Экс-глава ЦРУ рассказал о поимке российских шпионов

  • 17 октября 2014
Правообладатель иллюстрации Reuters

Близкий соратник американского президента Леон Панетта, занимавший в недавнем прошлом посты директора ЦРУ и руководителя оборонного ведомства, выпустил книгу мемуаров. Он заведовал ЦРУ с февраля 2009 по июнь 2011 года, а Пентагоном – с июля 2011 по февраль 2013 года. В эти четыре года ему было чем заняться - в основном, на Ближнем Востоке, но все равно поразительно, как ничтожно мало в его объемистой книге упоминаний о России и ее президентах.

Владимир Путин, например, упоминается в ней всего один раз, да и то только по фамилии. Дмитрий Медведев – дважды.

В книге нет отдельной главы о России, которой посвящены лишь несколько страниц. Да и они по большей части состоят из рассказа о встречах Панетты с его коллегой, директором СВР Михаилом Фрадковым и обстоятельствах ареста в США и обмена 10 российских агентов, ни одного из которых автор по имени не называет, в том числе прогремевшую на родине Анну Чапман.

Груз прошлого

Во время холодной войны Москва и Вашингтон тратили много сил и средств на то, чтобы шпионить друг против друга, пишет автор. Он перечисляет самые памятные вехи этой многолетней борьбы: уничтожение в 1961 году американского самолета-разведчика У-2 и захват его пилота Фрэнсиса Гэри Пауэрса, что стало большим конфузом для администрации Эйзенхауэра, а также вербовку Москвой видных сотрудников ЦРУ Олдрича Эймса и ФБР – Роберта Хэнсена.

"Это весомый багаж, забыть который было непросто, - продолжает Панетта. - Но все это было в прошлом. К 2009 году конфликт времен холодной войны между сверхдержавами уступил место тому, что они с опаской присматривались друг к другу и аккуратно искали общую цель".

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption По словам Панетты, надежды на сотрудничество с Россией в области разведки были чрезмерно наивными

Он познакомился с Фрадковым, когда тот посетил штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли. Панетте нужно было закончить какие-то срочные дела, и главе СВР пришлось прождать его несколько минут в приемной. Когда Панетта вышел его встречать, Фрадков разглядывал висевшие на стенах фотографии. Среди них выделялся черно-белый снимок полковника Олега Пеньковского - по словам автора книги, одного из самых ценных агентов, которых Запад когда-либо имел в Советском Союзе.

Как пишет Панетта, в числе прочего Пеньковский передал английской и американской разведке данные о советских ракетных системах, которые помогли ЦРУ понять смысл загадочных строительных работ, развернувшихся на Кубе в 1962 году. "Эта информация помогла Кеннеди прокладывать курс во время Карибского кризиса и, возможно, предотвратила ядерную войну", - пишет Панетта.

Фрадков взглянул на фотографию Пеньковского и слегка поморщился.

Панетта отвез своего гостя поужинать в один из лучших вашингтонских ресторанов и сухо заметил: "Слава Богу, еда была удачной, не в пример беседе". Помощники предупреждали его, что Фрадков, скорее всего, не будет выходить за пределы тезисов, привезенных им из Москвы, но американца все равно удивило, насколько тот отказывался "вести сколько-нибудь серьезный разговор". Поэтому вечер был скучен и тягуч, резюмирует мемуарист.

Панетта пишет о своих надеждах, "возможно, наивных, что нам удастся обсудить сотрудничество в тех областях, где у нас могли быть общие противники, например, в борьбе против чеченского терроризма. Я пытался перевести разговор на это, но успеха не добился". Разговор зашел в тупик и уже начинал порядком утомлять Панетту, как вдруг Фрадков оживился и спросил, какова была самая большая ошибка, которую допустили американцы в разведывательной или внешнеполитической области.

Панетта подумал и назвал промахи в ходе иракской войны. "А Советский Союз?" - задал он встречный вопрос.

"Пеньковский", - сказал Фрадков после долгой паузы.

Взаимный интерес

По словам Панетты, Фрадков впоследствии предложил, чтобы СВР и ЦРУ создали совместную рабочую группу для обмена информацией и каких-то совместных операций. Сотрудники ЦРУ, которых автор называет "рыцарями холодной войны", встретили эту затею в штыки. Они доказывали, что Панетта даром теряет время, что русские никогда не будут делиться информацией, и что все это предприятие есть лишь ловкий трюк с целью выйти на сотрудников ЦРУ и попытаться их вербовать.

