Донбасс: фотопутешествие в прошлое

  • 1 июля 2014

Чем жил Донбасс до начала вооруженного конфликта? Как получилось, что этот рабочий регион вдруг превратился в горячую точку на карте Европе? Об этом - фоторепортаж о Донбассе молодой фотохудожницы из Алчевска Валерии Мироненко.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

Три года назад Валерия переехала жить в Северную Америку, но в Донбассе осталась ее семья. Во время одной из поездок на родину у Валерии родилась идея запечатлеть жизнь на востоке Украины такой, какая она есть. После того, как она пожила в Америке, множество интересных деталей открылось для нее в родном Донбассе.

Так она создала целый фотопроект. Про ее снимки часто говорят, что они были сделаны много лет назад, но Валерия заверяет, что в действительности большинство кадров она сняла прошлым летом.

Все из-за того, что Донбасс, по ее словам, словно застыл в советской эпохе. За 20 лет там почти ничего не изменилось, особенно в рабочих поселках, таких как Алчевск и Первомайск.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

На фотографиях Валерии много пожилых людей. Молодежь уезжает в большие города, где можно заработать не только физическим трудом.

К тому же, по убеждению художницы, старшее поколение - наиболее активная часть местного населения. Они ходят на выборы, участвуют в митингах, следят за новостями. Получается, что судьбу Донбасса в основном решают люди, родившиеся в 50-60-х годах прошлого века, говорит Валерия.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

На снимке вверху - интерьер дома одной алчевской бабушки. Валерия общалась с такими, как она, готовя фотопроект о ветеранах. Она рассказывает, что большинство этих людей живут очень бедно: пожилая женщина предложила гостье чаю, но оказалось, что сахара дома нет.

Надписи ручкой на обоях - это номера телефонов. Бабушка - единственная, у кого в подъезде все еще есть телефон, поэтому соседи приходят к ней, когда нужно вызвать скорую или позвонить кому-то, и записывают номера прямо на стене.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

Квартиры здесь давно не видели ремонта и новой мебели. Жилье этого мужчины "украшено" газетами и рекламными буклетами, окна закрыты досками, чтобы было теплее - зимы на Донбассе хотя и по большей части бесснежные, но холодные.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

Наверное, когда-то это было самое красивое здание в Алчевске. У многозального кинотеатра, построенного немецкими пленными после Второй мировой, была своя изюминка - в центральном зале висел огромный портрет Сталина, от чего создавалась иллюзия, будто советский правитель спускается по лестнице. Сейчас кинотеатр в аварийном состоянии и не работает. Но его сторож до сих пор убежден, что народу нужна "сильная рука", как у Сталина.

В этом со сторожем согласны многие на Донбассе, рассказывает Валерия, и примером сильной руки считают Владимира Путина.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

Такие киоски - это еще одна общая черта городов региона, напоминающая об их советском прошлом. Торговля и малый бизнес в Донбассе не так развиты, как, например, на западе Украины, отмечает Валерия. По ее словам, большинство людей здесь работают "в секторе на зарплате".

В этом, по ее словам, настоящая разница между жителями востока и запада Украины, в отличие от большинства надуманных поводов для вражды: люди действительно по-разному зарабатывают деньги, и у них различаются картины повседневной жизни.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

Каждая железнодорожная станция в Донбассе ознаачает завод и поселение, возникшее вокруг него. Поражают масштабы этих советских гигантов. В США или Канаде таких заводов не найти, говорит Валерия, которая в последнее время жила в основном в этих странах.

Большую часть площадей этих гигантских сооружений перестали использовать, а когда завод останавливается полностью, город вблизи него понемногу вымирает. Задержка зарплаты на таком предприятии внезапно становится ощутимой для всех жителей. Несмотря на прочные стальные опоры, это очень хрупкий организм.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko
Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

Когда завод останавливается, людям не остается ничего другого, кроме как пойти работать на нелегальную шахту - копанку. Если взглянуть на Донбасс из космоса, можно увидеть, что такими шахтами, как лунными кратерами, разрыто все. Большинство расположено далеко в степи.

Побывав у такого отверстия в породе, сначала трудно поверить, что для людей это просто вход на работу, делится впечатлениями фотохудожница. "Ты садишься и едешь неизвестно куда", - говорит она.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

С помощью автомобиля людей спускают в шахту - за породой. "Москвич" - это роскошь, говорит Валерия, обычно для этого используют двигатель от мотоцикла. Здесь даже есть собственный "профессиональный язык": дважды дернуть за трос - ванна, полная угля, трижды - перекур. Так общаются между собой те, кто на поверхности, и те, кто под землей.

Но работать на копанке, по словам горняков, все равно лучше, чем на легальной шахте: во-первых, не надо платить взятки, чтобы устроиться; во-вторых - зарплату платят ежедневно. К тому же, работать приходится намного ближе к поверхности.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko
Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

Шахты Донбасса - действительно страшное место. Их глубина нередко достигает километра. Спустившись, еще 5-7 километров нужно идти к месту выработки, неся на себе оборудование. Единственный свет вокруг - это фонарики на головах шахтеров. А затем - лезть в выработку всего 80 сантиметров высотой. И так каждый день ...

Бывает, что этот уголь не покидает пределов склада, поскольку его стоимость из-за такой тяжелой работы людей становится слишком высокой, говорит Валерия. Большая часть оборудования на шахтах давно устарела, и чтобы продолжать работу, его нужно немедленно модернизировать.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko
Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

У доменной печи еще страшнее, чем в шахте. В шахте тихо, а в печи - реки раскаленного чугуна, все стучит, говорят рабочие. Печь на фото - одна из крупнейших в бывшем СССР. Когда находишься рядом, лицо буквально обжигает, рассказала автор снимков.

Правообладатель иллюстрации Valeriya Myronenko

Коксохимический завод в Алчевске. Рабочие здесь получают доплаты "за вредность" и жилье.

Валерия Мироненко рассказывает, что возможное распространение стандартов Евросоюза на такие предприятия в сознании местных людей означает конец всему. Здесь боятся, что их закроют, что "все отберут", и будет нечем кормить жен и детей. Именно поэтому, по словам Валерии, Майдан на Донбассе считали проблемой.

Хотя донбасская жизнь со стороны выглядит не очень привлекательно, в ней местные жители находят стабильность, которую так ценят в регионе, добавляет Валерия Мироненко.

Фото: Валерия Мироненко. Текст: Валерия Мироненко и Роман Лебедь.