Почему Фрэнк Синатра поет о современной России

  • 6 октября 2014
Фрэнк Синатра Правообладатель иллюстрации AP
Image caption "Сегодня мир сошел с ума. Все плохое стало хорошим",- пел Синатра в своей песне "Позволено всё"

Россия переживает непростые времена. Рубль падает, инфляция растет, капитал утекает из страны. Население опасается спада экономики. Но далеко не всем россиянам приходится сейчас потуже затягивать ремни.

Недавно созданное агентство новостей "Россия сегодня" получило огромные ассигнования. Его бюджет на будущий год в два с половиной раза превышает текущий. Это признак того, какое большое внимание уделяет Кремль внешней пропаганде.

Я позвонил в агентство "Россия сегодня" с просьбой об интервью. Пока я ждал соединения, в телефоне играла музыка, которая привела меня в изумление.

Можно было бы ожидать, что в агентстве, созданном для продвижения образа встающей с колен России, выберут для этой цели что-нибудь патриотическое - может быть, хор российской армии? Или русскую народную песню типа "Калинка"? Ничего подобного.

В трубке звучал Фрэнк Синатра с песней Anything Goes ("Позволено всё").

Я сидел и слушал с детства знакомую мелодию, и вдруг меня осенило - ведь в этой песне отразилась вся современная Россия. Ведь это действительно страна, в которой "позволено всё".

Если бы год назад мне сказали, что Россия аннексирует Крым, я бы не поверил. Даже президент Путин публично говорил, что не пойдет на это. Но это произошло. В конце концов, "позволено всё".

Мало кто думал, что Кремль решится на разжигание сепаратизма на востоке Украины, на вооружение и финансирование пророссийских ополченцев там, не говоря уже о посылке российских солдат для прямого участия в вооруженных действиях. Но это стало фактом. Ведь "позволено всё".

Image caption "Патриотические" майки приходят в России на смену иностранным

А когда позволено всё, начинают происходить самые странные вещи. На днях я стал свидетелем патриотической акции группы москвичей, которые публично сняли с себя майки с иностранным надписями и облачились в майки с патриотическими лозунгами. На одной красовались российская баллистическая ракета и надпись "Тополь санкций не боится".

Но в стране, где "позволено всё", журналисту становится все сложнее работать. В сентября моей группе пришлось столкнуться с обстоятельствами, в которых я не бывал за все 13 лет моей корреспондентской работы в России.

Мы прибыли в деревню близ Астрахани, чтобы взять интервью у молодой женщины по имени Оксана, чей брат Константин служил в российской армии. Эти летом он сообщил семье, что будет отправлен на Украину. Еще через три недели пришло известие о его гибели.

Взяв интервью, мы сели в машину, чтобы ехать в Астрахань. На выезде из села нас остановила полиция, которая интересовалась, кто мы такие. Затем мы поехали в Астрахань и зашли перекусить в кафе. Когда мы вышли к машине, на нас напало трое неизвестных. Они набросились на нашего оператора, отобрали у него видеокамеру, разбили её, после чего уехали на своем автомобиле.

Image caption Оксана рассказала нам о своем брате, убитом на Украине

В тот же вечер нашу группу и возившего нас местного водителя вызвали в отделение полиции. Полицейские отобрали у нас телефоны, сказав, что вернут их после дачи нами показаний. Допрос продолжался бесконечно - мы провели в участке больше четырех часов.

Когда мы вернулись к машине, сразу стало ясно, что в ней кто-то похозяйничал. Наши рюкзаки и сумки были вскрыты и обысканы. Все копии цифровых файлов с интервью Оксаны были уничтожены. Впрочем, все это было напрасными усилиями - к тому времени мы уже из кафе отправили материал в Лондон.

В следующие несколько дней в российском интернете появилось масса сообщений, в котором происшедшее с нами излагалась в фантастическом свете.

Некоторые из публикаций рассказывали о том, как журналисты Би-би-си напились пьяными и завязали драку. Другие утверждали, что наши утверждения были лживыми и никакого задержания в полиции не было вообще.

Автор другого сообщения сравнивал западных журналистов со "сворой шакалов", которые нападают на "российского льва". Другими словами, мы изображались не в качестве жертв, а в качестве преступников.

Возможно, мне не стоит удивляться. В России все чаще реальные события переворачиваются с ног на голову, выворачиваются наизнанку и теряют какое-либо сходство с реальностью.

Вот почему я думаю, что старая песня Синатры вполне подходит в качестве символа современной России. Ведь в ней есть такие слова: "Сегодня мир сошел с ума. Все плохое стало хорошим. Черное стало белым, день превратился в ночь".

Новости по теме