария, Венгрия, Вьетнам, ГДР, Йемен, КНДР, Куба, Лаос, Монголия, Польша, Чехословакия и Эфиопия), а также Верхняя Вольта, Иран и Ливия.

Румынские спортсмены выступали на Играх под флагом МОК.

Китай, напротив, участвовал в Олимпиаде впервые после 32-летнего перерыва.

Иран и Албания бойкотировали как Московскую Олимпиаду 1980 года, так и Игры в Лос-Анджелесе.

Основным мотивом отказа было объявлено отсутствие гарантий безопасности советских спортсменов. Газеты и телевидение уверяли, что на Игры в Лос-Анджелес якобы "стекаются профессиональные гангстеры", и "полиция боится даже показаться во многих районах города".

Москва требовала от правительства США предоставить такие гарантии в письменном виде, на что американцы ответили, что это не предусмотрено практикой Олимпийского движения, и непонятно, почему для делегации СССР надо делать особое исключение.

Широко распространено мнение, что отказ от участия в Лос-Анджелесской Олимпиаде явился "симметричным ответом" на бойкот Московских игр 1980 года из-за советского вторжения в Афганистан.

Возможно, такие соображения присутствовали, однако, согласно десяткам документов, в 1980-1983 годах СССР готовился направить своих спортсменов в Лос-Анджелес и выделял на это немалые средства.

Правда, многие рекомендации ЦК и КГБ главе Спорткомитета СССР Марату Грамову носили своеобразный характер: предписывалось, прежде всего, как можно больше и по любому поводу критиковать организаторов Игр.

Так, в мае 1982 года советский вице-президент МОК Виталий Смирнов выразил неудовольствие высокими ценами на проживание в Олимпийской деревне и планами американцев разместить часть спортсменов в общежитиях местного университета.

Боязнь скандала

Тем не менее, о бойкоте речь не шла. 20 декабря 1982 года, принимая в Кремле президента МОК Хуана Антонио Самаранча, член политбюро и первый вице-премьер Гейдар Алиев заверил: "Мы готовимся к Играм в Лос-Анджелесе. И хотя до нас доходят разговоры о возможном бойкоте с нашей стороны, мы никогда не опустимся до уровня Картера".

Скорее всего, главную роль сыграло резкое обострение отношений между Москвой и мировым сообществом из-за уничтожения южнокорейского "Боинга" в сентябре 1983 года.

В комментарии по поводу отказа от участия в Играх ТАСС писал о "шовинистических настроениях и антисоветской истерии, целенаправленно возбуждаемых властями Соединенных Штатов".

Кто породил "истерию" - США или СССР, сбивший гражданский авиалайнер с 269 людьми на борту и пять дней пытавшийся скрыть сам факт трагедии - зависит от точки зрения.

Но страсти действительно накалились. Работники канадского цирка в те дни отказались обслуживать медведей, принадлежавших гастролирующей советской труппе. Виктор Суворов вспоминал, что его сына, учившегося в британской школе, одноклассники побили как русского, хотя кто-кто, но перебежчик-антикоммунист и его семья никак не отвечали за советское руководство.

Физическая угроза для делегации вряд ли существовала. На Играх присутствовали многочисленные советские корреспонденты, ничего худого ни с кем не случилось, и их безопасность власти СССР не беспокоила. Но громких антисоветских демонстраций избежать не удалось бы.

Первый тревожный звонок прозвучал в октябре 1983 года, когда делегация НОК СССР, съездив в Лос-Анджелес для ознакомления с ходом подготовки к Играм, увидела в ней одни лишь недостатки.

Советская сторона придиралась к пустякам: американцы потребовали заранее представить списки олимпийской делегации, отказались принять в Лос-Анджелесе чартерные рейсы "Аэрофлота", а предложили пересаживаться в Нью-Йорке на внутренние авиалинии (прямого авиасообщения между Москвой и Лос-Анджелесом тогда не было). Хозяева Игр, в свою очередь, могли бы уступить в таких мелочах, но, как говорится, нашла коса на камень.

Формально, инициатива исходила от Марата Грамова, который 29 апреля 1984 года направил в политбюро записку с обоснованием нецелесообразности участия в Играх. Однако, как вспоминал накануне 20-й годовщины бойкота его бывший заместитель Анатолий Колесов, "Грамов был человеком зависимым" и "на него оказывалось колоссальное давление сверху".

По мнению спортивного функционера, политическое решение принималось в последний момент, и уж конечно, не в Спорткомитете или НОК.

"Незадолго до решения о бойкоте в Праге состоялось совещание руководителей НОК соцстран, где мы вновь заявили о своей готовности выступить в Лос-Анджелесе. После него я взял недельный отпуск, а когда вышел на работу и увидел Грамова, сразу понял, что дело швах. Он был мрачнее тучи. Состоявшийся через несколько дней пленум НОК стал пустой формальностью", - вспоминал Колесов.

Усилия Самаранча

Больше всех пытался избежать олимпийского бойкота тогдашний президент МОК Хуан Антонио Самаранч - и по должности, и по внутреннему убеждению.

8 мая он немедленно попросил аудиенции у Рональда Рейгана и получил ее.

