СБУ подозревает актера Пореченкова в терроризме

  • 31 октября 2014
Михаил Пореченков Правообладатель иллюстрации Novorossiya TV
Image caption Михаил Пореченков утверждает, что приехал в Донецк с гуманитарными целями, в том числе ради показа запрещенного на Украине фильма "Поддубный"

Служба безопасности Украины возбудила против российского актера Михаила Пореченкова, предположительно открывшего стрельбу в донецком аэропорту, уголовное дело об участии в террористической деятельности.

Дело возбуждено по статье 258-3 Уголовного кодекса Украины "Создание террористической группы или террористической организации".

Ранее министр внутренних дел страны Арсен Аваков сообщил о возбуждении против Пореченкова уголовного дела по другой статье - о создании не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований.

Сам актер отрицает, что принял участие в боевых действиях.

"Ни в кого не стрелял ни в аэропорту, ни еще где бы то ни было в ходе своего пребывания на территории ДНР", - заявил Пореченков агентству ТАСС.

В четверг в аккаунте "Новороссия ТВ" в YouTube появилась видеозапись, в которой Пореченков в каске с надписью "Пресса" предположительно стреляет из крупнокалиберного пулемета на одной из боевых позиций сил самопровозглашенной "Донецкой народной республики".

Постановка?

"Естественно, это были постановочные кадры и даже патроны холостые", - утверждает Пореченков.

При этом председатель Украинской Ассоциации владельцев оружия Георгий Учайкин, который видел видео и фото стрельбы, говорит, что российский актер стрелял боевыми крупнокалиберными патронами.

"Это калибр 12,7 мм. Скорее всего, это были бронебойные патроны, - сказал он Украинской службе Би-би-си. - Это страшное оружие. Любое попадание в человека такого калибра - это мгновенная смерть".

Правообладатель иллюстрации Novorossiya TV
Image caption Журналисткое сообщество резко осудило поведение Пореченкова

До публикации видео со стрельбой в YouTube появилась запись интервью Пореченкова изданию Anna-News, поддерживающему сепаратистов. В нем сопровождавщий актера мужчина говорит: "Он еще и сам стрелял по этим...!", после чего его перебивает некто за кадром со словами "Так, это мы не говорим никому, вы чего?".

По мнению самого актера, эту историю "раздувают", а в Донецк он приехал с гуманитарной миссией, чтобы передать лекарства больнице и показать запрещенный на Украине фильм "Поддубный".

"Начинается раздувание истории, которая не имеет под собой никакой основы, - сказал Пореченков. - Теперь каждый раз, когда я буду брать вилку в руки, я буду переживать, что меня объявят самым главным террористом, потому что вилкой тоже можно нанести какой-то вред".

Тем временем власти Украины намерены объявить актера в международный розыск.

"Михаил Пореченков, прибыв в Донецк, в составе вооруженной банды, лично принял участие в обстреле подразделения украинских вооруженных сил из автоматического оружия. Эти кадры обошли телеэкраны, в полном объеме уличая этого гражданина России в совершении преступления на территории Украины", - написал в "Фейсбуке" министр внутренних дел Украины Арсен Аваков.

По данным МВД, против него возбуждено дело по части 4 статьи 260 Уголовного кодекса Украины, где идет речь об участии в нападении на предприятия, учреждения, организации или на граждан в составе не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований.

Максимальное наказание по этой статье - до 12 лет лишения свободы. Статья о создании, руководстве или участии в террористической группе или организации, по которой возбудило дело СБУ, предусматривает лишение свободы на срок до 15 лет.

"Размытые границы"

Ситуация с Пореченковым вызвала гнев в российском журналистском сообществе. Союз журналистов России заявил, что поведение Пореченкова, а также принимавшей его стороны, поставило в опасность тех, кто действительно работает в Донбассе как журналист.

Сам актер заявил, что не видел надписи "Пресса" на средствах индивидуальной защиты. "Знаете, я это делал-то не специально. Что дали", - сказал он в интервью "Эхо Москвы".

О том, почему история с актером Пореченковым вызвала такую бурную реакцию в среде журналистов, корреспондент Би-би-си Ольга Слободчикова спросила у представителя организации "Репортеры без границ" Йоханна Бира, возглавляющего бюро стран Восточной Европы и Средней Азии.

Йоханн Бир: Злоупотребление опознавательными знаками прессы со стороны Пореченкова абсолютно безответственно. Уже долгое время идет борьба за то, чтобы провести в этом конфликте четкую границу между его участниками и журналистами. Мы постоянно призываем все стороны уважать нейтралитет сотрудников СМИ, не приравнивать их к комбатантам и не втягивать их в сговор с ними. Поэтому когда Пореченков стреляет, будучи в каске и бронежилете с надписью "Пресса", он действительно размывает эту границу. Это только усиливает опасную путаницу между журналистами и комбатантами. В ходе конфликта на Украине уже погибли шесть профессиональных работников СМИ.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Опознавательные знаки прессы обеспечивают журналистам защиту с точки зрения международного права и отделяют их от участников конфликта

Би-би-си: Сам Пореченков утверждает, что не стрелял в украинских военных, что все было постановкой, пули - холостыми, а шлем и бронежилет ему дали.

Й.Б.: Стрелял ли Пореченков по реальным позициям [украинских военных] или просто в воздух, целился он в людей или нет, здесь не имеет значения. Значение имеет то, что он стрелял из оружия, когда на нем было надеты средства защиты со знаками "Пресса". Все остальное - детали. Да, он говорит, что хотел надеть спецзащиту, и это единственное, что ему предложили, но это объяснение тоже вряд ли кого-то удовлетворит. Учитывая, что он ехал в Донецк не в качестве журналиста, и если он знал, что он в любом случае будет стрелять, он не должен быть надевать эту спецзащиту. Это недопустимо.

Би-би-си: Говорят, что голубой шлем с надписью "Пресса" и раньше не защищал журналистов в этом конфликте. Стоит ли вообще рассчитывать на защитное обмундирование?

Й.Б.: Очевидно, что это не может быть 100-процентной защитой. Многие из погибших журналистов были убиты артиллерийским огнем, и шлем от такого не защитит. Но надеть шлем - это тот минимум, который журналист может сделать сам для своей защиты. Вы гораздо больше защищены в шлеме, чем без него.

К сожалению, были случаи - например, случай Анатолия Кляна, когда журналисты погибали из-за того, что на них не было индивидуальных средств защиты. В некоторых случаях это действительно может спасти журналисту жизнь.

Более того, в последние месяцы мы видели прогресс в том, как СМИ подходят к защите своих журналистов в горячих точках. Растет понимание рисков работы в зоне конфликта и необходимости в защите журналистов - это обсуждали даже в Госдуме. И очень печально, что такой фарс может помешать этим усилиям.

Новости по теме