Украина и Крым: трудное привыкание к границе

  • 23 октября 2014
  • kомментарии
Media playback is unsupported on your device

Сам Интигам это кино не видел, но знает, что напоминает всем героя какой-то комедии. Ему сказали. Причём уже много раз, потому что Интигам уже пять дней как застрял между пограничными станциями на новой де-факто границе Украины и Крыма.

"Каждый день катаюсь: туда, потом сюда. Меня здесь все уже знают. Что делать, не знаю. До посольства не могу дозвониться, чтоб меня отсюда вытащили", - жалуется 38-летний бакинский таксист, слоняющийся по станции Новоалексеевка в украинской степи.

Интигам отдыхал в Крыму у друга, въехав туда через Керчь. Потом решил поехать поездом через Москву к брату в Петербург. Украинские пограничники заявили, что он незаконно проник на территорию страны - в Крым - и отправили первым поездом обратно.

"А российские на той стороне назло тоже не пропустили и посадили на поезд сюда", - Интигам явно что-то не договаривает, но что у него там случилось с российскими пограничниками, выяснить не представляется возможным.

"Как в кино, да. Все так говорят", - грустно соглашается Интигам. Катают его поездами туда-сюда бесплатно, и под замок не сажают, но и не кормят: "Сейчас деньги закончатся, и сиди потом голодный".

Пока репортёр переваривает услышанное, пытаясь сообразить, насколько это похоже на "Терминал" или "приключения итальянцев в России", жизнь даёт новую вводную. "А вот итальянец идёт, он тоже тут застрял", - радостно показывает Интигам на грустного кучерявого мужчину с подругой-блондинкой.

О визах "не предупредили"

Image caption В 70 километрах от древнего Перекопа возник новый перекоп: Украина выкопала ров против российских танков

Выясняется, правда, что Алессандро из Ливорно с подругой Натальей не застряли, а просто не попали в Крым, поскольку поступили, мягко говоря, непредусмотрительно. Алессандро прилетел к украинке Наталье в Киев, и они поехали в Крым без российской визы в итальянском паспорте.

"Украинскую границу мы прошли, а российскую не прошли. Потому что не было визы, - удивляется Наталья. - Ну а почему никто не предупредил? Билеты продали, никто ничего не спрашивал - есть виза, нет".

Фактическая граница между аннексированным Россией Крымом и собственно Украиной, точнее - Херсонской областью, существует уже больше полугода, и люди постепенно привыкают к ней - но привыкают трудно.

На контрольном пункте у посёлка Чонгар с украинской стороны выстроилась огромная очередь из фур. Почти все - украинские, но есть и датские, немецкие, латвийские.

Дальнобойщики говорят, что обычно, в среднем, стоят здесь сутки. Но Игорь - сам из Донецка, везёт уголь из Кировограда - стоит уже трое суток, потому что отправитель его груза не оформил таможенную декларацию. Игорь ждёт, пока пройдут документы через херсонскую таможню.

"То эти до...тся, а те - нормально, то эти попустятся, а те начинают вы...ться", - ёмко описывает Игорь отношения дальнобойщиков с пограничниками и таможенниками с обеих сторон. О вымогательстве взяток Игорь с коллегами, правда, только слышали сплетни, а сами не сталкивались.

Новый Перекоп

Image caption Украинские и российские пограничники каждый день сажают бакинца Интигама в поезд и отправляют на сопредельную сторону.

Через весь узкий и плоский Чонгарский полустров, вдающийся в Сиваш, вырыт противотанковый ров от берега до берега.

"Обстановка в данном регионе стабильная, но напряжённая. Характеризуется постоянным перемещением техники и оружия, постоянными залётами беспилотной авиации", - командир украинских пограничников на Чонгаре майор Сергей Мазур при виде камеры и микрофона автоматически переходит на суконный язык рапорта и переходить обратно наотрез отказывается.

"А много таких, кто ещё не усвоил, что здесь - граница, пусть и непризнанная?" - спрашивает Би-би-си.

"В целом лица, которые пересекают административную границу, понимают важность функций, которые выполняют представители Государственной пограничной службы. Нестандартных ситуаций в целом не возникало, агрессивных действий никаких не было", - чеканит майор Мазур.

Image caption Стоять в очереди в Крым дальнобойщикам приходится в среднем сутки

По его словам, эта "административная линия" отличается от настоящей границы, например, тем, что украинские пограничники никак не контактируют с российскими. Нет пограничных столбов, нет контрольно-следовой полосы, зато есть рвы, окопы и позиции боевой техники.

Рядом, через пролив, на Арабатской стрелке, нет даже пункта пропуска. Российские десантники в марте проникли здесь на несколько километров вглубь Херсонской области - очень нужно было взять под контроль газонасосную станцию. Возле этой станции, на перешейке шириной 800 метров, и прошла новая граница.

Траншеи, капониры, укрепления с украинской стороны оказались прямо у одного из пансионатов. Здесь стоит часть из Житомирской области, из Новоград-Волынского.

Отдых на линии фронта

"Вон, видите вышку? Там у них снайпер сидит", - показывают бойцы на российские позиции метрах в 300.

Командир части подполковник Василий Карпенко говорит, что сам не был дома уже полгода, с момента переброски сюда, зато в пансионате летом были отдыхающие.

"Люди приезжали, путёвки, всё согласовано. Они нам не мешали, мы им тоже... старались... по максимуму...", - говорит подполковник Карпенко.

Танк на второй линии украинских позиций стоит тихо, никому не мешает. По максимуму. Ствол смотрит прямо на здания пансионата.

Пансионаты и дома отдыха тянутся по всей украинской части Арабатской стрелки, от городка Геническ до села Стрелковое. Азовское море, курортная зона.