"Давайте я лично приглашу господина Черненко вместе со мной возглавить церемонию открытия Игр в Лос-Анджелесе", - предложил американский президент.

Самаранч начал горячо высказываться в поддержку этой идеи, способной, как ему казалось, спасти положение: "Если вы напишете такое послание советскому руководителю, я готов прямо сегодня вылететь в Москву, чтобы передать его".

Но вмешался один из помощников Рейгана: "Это решение весьма деликатное, господин президент. Прежде чем принять его, неплохо бы посоветоваться с госсекретарем…".

10 мая Самаранч прилетел в Москву, где четыре года назад его принимал Брежнев. На этот раз главе МОК предложили довольствоваться встречей с вице-премьером Николаем Талызиным, не имевшим к вопросам спорта никакого отношения.

По воспоминаниям Самаранча, разговор носил формальный характер. "Я знал, что из этого ничего не получится. Поехал в Москву только для истории. Я должен был показать, что сделал все возможное", - заявил он через неделю. А приватным образом, по имеющимся данным, сказал: "Пошли они к черту. Проигравшая сторона - это они".

Упущенная выгода

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Благодаря советскому лидеру американская команда безоговорочно доминировала на Играх

Впоследствии известные советские спортсмены и спортивные деятели утверждали, что с политической точки зрения было бы правильнее участвовать в Лос-Анджелесской Олимпиаде и постараться обогнать американцев по количеству завоеванных медалей.

"Я постоянно убеждал его [Грамова], что в Лос-Анджелес надо обязательно лететь, поскольку ситуация складывалась явно в нашу пользу. После Олимпиады-80 мы получили прекрасное финансирование, у нас были суперсовременные спортсооружения, оборудованные тренировочные базы. Результаты спортивного сезона-83 говорили о том, что на Играх-84 советская команда могла реально выйти на 62 золотые медали против 40 сборной ГДР и 36–38 американских. Наша победа в Лос-Анджелесе перечеркнула бы все! Игры 1988 года в Сеуле потом подтвердили мою правоту", - говорил Анатолий Колесов.

Из-за бойкота в Олимпиаде-1984 не приняли участия 125 чемпионов мира, в основном советских и восточногерманских. В их отсутствие оглушительную победу в медальном зачете одержали американцы, выигравшие 83 золотых, 61 серебряную и 30 бронзовых медалей из 221 разыгрываемого комплекта. Это рекорд в истории Олимпийского движения, который, по оценкам специалистов, вряд ли когда-нибудь будет побит.

Во время церемонии закрытия Игр американский диктор саркастически поблагодарил "товарища Черненко" за то, что он "завоевал для США больше золотых медалей, чем любой спортсмен за всю историю".

Второе место заняла команда Румынии (20 золотых,16 серебряных и 17 бронзовых медалей).

В Играх, проходивших с 28 июля по 12 августа 1984 года, участвовали 6829 атлетов из 140 стран. В отличие от Монреаля, выплачивавшего олимпийские долги до 2006 года, оргкомитет Игр в Лос-Анджелесе сумел сделать их прибыльными.

В Венгрии все спортсмены, вынужденно оказавшиеся за бортом Олимпиады-84, в 1998 году получили от правительства денежную компенсацию за моральный ущерб.

В августе в девяти социалистических странах прошли Игры "Дружба-1984" по 41 виду спорта, в которых участвовали представители примерно 50 государств, как не участвовавших, так и участвовавших в Олимпиаде, в том числе США.

Организаторы подчеркивали, что они не являются альтернативой Олимпиаде, но в спортивных кругах их рассматривали как своего рода утешительный приз для атлетов, лишенных возможности выступить на главных соревнованиях планеты. Об их предстоящем проведении в Москве объявили уже 24 мая.

Убедительную победу в медальном зачете одержала команда СССР. Несоциалистические страны были представлены спортсменами, не прошедшими квалификационный отбор на Олимпиаду.

Санкции за бойкот

После двойного бойкота известный американский медиа-магнат и общественный деятель Тед Тернер пришел к выводу о непреодолимом кризисе и расколе олимпийского движения и выступил с идеей альтернативных Игр доброй воли. Они проводятся до сих пор, но большого внимания не привлекают.

Современный олимпизм спас Хуан Антонио Самаранч, инициировав поправки в устав МОК о санкциях в отношении стран, которые попытаются бойкотировать Игры по политическим мотивам. Ныне за это полагается дисквалификация на одну или несколько будущих Олимпиад, либо даже полное исключение из МОК.

В результате за последние 30 лет имели место лишь единичные малозначительные случаи подобного рода: в 1988 году КНДР, Куба, Никарагуа и Эфиопия отказались участвовать в Олимпиаде в Сеуле; на Играх 2000 года в Сиднее не было команды Афганистана, поскольку талибы запретили спорт как таковой; на Олимпиаде-2004 в Афинах иранский дзюдоист Араш Миресмаэли отказался бороться с израильтянином Эхудом Ваксом, заработав дисквалификацию МОК и похвалу тогдашнего мэра Тегерана Махмуда Ахмадинежада.

Новости по теме