Панетта, однако, представлял администрацию, которая решительно отряхнула со своих ног прах холодной войны, и решил рискнуть.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Анна Чапман стала самой знаменитой из арестованной в США десятки шпионов

Следующая их встреча с Фрадковым имела место в штаб-квартире СВР в Ясеневе и потом – в ресторане "знаменитого ЦДЛ". "Еда была ужасна (я не питаю склонности к вареной рыбе и водке), но разговоры мало-помалу улучшались, - пишет директор ЦРУ. – Фрадков произнес монолог по поводу вступления России во Всемирную торговую организацию, но в общем придерживался темы о том, как США и Россия могут делиться информацией по темам, представляющим взаимный интерес".

Как и их встреча в Вашингтоне, московские переговоры с Фрадковым дали лишь проблеск надежды на сотрудничество, резюмирует Панетта.

В тот приезд в Москву Панетта также посетил на Лубянке директора ФСБ Александра Бортникова. Когда они вошли в здание, помощник шепнул директору ЦРУ: "Мне кажется, я по-прежнему слышу вопли, доносящиеся из подвалов".

За несколько недель до этого ФБР уведомило директора ЦРУ о том, что оно уже десять лет разрабатывает группу глубоко законспирированных агентов СВР, живущих в США и ожидающих активации. По словам Панетты, это была классическая театральная постановка в духе холодной войны.

Одни нелегалы выдавали себя за иммигрантов из Канады, другие жили с похищенными документами давно умерших людей. Им было велено вести нормальный образ жизни и заводить связи, которые когда-нибудь могут пригодиться.

Секрета не знали даже их родившиеся в Америке дети, которым потом пришлось отправляться с родителями в Москву.

Правообладатель иллюстрации AP

История призраков

Панетта впервые узнал об этой операции ФБР под кодовым названием "Истории призраков", в начале 2010 года. Группу нелегалов держали под наблюдением годами, ничего не происходило, никаких секретов они не похитили, и власти США считали, что торопиться некуда.

Однако весной 2010 года ФБР узнало, что один или несколько нелегалов собираются вернуться в Москву и так могут ускользнуть от ареста. Сложность была в том, что в конце июня Вашингтон должен был посетить с официальным визитом занимавший тогда пост президента Дмитрий Медведев.

18 июня Панетта присутствовал на заседании совета национальной безопасности США, на котором обсуждался вопрос о том, не будет ли арест российских шпионов выглядеть слишком провокационным, особенно накануне визита Медведева, и не испортит ли он имидж президента России на родине.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption ЦРУ боялось, что шпионы могут ускользнуть от ареста

По мнению Панетты, аресты можно было обставить так, что они не будут иметь долгосрочных последствий для отношений с Москвой, например, сразу обменяв агентов на россиян, сидящих на родине в тюрьме по обвинению в шпионаже. К тому же, доказывал Панетта на совещании, когда конгрессу сообщат о происходящем, тот встанет на дыбы, если силовики не арестуют шпионов.

Директор ЦРУ убедил Обаму и тот дал добро на аресты. Как только Медведев покинул США, ФБР арестовало десять российских шпионов.

Манхэттенский федеральный прокурор Прит Бхарара обвинил арестованных не в шпионаже, а в нарушении иммиграционного законодательства, но специально составил очень детальный обвинительный документ. По словам Панетты, идея была в том, чтобы в Москве поняли: "Мы все знаем".

Image caption Вопреки опасениям американцев Фрадков не стал открещиваться от арестованных шпионов

Панетта позвонил Фрадкову и сказал: "Михаил, как вы видели в прессе, мы арестовали группу людей. Это ваши люди".

К его облегчению, директор СВР не стал отнекиваться, а просто сказал: "Да, это мои люди". Американцы, которые слушали разговор через динамик, возликовали.

Панетта предложил обмен на четырех заключенных. Фрадков согласился не сразу, а сказал, что ему нужно обсудить это с руководством. Панетта предположил, что речь шла о Путине, в связи с чем тот и упоминается единственный раз в его почти 500-страничной книге.

Обмен произошел на летном поле венского аэропорта, совсем в духе холодной войны. Из самолета в самолет перешли не только российские агенты, но и их дети.

Как пишет Панетта, последние выросли в США в убеждении, что их родители работают учителями, журналистами или риэлторами, а теперь их везли в Москву, которая была им совершенно чужой. Немудрено, что восторга они не испытывали.

Но власти США не собирались брать их под свою опеку.

Новости по теме