Душанбе под огнем критики из-за строительства плотины

  • 25 июня 2014
Image caption Процесс адаптации на новом месте оказался для многих песеленцев сложным

Международная правозащитная организация Human Rights Watch выступила с критикой в адрес правительства Таджикистана. Правозащитники обвиняют власти страны в массовых нарушениях прав тысяч переселенцев, покидающих родные места из-за планов Душанбе по строительству крупнейшей в регионе Рогунской ГЭС.

Официальный Душанбе называет претензии правозащитников абсурдными и однобокими, а название доклада - "На новом месте стало хуже" - некорректным.

В новом 80-страничном докладе Human Rights Watch, посвященном проблемам таджикских переселенцев, говорится, что власти страны, несмотря на обязательства по защите прав перемещенных лиц, не предоставили им достаточной помощи, которая могла бы компенсировать все расходы по строительству новых домов и создать условия для жизни и работы на новом месте. Многие семьи были практически лишены доступа к жилью, полноценной пище, воде и образованию.

"Таджикское правительство выделяет семьям переселенцев землю, но не строит жилья и не обеспечивает их достаточной компенсацией, которая позволила бы приобрести жилье, сопоставимое с тем, что они имели прежде. Неоправданным бременем стала утрата земельных наделов, которые были главным источником существования сельчан", - говорится в новом докладе Human Rights Watch.

Начинать всё с нуля

"Более 85% респондентов-переселенцев заявили, что остались без земли. В этих условиях для продолжения строительных работ они вынуждены продавать скот. Земля была главным источником получения продовольствия, а после переселения им приходится покупать продукты, в результате чего у них остается все меньше денег на другие потребности", - сказано в докладе правозащитной организации.

В настоящее время тысячи жителей Нурабадского района переселены таджикскими властями на запад и юг страны, а также в центральные районы республики. Однако процесс адаптации на новом месте оказался достаточно сложным для многих переселенцев.

Поселок Чорсада джамоата Лолазор появился в Дангаринском районе Хатлонской области Таджикистана пять лет назад. Это один из нескольких районов, куда компактно переселили жителей Нурабадского района, чьи дома окажутся после начала строительства Рогунской ГЭС под водой.

Найти этот населенный пункт оказалось просто: много новых недостроенных домов, разбросанные строительные материалы, большие пустынные участки, заросшие травой.

Было заметно, что в качестве главного строительного материала используется в основном глина. На более качественные материалы у переселенцев нет денег.

Как оказалось, у многих хозяев недостроенных домов не хватило денег на продолжение строительства, и они были вынуждены уехать в Россию на заработки, а семьи мигрантов вернулись в свои старые дома дожидаться возвращения мужчин и переселения.

"Когда нас привезли сюда, здесь было большое пустынное поле и ничего больше, никакой инфраструктуры. Нас разместили в палатках, в которых мы жили два-три года, пока строили свои дома. Мылись на улице, готовили там же. Конечно, привыкать к новому месту жительства сложно, тем более, что климат здесь отличается от того, к которому мы привыкли. Дома у нас было прохладно, здесь очень жарко", - рассказывает многодетная мать Карчигай Ятимова, одна из первых переселенок поселка Чорсада.

Карчигай Ятимова говорит, что вся ее большая семья выживает сейчас только благодаря денежным средствам, которые из России присылают четверо ее сыновей-мигрантов.

"Все приходилось начинать с нуля. Посадили деревья, разбили приусадебные участки, провели водопроводные сети, и все это за свои деньги. Если не помощь моих сыновей мигрантов, то мы бы столкнулись с огромными трудностями. Без них нам не прожить. Безработица и безземелье – главные проблемы", - замечает Карчигай.

Два часа до школы

Жители Чорсады неоднократно обращались к местным властям с просьбой выделить им земельные наделы для введения сельхозработ и решить вопрос с поливной водой, однако до сих пор этот вопрос остается открытым.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Узбекистан опасается, что новые гидрообъекты вызовут экологические проблемы в регионе

"Мы могли бы посадить картофель, пшеницу, другие сельхозкультуры и не тратили бы денег на их покупку. Местные власти заставляют нас работать на земле, а землю не дают. Нет поливной воды для орошения приусадебных участков. Как нам быть? Без земли и возможности работы на ней не прокормить себя и своих близких. Другого источника заработка у нас нет", - отмечает переселенец Абдулхамид Фаезов, заместитель главы местного махалинского совета.

