В Бостоне отбирают присяжных по делу друга Царнаева

  • 1 июля 2014
Азамат Тажаяков Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Азамат Тажаяков намерен защищать себя сам, хотя адвокаты этого не советуют делать

В Бостоне начался отбор присяжных на процессе 20-летнего гражданина Казахстана Азамата Тажаякова, который обвиняется в сокрытии вещественных доказательств по делу своего однокашника Джохара Царнаева, ожидающего суда по обвинению в организации и проведении взрывов на финише бостонского марафона в прошлом году.

Теоретически Тажаякову грозит до 25 лет лишения свободы.

Слушающий его дело федеральный судья Дуглас Вудлок должен отобрать 12 присяжных основного состава и собирается добавить к ним 6 запасных. Прения сторон в суде, которые начнутся 7 июля, должны занять две-три недели.

В первый день в суд были вызваны 225 кандидатов в присяжные, которых попросили заполнить длинные вопросники. Во вторник в суд явятся еще несколько сот кандидатов. В общей сложности предполагается рассмотреть чуть ли не 600 кандидатур.

Сделка

На прошлой неделе адвокат Тажаякова Мэтью Майерс поведал журналистам, что прокуратура предложила его подзащитному стандартную сделку: Тажаяков признает себя виновным, а прокуратура взамен требует для него у судьи менее строгое наказание.

Подавляющее большинство федеральных дел в США заканчиваются именно таким образом. Обычно сделку предлагает сторона обвинения.

Обвиняемые, которые все же отвергают такой вариант, делают это по ряду причин.

Одни считают предложение прокуратуры недостаточно щедрым. Например, россиянину Виктору Буту, по моим сведениям, предложили в обмен на признание вины 30-летний срок. Он решил попытать счастья на процессе, был признан виновным и получил 25 лет.

Другие непоколебимо уверены, что выиграют дело, и не видят резона сдаваться прокуратуре без боя. Таков, очевидно, случай Тажаякова. По словам Майерса, тот считает, что ни в чем не виноват, и уверен, что прокуратуре не удастся доказать обратное.

Тажаяков и его подельник Диас Кадырбаев, чей суд назначен на начало сентября, первоначально въехали в США по студенческим визам, которые у них истекли, так что перед арестом они находились в стране незаконно. Их арестовали за визовые нарушения 20 апреля прошлого года, через пять дней после того, как Джохар и его старший брат Тамерлан Царнаев, по версии обвинения, взорвали в толпе на финише марафона скороварки с дымным порохом от фейерверков, убившие троих и ранившие 264 человека.

После ареста Тажаякова и Кадырбаева долго допрашивали в полицейском участке без адвокатов, от которых молодые казахи, по словам властей, добровольно отказались. Сейчас защита требует исключения из материалов дела заявлений, сделанных тогда обвиняемыми.

Судья заявил, что даст ответ после окончания отбора присяжных. Если он уважит защиту и не даст прокуратуре ознакомить присяжных с заявлениями Тажаякова на этом первом допросе, это осложнит задачу обвинения.

Вполне вероятно, что трудоемкий процесс отбора присяжных в этом случае придется провести заново, а уже отобранных распустить по домам.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Третьему обвиняемому по делу Царнаева - Филлипосу - грозит до 16 лет тюрьму

Третий обвиняемый по этому делу, однокашник и ровесник казахов Робел Филлипос, которому инкриминируются ложные показания следователям ФБР, теоретически может получить до 16 лет. Его будут судить в конце сентября. В отличие от казахов, американский гражданин Филлипос выпущен на свободу под залог.

Кумискали

Сообщается, что показания против Тажаякова даст на процессе девушка Кадырбаева Баян Кумискали. Его защитники Майерс и Николас Вулджридж попросили судью предупредить присяжных, что к ее показаниям следует относиться особенно осторожно, поскольку взамен прокуратура обязалась не привлекать ее к суду по этому делу.

Защита будет доказывать, что Кумискали пытается выслужиться перед прокурорами и поэтому наговаривает на подсудимого.

Вулджридж в этой связи многозначительно отмечает, что у таких свидетелей "может быть причина рассказывать сказки или преувеличивать, чтобы помочь самим себе".

По словам Аркадия Буха, в чьей адвокатской конторе работает Вулдридж, Тажаяков намеревается дать показания на собственном процессе.

Обычно адвокаты заклинают своих подопечных этого не делать, опасаясь, что те будут плавать на перекрестном допросе. Но Бух говорит, что Тажаяков ждет не дождется возможности "выступить на процессе и сказать правду... что он ни в чем не замешан".

Вероисповедание

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Самый большой интерес в США вызывает процесс по делу самого Джохара Царнаева

Казахи обвиняются в том, что они унесли из комнаты Джохара Царнаева в общежитие его рюкзак, ноутбук и фейерверки, уже зная в тот момент, что их однокашник подозревается в теракте, произошедшем за три дня до этого. По словам обвинения, Кадырбаев выбросил вещдоки в мусорный бак рядом с домом.

Впоследствии их обнаружили на местной свалке.

Стороны заранее представили судье списки вопросов, на которые сейчас отвечают кандидаты в присяжные.

В частности, защита хотела знать, пострадали ли они, их родные или знакомые физически, морально или психически в результате бостонских взрывов, имеют ли они уже сложившееся мнение по поводу виновности Тажаякова и не считают ли, что мусульмане более склонны совершать преступления, чем люди других вероисповеданий.

Прокуратура возражает, что последнее излишне, поскольку она не собирается затрагивать на суде вероисповедание Тажаякова.

Новости по теме