Москва ставит на затягивание конфликта в Донбассе

  • 27 августа 2014
  • kомментарии
Рукопожатие Владимира Путина и Петра Порошенко в Минске 26 августа 2014 г. Правообладатель иллюстрации AP

Переговоры президентов России и Украины в Минске 26 августа, как и ожидалось, результатов не дали.

Накануне саммита Таможенного союза с участием президента Украины и представителей ЕС внимание наблюдателей было едва ли не целиком поглощено второстепенной и внешней деталью: пожмут Путин и Порошенко друг другу руки, или нет. Пожали.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев призвал коллег провести личную встречу, "чтобы, глядя друг другу в глаза, понять, что происходит, и принять решение". Провели, и беседовали около двух часов.

Однако, по словам сопровождавшего Путина в поездке обозревателя газеты "Коммерсант" Андрея Колесникова, хотя Порошенко и употреблял в ходе встречи русский, лидеры говорили на разных языках.

Заявление главы внешнеполитического ведомства Евросоюза Кэтрин Эштон, что беседа получилась откровенной и позитивной, следует, вероятно, отнести на счет дипломатической вежливости.

Судя по высказываниям президентов, стороны остались на своих позициях.

Демонстрация миролюбия

Путин предложил содействие в организации переговоров между Киевом и сепаратистами при условии прекращения огня, что означало бы закрепление де-факто независимого существования Донецкой и Луганской областей.

Порошенко настаивал на претворении в жизнь своего мирного плана, выдвинутого в июне: разоружение повстанцев и самоликвидация их "республик" в обмен на автономию, досрочные выборы губернаторов, официальный статус русского языка, экономическое восстановление региона и амнистию участникам боевых действий. Правда, вскользь заметил, что готов рассматривать и другие варианты.

По оценкам аналитиков, Москва и Киев не созрели до существенных уступок друг другу, и согласились на встречу, в основном, ради демонстрации миролюбия.

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики Тимофей Бордачев полагает, что в глазах Путина "Порошенко - не тот партнер, с которым нужно обсуждать вопросы мира", и российский президент желает решать их с Бараком Обамой.

Имперский подход существует в традициях советской и российской дипломатии. В 1950-х годах Москва настойчиво пыталась обсуждать проблемы Западной Германии с американцами, а в ответ на их замечания, что ФРГ, мол, суверенное государство, к ним и обращайтесь, отвечала: не морочьте нам голову, а прикажите своим марионеткам!

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Петр Порошенко не добился от российского коллеги никаких конкретных обещаний

Непонятно, с какой стати вашингтонская администрация изменила бы вдруг своим принципам и заключила за спиной Украины некую закулисную сделку с Москвой. Над американцами, так же как над европейцами, как говорится, не каплет.

Однако не каплет и над Путиным. Во всяком случае, судя по его действиям, похоже, что он именно так и думает.

В Минске российский президент говорил в основном об экономических последствиях евроинтеграции Украины. Урегулирование вооруженного конфликта, по его словам, "это дело самой Украины, Донецка, Луганска".

Скорее всего, неспешность и нарочитое самоустранение объясняются не ожиданием каких-то шагов от Запада, а реальной обстановкой на востоке Украины.

В недавнем интервью Русской службе Би-би-си киевский политолог Сергей Таран высказал мнение, что повлиять на позицию Путина могут только успехи украинской армии. Но их-то как раз и не видно.

Военная ситуация

Информация из зоны боев поступает противоречивая, и, по понятным причинам, трудно поддающаяся проверке.

Не далее, как сегодня представители сепаратистов заявили об окружении пяти тысяч украинских военнослужащих возле населенных пунктов Оленевка, Успенка и Амвросиевка.

По всем канонам военной науки, во избежание прорыва численность войск в кольце должна значительно превосходить количество окруженных. Сколько же людей воюют на стороне повстанцев? Вряд ли целые дивизии.

Остается предположить, что, либо попавших в "котел" в разы меньше, либо положение в районе никому не известных Оленевки и Успенки напоминает старый анекдот: "Я медведя поймал! - Так тащи его сюда! - Да он не пускает!".

С другой стороны, украинское командование доложило об "уничтожении" за последние дни 225 бойцов самопровозглашенной ДНР. Как это они так точно подсчитали?

Известно, что, если сложить заявленные потери вермахта из ежедневных сводок Совинформбюро, то к середине 1943 года в Германии вообще должно было кончиться население.

Вместе с тем, в сухом остатке возникает впечатление, что обстановка складывается не в пользу Украины, и время работает не на нее.

Помощь сепаратистам, очевидно, оказывается в таком объеме, что победить их украинская армия не в силах.

На что рассчитывает Москва?

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Сепаратисты хорошо вооружены и экипированы

Страна, не являющаяся тоталитарной диктатурой, без постоянного притока положительных новостей с фронта долго сражаться неспособна.

В России периода Первой мировой войны, и в США во время вьетнамской кампании через какое-то время наступил перелом настроений: не можете победить, так кончайте это дело на любых условиях!

Конечно, терпение жителей юго-востока тоже не безгранично, особенно по мере приближения зимы. Но у сепаратистов за нелояльность можно и пулю схлопотать.

В таких условиях массовые выступления с требованием мира маловероятны. Скорее, граждане будут реагировать "ногами" - дальнейшим массовым исходом из зоны боев.

Остается открытым вопрос, кто будет заниматься восстановлением Донбасса в случае его де-факто отделения от Украины. Запад помогать не станет, а России дай бог найти деньги для Крыма, при том, что населения в Донецкой и Луганской областях впятеро больше. Но об этом борцы за "русский мир", похоже, не думают.

Судя по всему, на это сегодня и ставят в Москве.

Российское руководство заняло выгодную позицию: отрицать поддержку "ополченцев", делать вид, что оно ни при чем, и ждать дальнейшего развития событий.

Вырисовываются два сценария, одинаково неприятных для Киева: либо "украинская Чечня", то есть затяжная война, держащая страну в напряжении и нестабильности, вытягивающая из нее силы и раскалывающая общество, либо "украинское Приднестровье" - если придется махнуть рукой и отступиться.