Младший сын Карчигай Ятимовой тоже планирует уехать на заработки. Но молодой человек не может оставить семью в недостроенном доме. Многие семьи оказываются перед непростым выбором: оставить семью в таком положении или уехать и зарабатывать деньги на достройку дома и другие расходы.

"Приехали в Дангару всей семьей. Родители, сестры, братья, племянники. Дали денег на строительство дома - около 8 тысячи долларов. Школы в поселке нет, она только строится", - говорит Мамадрозик.

Image caption Главным строительным материалом в поселке Чорсада остается глина

По словам переселенцев, детям приходится два часа добираться до школы. Зимой школьники возвращаются домой затемно. Некоторые родители не пускают детей в школу, когда начинаются дожди.

Переселенцы жалуются на плохое качество строительных работ фирм-подрядчиков, недостаточные денежные компенсации, которых не хватает на возведение новых домов.

"Без денег, помощи и надежды"

По официальным данным переселенцам выделили от сорока до 250 тысяч сомони (от 8000 до 50 000 долларов) на строительство домов. Сумма компенсации определялась после оценки старой недвижимости.

Но как отмечают переселенцы, их дома были построены десятки лет назад, еще в советские времена, и нынешняя их стоимость не может компенсировать строительство новых домов.

В поселке Чорсада Дангаринского района живут сейчас полторы тысячи переселенцев. Большинство из них просят власти обратить внимание на их проблемы. Преподаватель Салима, переселенка из Нурабада, перебралась в джамоат Лолазор три дня назад.

Image caption Большинство переселенцев просят власти обратить внимание на их проблемы

"Вот нам залили фундамент. Мы на выделенные средства построили дом, просто голые стены. Теперь нужны средства для внутреннего ремонта. Но появилась еще одна проблема - земля в здешних местах засолена, и соль буквально съедает дом. Этот дом нужно будет каждый год ремонтировать, а у нас нет денег даже на ремонт сейчас . На учительскую зарплату я точно ничего не смогу сделать. К властям обращалась - обещали подумать", - сокрушается Салима.

Сами таджикские власти не согласны с прозвучавшей в свой адрес критикой. Директор зоны затопления Рогуна Сами Шариф назвал заявления правозащитников абсурдными, заявив, что данные доклада однобоки и не учитывают заслуг правительства страны.

"Правительство страны выделило 202 миллиона сомони на создание инфраструктуры и более ста миллионов на выплату компенсаций (41 и 20 млн. долларов). Но переселенцы хотят строить себе добротные дома из качественных стройматериалов, рассчитанные не на десять–пятнадцать, а на сто лет. Это обходится дороже. Есть, конечно и проблемы, но они незначительны", - подчеркнул Сами Шариф.

Несогласие в регионе

Последние пятнадцать лет Таджикистан страдает от жесткого дефицита электроэнергии. Бесперебойно электроэнергия подается лишь в Душанбе и в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО).

Остальная часть республики, особенно сельские регионы, ежегодно отключаются от электроснабжения по 12-16 часов в сутки, по 7-8 месяцев в году.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане называют проектом века

Примерная стоимость Рогунского проекта оценивается в сумму от 2 до 6 миллиардов долларов.

Инвестиции для него найти будет гораздо легче, если свое согласие на возведение гидроэлектростанции даст Узбекистан, который также зависит от протекающих через Таджикистан рек.

Однако правительство Узбекистана выступает против ряда водно-энергетических инициатив соседних Таджикистана и Киргизии. Узбекистан опасается, что новые гидрообъекты вызовут серьезные экологические проблемы в регионе и приведут к нехватке воды для потребления и орошения в странах низовья – Узбекистане, Казахстане и Туркменистане.

Позиция Узбекистана является решающей для многих потенциальных инвесторов. Пока Ташкент не поддержал ни один энергетический проект в Таджикистане.

Новости по теме