Народный протез: раненые полагаются на волонтеров

  • 24 сентября 2014
Сергей

Понедельник, 4 августа, стал для уроженца Житомирской области Сергея Гордийчука днем, который разделил его жизнь на "до" и "после".

35-летний отец двоих детей воевал в составе регулярной украинской армии на Донбассе. В тот день, рассказывает он, его подразделение стояло возле села Мариновка, в нескольких километрах от российской границы, когда солдат начали обстреливать из "Града". Сергей говорит, что стреляли с территории России.

Осколком его ранило в левую руку и грудную клетку. С поля боя вывозили полтора часа. Сначала отправили в мобильный госпиталь, затем - вертолетом в Днепропетровск.

Спасти руку не удалось, ее ампутировали по самое плечо. После лечения в Киеве Сергей ждет, пока культя заживет, чтобы приладить к ней протез. На это потребуется около трех месяцев, а на протез - 377 тысяч гривен, это при условии, что доллар больше не будет расти. Более половины этой суммы уже удалось собрать за счет пожертвований.

Государство готово заплатить за Сергея только 65 тысяч гривен, если он соберет все необходимые справки, в том числе и об участии в АТО. Теоретически этих денег тоже может хватить на искусственную руку, но тогда у мужчины будет так называемый тяговый протез, само название которого намекает на допотопную конструкцию.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption В начале сентября раненых украинских солдат отправили на лечение в Германию

Гордийчук, как и подавляющее большинство пострадавших на войне, рассчитывает на более современные средства, например, миоэлектрический протез. Это технология, которая считывает с культи напряжение мышц, усиливает их и превращает в механические движения.

Солдат посчитал, что ему не хватает еще 130 тысяч гривен. Протезы ног обычно стоят немного дешевле, но порядок сумм такой же: сотни тысяч гривен.

Оксана Косова, мать 20-летнего десантника Юрия Весельского, которому ампутировали ногу, рассказывает, что не тратит времени на сбор документов для социальной помощи. Она рассчитывает только на пожертвования.

Мать солдата рассказывает, что имела возможность лично спросить одного из высших чиновников, когда именно им смогут выделить обещанные деньги, однако не получила четкого ответа.

"Через полгода, через три года или через десять лет - вообще никаких приблизительных сроков никто не назвал. Поэтому мы решили, что на государство сейчас надежды нет. Надо искать [деньги - Би-би-си] уже, потому что, чем раньше он встанет на протез, тем больше шансов, что он сможет на нем ходить", - говорит женщина.

Ее сына будут протезировать ближе к Новому году.

Волонтер Наталья Юсупова - одна из тех, кто собирал помощь для сына Оксаны Косовой и других раненых военных. Она говорит, что государство помогает раненым солдатам части "в пределах госпиталей и врачей".

"Одевает армию народ, помогает лечиться и на протезы собирает тоже народ. Пока таких случаев, чтобы государство оплатило [сложный протез - Би-би-си], я не видела, - говорит Юсупова. - Они не просто хотят поставить себе какую палку, чтобы передвигаться. Ребята молодые. Они хотят, чтобы протезы были функциональны, чтобы нормально себя чувствовать".

Некоторые из раненых отказываются собирать документы для государственной помощи, рассчитывая только на помощь рядовых украинцев.

Бюрократия

Многие волонтеры, которые помогают собирать деньги раненым, уверены, что государство может и должно делать больше.

Image caption В телефоне раненого Сергея Гордийчука вместо гудков вызова играет гимн Украины

Среди главных проблем называют бюрократию и коррупцию в министерстве социальной политики. В самом ведомстве, куда Украинская служба Би-би-си обратилась за комментарием, эти обвинения отрицают.

Алексей Краснощеков, основатель волонтерской сети pidmoga.info, сам пользуется протезом. Он говорит, что, чтобы получить государственную помощь на сложный протез, который нужен большинству раненых бойцов, солдатам нужно "пройти все круги бюрократического ада", собрав кучу документов, среди которых - статус участника боевых действий и выдержки из военных приказов.

По словам Краснощекова, если стоимость протеза превышает предельно допустимую, этот вопрос рассматривает специальная комиссия при министерстве соцполитики. Этот орган, по его данным, возглавляет чиновница министерства Светлана Петруша.

Однако другой активист, Александр Морозов из украинского центра реабилитации ветеранов Афганистана, говорит, что такая комиссия не предусмотрена никаким законом.

