Власти Египта повели борьбу с женским обрезанием

  • 13 мая 2014
  • kомментарии
Сухер аль Батаа, жертва женского обрезания
Image caption Сухер аль Батаа стала одной из многих жертв приверженности традициям

В Египте начался первый в истории страны судебный процесс над врачом, обвиняемым в совершении обрезания 13-летней девочки, в результате которого она умерла. Вместе с ним судят и отца девочки, который привел ее в клинику. Это – первый подобный процесс в стране. По мнению властей Египта, это знаменует собой начало новой эпохи.

В июне 2013 года Сухер аль Батаа задыхалась от жары и дрожала от ужаса.

Все ее друзья в один голос говорят, что девушка была страшно напугана. Они вспоминают, как, отдавая в починку туфли, она сказала, что делает это в последний раз. Она попросила одну из своих сестер присматривать за другой.

Одной из лучших учениц школы предстояло пройти через варварский ритуал, традиционно совершаемый в летние месяцы, – женское обрезание. Она его не пережила.

"По воле Аллаха"

Сухер жила и умерла в небольшом районе на окраине города Эль-Мансура, расположенного в дельте Нила.

Вся жизнь в нем основана на вере и традиции. И то, и другое играют важную роль в сохранении калечащей традиции, от которой каждый год страдают десятки девочек-подростков.

В Египте женское обрезание запрещено законом с 2008 года, но по-прежнему широко распространено. Более того, Египет, является страной с одним из самых высоких уровней женского обрезания в мире.

Image caption 90% женщин в Египте прошли через обрезание

Через него прошли более 90% женщин в возрасте до 50 лет. И это только данные государственной статистики, в действительности цифра может быть гораздо выше.

Полное или частичное удаление наружных половых органов совершается во имя целомудрия. Немало тех, кто считают, что обрезание совершается по требованию ислама, невзирая на то, что против него выступил один из самых высокопоставленных исламских деятелей Египта – верховный муфтий.

Как правило, операции подвергаются девочки в возрасте между девятью и 13 годами, но известны случаи, когда под нож отправляли шестилетних. Борцы против практики женского обрезания в Египте утверждают, что есть неподтвержденные случаи обрезания, совершаемого над грудными младенцами.

На пороге дома, в котором жила Сухер, ее родственники яростно защищают варварский обычай, утверждая, что в смерти девочки никто не виноват.

"На то была воля Аллаха, – говорит Мохаммед аль-Батаа, дедушка умершей девочки. - Мы не держим зла на врача. Врач никого не хотел убивать. Конечно, нам жаль Сухер, и мы скорбим о ее смерти".

Image caption Дядя Сухер считает, что необрезанные девушки чрезвычайно порочны

Однако на вопрос, следовало ли подвергать девочку обрезанию, ее дядя Хассан отвечате твердо и без промедления: "Так всегда делали. Люди к этому привыкли. Без обрезания, девочки становятся слишком развратными".

Невидимая миру смерть

Бабушка Сухер, в честь которой девочка и получила свое имя, сказала нам, что она тоже прошла через эту операцию в восьмилетнем возрасте.

"Нас было четыре сестры, и нас всех обрезали в один день, - говорит она. - Каждую из нас поместили в одном углу комнаты. А потом нас напоили и накормили".

По ее словам, раньше женское обрезание делали цыгане, останавливая кровь втиранием в раны соли и пыли.

Теперь же более 70% подобных операций в Египте делают квалифицированные врачи. И это само по себе является частью проблемы. Так считает сотрудник детского фонда ЮНИСЕФ Филипп Дюмель.

"Считается, что у врача будет безопаснее, но проблема в том, что ни один медицинский факультет не учит тому, как правильно делать женское обрезание. К сожалению, приходится исходить из того, что многих девочек ожидает печальная судьба Сухер".

Дюмель считает, что точно подсчитать число жертв женского обрезания практически невозможно. Потому что причиной смерти в официальных документах часто указывается "кровотечение", или "аллергия на пенициллин".

Именно аллергию и назвал причиной смерти Сухер ее врач, Раслан Фадл Халава, когда нам удалось найти его в частной клинике, неподалеку от его дома.

Соседи Сухер говорят, что все прекрасно знают, что эта клиника известна тем, что там делают женское обрезание - иногда до десяти операций в день.

Доктор Халава заявил, что не оперировал Сухер, а всего лишь пытался вылечить бородавки, которые появились у девочки на половых органах.

Врач, явно пребывая в сильном возбуждении, поспешил заверить нас, что и пенициллин дал девочке не он, а кто-то другой. Однако прокуратура придерживается другого мнения. Против доктора Халавы и отца Сухер, приведшего ее в клинику, возбуждено уголовное дело.

Прием без записи

Противники женского обрезания утверждают, что бороться с этой практикой крайне сложно - даже в деревне, где жила Сухер и где у всех свежа в памяти ее трагическая гибель.

Image caption Мать собирается сделать маленькой Фаре обрезание, когда той исполнится 13 лет

"Смерть Сухер потрясла либерально настроенных египтян, но для ортодоксов даже ее гибель не стала поводом задуматься", - говорит Мохаммед Исмаил из местной организации, занимающейся правами женщин.

В деревне, где жила Сухер, нам пришлось столкнуться как раз с такой непоколебимой убежденностью. Одна из пожилых женщин прямо сказала, что не видит повода для нашего приезда. "После ее смерти были обрезаны еще около тысячи девочек", - гордо заявила она.

Неподалеку сидела торговка фруктами Ханан со своей малолетней дочерью Фарой. Она тоже заявила, что собирается обрезать свою кудрявую малышку, когда той исполнится 13 лет.

"Раньше-то мы были необразованными. - говорит она, - Люди приглашали цирюльников, чтобы они обрезали их дочерей. А теперь мы стали более современными. Конечно, иногда слышишь о том, что девочки гибнут. Конечно, я этого опасаюсь. Но вот запретов властей нисколько не боюсь".

Похоже, что властей не очень боятся и те, кто, собственно, делает обрезание.

Жители деревни сказали нам, что организовать эту процедуру по-прежнему легче легкого: незачем даже звонить и предупреждать о визите заранее. Можно просто прийти на прием к врачу со своими дочерьми.

Шрамы на всю жизнь

Обвинение утверждает, что уголовное дело против врача и отца Сухер символизирует начало новой эры. В действительности между принятием закона о запрете женского обрезания и первым судебным разбирательством прошло пять лет.

ЮНИСЕФ призывает правоохранительные органы Египта прилагать больше усилий. "Это – насилие над детьми, - возмущается Филипп Дюмель, - Эта операция необратима. Шрамы в душе и на теле девушек остаются на всю жизнь".

Image caption Амира - единственная в деревне, кто высказался против женского обрезания

Во всей деревне мы нашли только одного противника женского обрезания – бывшую подругу Сухер по имени Амира. Она открыто выразила свой протест, невзирая на собравшуюся вокруг нас толпу.

"Женское обрезание – это плохо. Оно никому не нужно. Оно плохо, потому что опасно", - сказала Амира.

Однако она добавила, что большинство ее друзей уже прошли через эту варварскую операцию: "Здесь у нас такой обычай. Проблема заложена в менталитете наших крестьян".

Image caption Стена кладбища, на котором похоронили Сухер

Сухер похоронили на местном кладбище, неподалеку от дома, где она жила. Амира говорит, что ее покойная подруга любила посмеяться и мечтала стать журналистом.

Борцы против женского обрезания предостерегают, что одного судебного процесса будет явно недостаточно, чтобы других юных девушек миновала трагическая судьба Сухер.