Нужно ли иновещание в век интернета?

  • 29 октября 2014
  • kомментарии
Студия
Image caption Сара Фирт ушла из Russia Today в знак протеста против, как она сказала, "неуважения к фактам" в репортажах RT o крушении малайзийского авиалайнера над Украиной

Российская вещательная компания Russia Today запускает специальный канал для Соединенного Королевства.

По мнению ряда экспертов, RT является одним из наиболее эффективных инструментов внешней политики России, по мнению других - не слишком успешной попыткой государственной пропаганды.

Кстати, похожим образом мнения экспертного сообщества расходятся и в отношении главных конкурентов российского телеканала - Би-би-си, Си-эн-эн, Euronews и Al-Jazeera.

Какова реальная эффективность иновещания в век интернета?

Ведущий передачи "Пятый канал" Михаил Смотряев беседует об этом с культурологом, преподавателем университета британского города Лидс Владом Струковым.

М.С. Мы с нетерпением ждем канала RT в Британии, чтобы сравнить его с американским каналом, который уже работает, и в целом с вещанием RT на английском языке, доступном по всему миру. Это предмет для другого разговора. Я хотел бы поговорить о том, насколько эти каналы имеют ценность. Судя по количеству денег, вливаемых в RT, в российских верхах считают, что это вложение оправдано, и что альтернативные источники информации, о которых упомянул президент Владимир Путин, в век Интернета не устарели. Если отталкиваться от российских реалий, они, наверное, правы?

В.С. Я думаю, есть много точек зрения на это, и каждый имеет право на свою. Информационное поле современного человека очень разнообразно – в нем есть и телевидение, интернет, "Фейсбук", "Твиттер" и все, что угодно. Не у каждого человека есть доступ к этим новым технологиям. Те каналы, о которых мы говорим, RT, Би-би-си, Си-эн-эн, Al-Jazeera – очень специфические виды новостного потока, потому что они исторически были доступны людям, которые находятся в путешествии, они за границей выпадают из своего медиального пространства, информационного потока, и смотрят их, чтобы получить информацию о том, что происходит в мире. В России в 90-е годы была уникальная ситуация, когда Си-эн-эн стал впервые доступен российскому телезрителю. Мы увидели западное телевидение, как ведут себя дикторы, во что они одеты, как формируются новости, как журналисты проводят интервью. Это оказало огромное влияние на телевидение и российскую журналистику в целом. Сейчас ситуация изменилась, и в эпоху интернета медийные компании работают совершенно по-другому. Любой человек может посмотреть новости по Си-эн-эн и тут же переключиться на RT, тут же переключиться на ОРТ, посмотреть какую-то справку в Интернете. Мне кажется, что цель этих новых телеканалов другая, чем в предыдущие времена.

М.С. Спорить невозможно. Каналы, о которых мы говорим, доступны для людей, которые путешествуют. Как человек, который много лет работает во Всемирной службе Би-би-си, я должен сказать, что новостная повестка дня существенно отличается во Всемирной службе – она ориентирована на людей, которые находятся за пределами Соединенного Королевства, она не показывает то же самое, что показывает внутреннее телевидение. Имеется разный редакционный подход, и только общие стандарты и ценности одинаковы. Похожая ситуация и на других каналах, неважно, в какой форме. Но каналы, вещающие на зарубежную аудиторию, являются инструментами внешней политики. Или являлись, пока их было немного, и легко сравнивать их было невозможно?

В.С. Мы с вами упоминаем каналы, которые относятся к известному геополитическому пространству. Запад, Россия, Европа. Такие медиа-проекты существуют по всему миру – у Китая, Индии, Бразилии, у больших игроков политики. Финансирование таких каналов это важный шаг распространения своей политики в этом мировом пространстве. Но есть страны, которые исключены из этого процесса. Такого канала нет у Финляндии, Чехии, или какой-то другой маленькой страны. И мировое информационное пространство поделено на 2 части: наверху огромные телекомпании как Би-би-си, Cи-эн-эн, RT и где-то внизу волна, представляющая большинство населения планеты, которое не имеет возможности вливать миллиарды в продвижение своей идеологии за границей.

М.С. Своя повестка дня, и спорить с этим сложно. Обвинения, возникающие время от времени в адрес любой телекомпании, не только RT, в связи с которой местные регуляторы в Британии расследуют несколько дел, и в адрес Би-би-си приходилось такое слышать, и Cи-эн-эн, что это в той или иной степени инструмент пропаганды. Если рассматривать его в таком виде, то его новостная ценность несколько смазывается. Если вы помните, что вам, таким образом, представляется определенная точка зрения, спонсируемая тем или иным правительством, тогда и смотреть это не очень хочется, хотя наиболее крупные игроки от этого не страдают.

В.С. Пропаганда - неудобное слово. Пропаганда работает тогда, когда читатель, зритель, слушатель не знает, что это пропаганда. Тогда происходит влияние на сознание человека, о котором вы говорите. В XXI веке, после опыта тоталитаризма XX века, мы знаем, что любой источник информации представляет какую-то точку зрения. Определение "пропагандистский" не является достаточно убедительным и интересным. Речь идет о том, что формируется представление о действительности посредством этих телеканалов. И в этом смысле у RT интересная мысль: они не стремятся говорить о событиях в России, они не рассказывают о политической, культурной или общественной российской жизни, это канал, который пытается говорить в противовес тому, что говорится в англоязычных медиа, на Би-би-си и Си-эн-эн. Это может быть репортаж, в котором дается новая информация о событии, либо говорится о событии, которое не упоминалось Си-эн-эн. Это некая игра в факты, о которых журналисты могут писать или не писать. Невозможно осветить все происходящее на планете. Здесь идет выбор событий. Можно ли прочитать в этом какую-то идеологию – конечно. Не уверен, что это можно назвать пропагандой.

М.С. Если посмотреть, что сейчас происходит на внутреннем российском телевидении, то пропаганда – это довольно мягкое слово. Выносить такого рода продукт за рубеж нельзя. Если посмотреть на те дела, которые расследуются британским медиа-регулятором, то это связано с предвзятостью, как они сами это формулируют, в репортажах, в первую очередь посвященных событиям на Украине. Но, если взять шире, рассказывать о том, как происходит повседневная жизнь в России, во-первых, не думаю, что это очень интересно, во-вторых, в 2005 году телеканал RT создавался с целью улучшит имидж России за рубежом. И, рассказывая, как происходят те или иные вещи в России – события на Болотной или еще что-нибудь, имидж не улучшишь. Поэтому приходится спорить с англоязычными источниками информации. Но менять трактовку, тем более, что все можно проверить в интернете, можно только до какого-то определенного предела?

В.С. Я с вами согласен. Другое дело, что RT пытается создать определенный образ России в ситуации информационного вакуума. До RT у британца, американца не было доступа к информации, которая исходила бы из России, не на русском языке. Поэтому представление людей об этой стране формировалось массовой литературой.

М.С. А сейчас его формируют Джулиан Ассанж и Лари Кинг.

В.С. Есть разные виды агентов, которые представляют определенные информационные потоки. Ассанж, президент Сирии, кто-то другой, кого могут интервьюировать российские журналисты. Это могут быть ученые, политические деятели. Что удивляет, как сильно они отличаются от тех, кого для этих же целей выбирает Би-би-си, Си-эн-эн или немецкий телеканал. И здесь можно говорить и об идеологии государства, которое за этим стоит, и об определенной практике. Традиции, которая уже сложилась в определенной культуре. Мне представляется, что есть несовпадение между британской традицией и тем, что предлагает RT.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме