Споры о геноциде: от Холокоста до Донбасса

  • 2 октября 2014
Человеческие кости и черепа в нацистском концлагере "Майданек" Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Геноцид, устроенный нацистами в годы Второй мировой войны, - это факт, который мало кто ставит под сомнение

Геноцид - страшное явление, от которого люди страдают тысячи лет, как это ни странно, официально стало считаться тягчайшим преступлением против человечества относительно недавно.

Термин "геноцид", введённый в обиход польским юристом еврейского происхождения Рафаэлем Лемкиным, получил международный правовой статус уже после Второй мировой войны, в декабре 1948 года.

"Обратиться к этой теме Лемкина побудил геноцид армян в Турции, - рассказывает доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Олег Будницкий, - и случай, когда армянский студент [в 1921 году] застрелил в Берлине Талаата-пашу, который считался одним из организаторов геноцида".

Лемкин, который был тогда студентом университета во Львове, спросил своего профессора: "Почему надо было убивать этого Талаата-пашу, когда его следовало судить?" На это профессор ему ответил: "Если вы у себя во дворе зарежете курицу, то это ваше дело".

"Именно так на тот момент и обстояла ситуация с международным правом, - рассказывает историк. - Все понимают, какие безобразия происходят внутри страны, но нет законов, на основании которых виновных можно судить".

Лемкин, эмигрировавший в США в 1941 году, сформулировал понятие и определение геноцида во время Второй мировой войны, "когда уже стало понятно, что происходит с евреями - хотя некоторые делали вид, что не знают, не понимают", говорит Олег Будницкий.

Впервые общественность услышала этот термин в Нюрнберге во время чтения приговора нацистским преступникам. Однако, поскольку его статус тогда еще не был утвержден, слово "геноцид" прозвучало только в мотивировочной части приговора.

В международный лексикон понятие геноцид вошло с принятием Конвенции ООН, которая определяет его как "действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую".

Расплывчатое определение

Из известных фактов геноцида XX века, которые не оспариваются большей частью мирового сообщества, можно привести Холокост и убийства нацистами цыган, зверства режима Пол Пота в Камбодже, геноцид в Руанде, расправу над курдами, совершенную войсками Саддама Хусейна, резню боснийских мусульман боснийскими сербами в Сребренице; туда же можно отнести массовое убийство армян в Османской империи.

Этот список - далеко не полный; впрочем, как бы ни были убедительны доказательства совершенных злодеяний, всегда найдутся те, кто готов вступить по этому поводу в ожесточенный спор.

"Есть специальные международно-правовые акты, там дано определение геноцида, но, к сожалению, оно расплывчато и критикуется за неконкретность, - объясняет доктор юридических наук, профессор, заместитель декана международно-правового факультета Московского государственного института международных отношений (МГИМО) Алексей Малиновский. - Чтобы подпадать под это определение, неясно, насколько массовыми должны быть убийства; допустимы ли другие мотивы, кроме мотива принадлежности к определенной нации, расе?"

"Но речь идет ещё и о вопросах доказуемости, - продолжает юрист. - Например, если будет доказано, что конкретная группа была убита только из-за того, что она принадлежала к конкретной нации и именно по признаку этой нации - тогда всё просто. Если есть какие-то другие обстоятельства, то мотивация преступника на геноцид будет, конечно, размываться. А если есть полимотивация, то есть несколько мотивов, то здесь, возможно, другой состав преступления".

Средство политической борьбы

К счастью, по сравнению с предшествующим столетием в XXI веке жертв кровавых режимов стало меньше, а вот обвинений в геноциде - больше; иногда такие обвинения используются и как средство политической борьбы.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption На Нюрнбергском трибунале термин "геноцид" прозвучал в мотивировочной части приговора

Например, на Украине при президенте Викторе Ющенко активно велась кампания за признание массового голода на Украине - Голодомора - в начале 1930-х годов геноцидом украинского народа.

В России три года назад нынешний министр культуры Владимир Мединский пытался инициировать постановление Госдумы о геноциде русского народа большевиками при подавлении восстания в Тамбове в 20-х годах прошлого века.

А в 2008 году российские следственные органы возбудили дело против грузинских властей, обвинив их в геноциде народа Южной Осетии.

Грузия не осталась в долгу: в 2011 году ее парламент принял резолюцию о признании геноцида черкесов, осуществленного Российской империей.