"Они сами себе вместо законов издают приказы в министерстве... и заставляют инвалидов и производителей протезов подчиняться этим приказам", - говорит он.

Еще одна преграда для людей с инвалидностью, и не только военных, - сертификация комплектующих на Украине, которая, по словам волонтеров, совершенно не нужна.

Дело в том, что многие протезы собираются на Украине, но из деталей, купленных за рубежом. Министерство соцполитики требует, чтобы эти детали прошли сертификацию на Украине, тогда как волонтеры говорят, что соответствие этих устройств международным стандартам гарантируют сами производители.

Дополнительная сертификация, говорят они, делает протез более борогостоящим и затягивает процедуру его получения.

"Клуб по интересам"

"Законодательство, регулирующее эти процессы, более или менее нормальное, но способ исполнения этих законов ненормальный и коррупционный", - заключает юрист Сергей Мокренюк из "Демократического альянса".

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Украинцы пожертвовали значительные суммы на лечение раненых солдат

Кроме законов, говорит он, чиновники руководствуются постановлениями Кабмина, приказами Минсоцполитики, указаниями и письмами. "И на основании этих бумажек создаются дополнительные преграды, которых сам закон не требует", - утверждает юрист.

С ним соглашается и Александр Морозов из Центра реабилитации афганцев: "Чиновники создали клуб по интересам, где в основу системы обеспечения инвалидов протезами в первую очередь заложены их интересы".

"Чиновники, - уточняет Морозов, - это руководство департамента социальной защиты Минсоцполитики, а также руководители государственных учреждений, которыми занимается министерство - Харьковского НИИ протезирования и промышленного объединения "Укрпротез".

"Как бы мы ни говорили о демократии, о том, что мы избавились от тех, кто мешал нам жить - нет, не избавились. В социальной сфере это корни очень глубоки", - говорит активист.

Министерство социальной политики через свою пресс-службу направило Украинской службе Би-би-си письменный ответ на обвинения активистов.

В министрестве говорят, что с 2012 года действует новый механизм обеспечения людей с инвалидностью средствами реабилитации, который позволяет пациенту самому выбирать модель и производителя протезов.

Новый подход, пишут в ведомстве, "кардинально изменил ситуацию", повысил эффективность помощи и помог избежать коррупции при проведении тендеров.

Инвалиды обеспечиваются средствами реабилитации по индивидуальной заявке, а государство оказывает финансовую помощь на приобретение этих средств, перечисляя деньги предприятиям, которые выполнили заявки инвалидов.

Министерство социальной политики

"Инвалиды обеспечиваются средствами реабилитации по индивидуальной заявке, а государство оказывает финансовую помощь на приобретение этих средств, перечисляя деньги предприятиям, которые выполнили заявки инвалидов", - сообщают в Минсоцполитики.

Чтобы производители протезов были в равных условиях и соответствовали квалификационным требованиям, при министерстве создали экспертную комиссию, которая проверяет их деятельность, пишет пресс-служба ведомства.

"Указанную комиссию возглавляет председатель, который организует ее работу", - говорится в ответе министерства, которая занимает 2,5 страницы. Там уточняют, что обычно это заместитель министра, однако фамилии нынешнего руководителя комиссии не называют. Найти эту фамилию на сайте министерства также не удалось.

Имеет ли комиссия право определять, кому и сколько денег выделить на протез, как об этом говорят волонтеры, в пресс-службе не уточнили.

В министерстве также настаивают, что сертификацию комплектующих проводят согласно 26-й статье закона "О реабилитации инвалидов в Украине". Эта статья запрещает продавать реабилитационные средства без сертификата.

"На государство и не надеялся"

В частных разговорах волонтеры предупреждают, что большинство раненых солдат не готовы жаловаться журналистам на государство. Все же они лежат в государственных госпиталях, где их лечат государственные врачи, а некоторые из них рассчитывают и на государственную материальную помощь.

В телефоне раненого Сергея Гордийчука, которому нужен протез левой руки, вместо гудков вызова играет гимн Украины.

Сергей рассказывает свою историю не очень охотно и не желает вдаваться в подробности по поводу длинного списка документов, которые нужно собрать, чтобы получить от правительства свои 65 тысяч гривен.

Когда солдат слышит вопрос о том, в обиде ли он на государство, которое, послав его на войну, теперь не готово заплатить всю сумму за протез, он неловко замолкает: "Как вам сказать... Здесь получается, что никто никому не должен. Я, честно говоря, на государство и не надеялся. Я принял все, как оно есть".

Новости по теме