"Люди взяли кредиты, подготовились, а сезон у нас получился... не очень хороший. Заполняемость где-то процентов 20", - жалуется владелица пансионатика в Стрелковом и местная общественная деятельница Лариса Одесюк.

Image caption Охотники Геническа добровольно и бесплатно сторожат берег Азовского моря и Сиваша

В отсутствие отдыхающих Лариса пустила в свои комнаты беженцев из Донецка и Луганска. Две из четырёх семей уже уехали, две остались, причём Настя из Луганска с маленькой дочкой Ритой возвращаться и не собирается.

"Не вижу никаких перспектив. Для ребёнка. Непризнанная республика, ничего не понятно, что там будет, как там будет...", - объясняет Настя.

Настю, учительницу по профессии, взяли в школу секретарём, Риту приняли в садик.

Мама Насти, Любовь, напротив, уже собралась ехать назад, в свой дом в Луганске. "У меня муж там. Один уже четыре месяца. Мужчин нельзя надолго одних оставлять", - улыбается Любовь.

Добровольное содействие

Пока обыватели просто привыкают к новой фактической границе, активисты-патриоты Херсонской области помогают властям её охранять и обустраивать.

Два моста на Арабатскую стрелку у Геническа охраняют местные охотники и казаки. Без оружия.

"Мы только наблюдаем", - объясняет глава Генического районного общества охотников Александр Пономаренко. - "Охотников можно приравнять к разведчикам. Они сидят в засидках, за всем наблюдают. Если птица, всякая зверюшка, всякое шуршание - всё замечают. А если появляются люди, например, которых мы не знаем, чужая лодка - мы сразу делаем звонок на погранзаставу".

"Если видим, что делается фотосъёмка или видеосъёмка - может, недаром это делается? Подходим, начинаем разговаривать. Если люди ведут себя как-то не так, повадки не те - сразу вызываем пограничников", - продолжает Пономаренко.

Правда, никаких подозрительных лиц 750 охотников Генического района давно не находили. Последний инцидент был три недели назад, когда над островом Папанина в заливе Сиваш заметили беспилотник. Сообщили пограничникам, этим дело и закончилось.

Лидер общественной Самообороны Херсонской области Денис Лошкарёв говорит, что именно он с соратниками, разогнав весной митинг местных и заезжих пророссийских деятелей, предотвратил в Херсоне такие же события, что случились в Донецке и Луганске.

По его словам, сейчас вероятность новых пророссийских выступлений почти нулевая: "Эти люди все на учёте, кто в бегах, кто под уголовным преследованием".

Image caption Члены Самообороны Херсонской области учатся досматривать подозрительную машину

Теперь члены Самообороны - Лошкарёв говорит, что их в области несколько тысяч - готовятся к военному вторжению из Крыма или вдоль азовского берега по материку - они считают это вторжение вполне вероятным. Учатся по мере возможности военному делу, работе на блокпостах, партизанской тактике. Кроме того, помогают обустраивать де факто границу.

"Село у нас пророссийское"

"Их же выбросили в чистом поле: вот столб, вот другой, между ними располагайтесь и давайте, служите", - описывает ситуацию, в которую весной попали украинские пограничники и военные на новой границе с Крымом, активист Самообороны Олег Дьяченко.

"В мирной жизни" Олег занимается пенсионным страхованием, но все последние месяцы ещё и собирал, закупал и возил на новую границу генераторы, фонари, постельное бельё, продовольствие и всё прочее, что нужно было пограничникам и солдатам.

"У нас сейчас, вот, целая рота бабушек сидит, вяжет шерстяные носки военным", - хвалится Олег.

Помогает военным и Лариса Осадюк из Стрелкового. Она, как глава общественного совета местной школы, написала статью в "Приазовскую правду" о том, как солдаты помогали чинить школу после урагана, а школа в ответ устроила благотворительную акцию и подарила солдатам тёплые вещи и лекарства, а также детские рисунки.

"Село у нас тут довольно пророссийское, к солдатам поначалу относились настороженно, так что надо работать в этом отношении", - мимоходом признаётся Одесюк. По её словам, почти полтысячи из 1700 жителей Стрелкового - пенсионеры, и они жалеют, что почти случайно не оказались по ту сторону границы, так как завидуют российским пенсиям. Хотя они компенсируются российскими ценами.

"Брат к брату с автоматом не ходит"

Атаман "Усть-Азовского отдельного казачьего полка" Сергей Галич о пророссийских настроениях в округе предпочитает не говорить, а больше напирает на настроения таких патриотов, как он.

"Путин сильно просчитался с этой "Новороссией". Он думал, раз мы тут все русскоязычные, значит - все за него. Не тут-то было. Это наша страна, мы привыкли жить в Украине", - объясняет Галич.

Бизнес атамана Галича - кафе у дороги на Чонгар, в деревне Сальково - находится при смерти, потому что отдыхающие в этом году через Украину в Крым почти не ехали. Прямо на пятачке между кафе и морем - точнее, Сивашем - встала лагерем украинская военная часть: окопы, капониры, палатки. "Грады" с той стороны нацелены прямо на меня", - объясняет атаман новую обстановку в курортной зоне.

Сергей Галич занимается организацией патрулирования казаками приграничных районов - вместе с охотниками Пономаренко, создал при военкомате на случай мобилизации казачью сотню, куда записал и взрослого сына.

Атаман Галич, запорожский казак, носитель умопомрачительной концепции истории казачества с древнейших времён в духе "слово царь происходит от "це - арий", всегда поддерживал братские отношения с российскими донскими и кубанскими казаками.

Но теперь, после Крыма и Донбасса, атаман Галич разорвал все связи с ними: "Мы им сказали: брат к брату не ходит с автоматом".

Новости по теме