Последним по времени случаем предъявления обвинений в геноциде стало возбужденное Следственным комитетом России уголовное дело по фактам убийств русскоязычных мирных жителей на востоке Украины, в чем, как утверждают в Москве, виновны новые киевские власти.

До международного суда уровня Гааги подобные обвинения пока не доходили.

"Если брать конкретно по Украине - те раскопки захоронений - если будет доказано, что все убитые - русские, и убиты они по мотиву того, что они этнические русские - не потому, что они сопротивлялись власти, или ещё по какому-то мотиву, - то это будет классический пример геноцида русского населения", - допускает профессор Алексей Малиновский.

Но, в любом случае, доказать, что имел место геноцид, будет очень сложно, - говорит юрист. - Этот состав [преступления] проблематично применяется, а в утвержденном Римским статутом Международном уголовном суде - ещё сложнее. К тому же, как правило, очевидцев нет. То же самое было с Милошевичем".

Впрочем, предъяви Украина России аналогичные встречные обвинения - доказать их будет тоже непросто.

"К сожалению, нет ответов на эти вопросы, тут не получается - "вот, мы решили, обозначили, что такое геноцид, и всё проще простого", - резюмирует Алексей Малиновский.

"Неправильный" образ жизни

Возможностей выдвигать в адрес неприятеля обвинения в геноциде было бы еще больше, если бы в его определение вошли действия, направленные против групп, идентифицированных по политическим или социальным признакам.

Именно такой вариант включала в себя первая редакция Конвенции ООН, но она была отвергнута по настоянию СССР и еще нескольких стран.

"Что касается политического аспекта, то понятно, почему Советский Союз против этого выступал, - говорит историк Олег Будницкий. - В той стране истребляли и преследовали своих противников по политическим мотивам, и советские представители боялись, что это может быть обращено против СССР".

Получается, что, если строго придерживаться буквы Конвенции, то обвинить, к примеру, нацистов в геноциде цыган будет не так-то просто.

"Цыган нацисты истребляли по социальным критериям. Евреев - по расовым, а цыган - не за то, что они родились цыганами, а за то, что они кочуют, у них нет определенной профессии, словом, ведут "асоциальный" образ жизни, - объясняет Олег Будницкий.

"Теоретически, если цыган живет в городе, носит цивильный костюм, паяет кастрюли или лечит зубы и так далее, то уже вроде нацистами считалось, что его можно не убивать. Хотя, на самом деле, убивали цыган независимо от того, какой образ жизни они ведут", - уточняет историк.

Геноцид или нет?

Доктор юридических наук, профессор Алексей Малиновский - о том, что считать геноцидом.

Би-би-си:Если в суде будет установлено, что убийство совершено по разным мотивам - и по этническому признаку, и из корыстных побуждений - будет ли это считаться геноцидом?

А.М.: Тут всё просто, у нас [в России] это статья 105, там будет два пункта - убийство из корыстных побуждений и убийство по признаку национальной, расовой или религиозной ненависти. Но убийство по признаку национальной ненависти - это не совсем геноцид, потому что массовости нет.

Би-би-си: Но о количестве убитых ни в одной конвенции не сказано.

А.М.: Да, это так. Мы тоже об этом много спорили, в том числе и когда у нас были круглые столы с судьями Международного уголовного суда, которые как раз и решают такие вопросы. Но, к сожалению, нет такого критерия как массовость. Есть национальное регулирование, и есть международное регулирование, где вопрос однозначно не решён. Мы, юристы, исходим из того, как он решён - нельзя же сфантазировать или за законодателя придумать. Есть судебная практика - к сожалению, неоднозначная".

Би-би-си: Причинами многих войн являются национальные, религиозные или тому подобные разногласия, и понятно, что в ходе этих войн определяют и убивают врага в первую очередь по языковому или этническому признаку.

А.М.: Конечно, геноцида в данном случае не будет. Другое дело, когда кричат "истребляй жидов" или "москаляку - на гиляку". Надо, чтобы направленность умысла была объективирована, а как её объективировать? В лозунге. Например, "мы убиваем негров" (славян, москалей). Вот это направленность на геноцид, а не "бей французов, потому что мы хотим захватить Францию". Идеологическая составляющая очень важна, потому что она показывает направленность умысла: действительно ли нам нужна Украина без русских, или нам просто нужна территория.

Новости по теме