Возможна ли объединенная Европа без Великобритании?

  • 3 ноября 2014
  • kомментарии
Меркель и Кэмерон Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption У Ангелы Меркель и Дэвида Кэмерона разное видение единого трудового рынка в ЕС

Журнал Spiegel утверждает, что канцлер Германии Ангела Меркель предпочтет выход Великобритании из ЕС компромиссу в вопросе о свободном рынке рабочей силы внутри Евросоюза, а проще говоря, ограничениям на пребывание в стране трудовых мигрантов, возможность которых в Лондоне рассматривают.

Как пишет Spiegel, Меркель впервые признала, что выход Великобритании из ЕС возможен. Помимо мигрантов, Лондон торгуется с Брюсселем за дополнительные два миллиарда евро, которые британцы не желают платить в общеевропейскую казну.

Возможна ли объединенная Европа без Великобритании?

Ведущий передачи "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует об этом с политологом и журналистом из Финляндии Николаем Мейнертом.

М.С. Трудно представить, что один из "отцов-основателей" объединенной Европы, по крайней мере, этой концепции, ее покинет. С другой стороны, вопросы эмиграции вполне в состоянии заслонить средние и долгосрочные политические перспективы.Это отразится на выборах, и политикам приходится это учитывать. Но у руководства Британии и Германии подход к этому разный – Дэвид Кэмерон в случае своего переизбрания в следующем году готов пойти на референдум о членстве в ЕС, и вопросы эмиграции здесь обсуждаются на всех уровнях. Немцы же, устами своего главы заявили, что свобода передвижения в ЕС не является предметом обсуждения даже теоретически. Остальные страны находятся где-то в промежутке. С одной стороны, миграция в той или иной форме касается всех, особенно новых членов ЕС, с другой стороны, незыблемые принципы - это очень важно. Ваш прогноз: что возобладает?

Н.М. В ранней молодости я читал единственную доступную на английском языке газету Morning Star, газета британских коммунистов того времени, и там очень бурно обсуждалось "да" или "нет" общему рынку. Говоря об отцах-основателях, Великобритания к общему рынку присоединилась позже, чем его основные участники. Процесс вхождения этой страны в Европу был долгим, болезненным, и таковым и остается. Разногласия по тем или иным вопросам возникают регулярно. Великобритания до сих пор не приняла условия Шенгена. Из последних конфликтов – кандидатура Жана-Клода Юнкера. Камерон достаточно однозначно сказал: если изберут Юнкера, мы, может быть, вообще скажем ЕС категорическое "нет". Здесь противоречия давние, серьезные, и нет никаких оснований говорить, что они будут преодолены одним взмахом пера. Мне хотелось бы, чтобы ЕС был единым целым, чтобы все находили консенсус и договаривались между собой, но возможны разные варианты сотрудничества. Есть страны, которые так и не вошли в ЕС, но продолжают оставаться его партнерами - Норвегия или Швейцария. Есть общее экономическое пространство, оговоренное целым рядом документов, которое подразумевает странные комбинации - Шенген, например, действует, а страна в ЕС не входит. Многое зависит от внутренних интересов, конъюнктурных. Если тот или иной политик считает, что ему сейчас выгоднее разыграть эту карту, чтобы поднять свой рейтинг, всегда найдутся люди, готовые поддержать его и недовольные текущей ситуацией, потому что они не могут видеть долгосрочной перспективы. Тот же самый Юнкер произнес фразу, которую Би-би-си неоднократно цитировала: Мы все знаем, какие экономические решения нам надо принимать, только как после этого добиться переизбрания на следующий срок? У Юнкера и Камерона одинаковые проблемы: ему надо решать текущие задачи, ему надо подыграть своему электорату и сохранить возможность для мобильной экономики в тех рамках, в которых она оказывается.

М.С. Но не каждый день Германия (пятая часть экономики ЕС) говорит: уходите. И говорится это третьей по величине экономике ЕС.

Н.М. Мне не показалось, что высказывание Меркель звучало именно так. Европейские политики – люди деликатные. Мне кажется, это примерно так: у нас есть принципиальные основы для всего образования под названием ЕС. Это свободное перемещение рабочей силы, капитала, услуг и товаров. В эти четыре базовых принципа будет трудно вносить какие-то коррективы. Кажется, Меркель дала понять, что обсуждать здесь можем только в определенных пределах. Мне не кажется, что это указание на дверь.

М.С. Идея, что "если вы собираетесь уходить, печально, но мы не можем вас удерживать" - это сильный удар по европейскому единству. Вероятность того, что это действительно случится, представляется мне не очень большой, но сам факт, что об этом разговаривают…

Н.М. А вы ожидали, что будет по-другому?

М.С. Я ожидал, что это не всплывет в такой форме на страницах журнала, пусть даже популярного. Разумеется, такого рода проблемы существуют. Такие разногласия между странами существуют, они уходят корнями в тысячелетнюю историю. Посмотрите на Францию и Германию, или отношения Польши с соседями - это никуда не денется. Но это обсуждается в кулуарах.

Н.М. До поры до времени. В отношении Греции в свое время высказывалось много всякого - а есть ли вообще механизм выхода из ЕС, коль скоро возникает такая сложная ситуация. Хотя бы из его части - валютного союза. Я не вижу в этом никакой особой драмы, кроме того, что на публичное обсуждение выносятся и очень острые темы, касающиеся даже принципиальных основ нашего сотрудничества. Ну, сколько можно закулисно шантажировать друг друга, разыгрывая те или иные комбинации. Поэтому, кажется, что дело до этого не дойдет, в том случае, если это в обоюдных интересах. ЕС сформировался и продолжает существовать как экономическое объединение, прежде всего, где преследуются цели, связанные с общими интересами Европейского континента, сейчас в непростых условиях. И если Великобритании, по тем или иным причинам, вдруг покажется, что для нее выгоднее существовать за пределами ЕС, то не существует механизмов, которые бы ее остановили. Никто никого не собирается принуждать. Это должно быть выгодно. Мне кажется, высказывание Меркель к этому и сводилось: давайте искать общую точку соприкосновения. Могут ли базовые основы союза быть предметом частичных исключений? Если нет, давайте искать общую точку на другой основе. Я воспринял это так, или, может быть, мне хотелось бы воспринимать это так.

М.С. Экономическая составляющая ЕС важна, но вторична - есть такая точка зрения. С момента создания ЕС мы более-менее закончили воевать в Европе - откуда родом предыдущие мировые войны. Идея была повязать бывших соперников так тесно, прежде всего, экономически, чтобы эти мысли больше в голову не приходили. Если предположить, что отсоединится Великобритания, какова в этом случае перспектива существования ЕС в том виде, в котором мы сейчас привыкли его воспринимать?

Н.М. Мы можем развернуть бурную дискуссию о том, что лежало в основе этого объединения. Но попытка политического объединения вылилась в достаточно ограниченный по своим возможностям Совет Европы. Когда начали преследовать общие экономические интересы на базе общего рынка, тогда и получился ЕС. А перспективы? Великобритания - не единственная проблемная страна в рамках ЕС. Можно вспомнить Венгрию с ее нынешним руководством в лице партии ФИДЕС Виктора Урбана, которая тоже проводит довольно двусмысленную политику, и не факт, что ее было бы выгодно ЕС сохранять в своих рядах. Другое дело, что подобного рода болезни желательно преодолевать, может быть, даже публично объявляя о больных точках. И преодолевая это, находиться возможности для действительно взаимовыгодного сотрудничества. Если Венгрия, Великобритания, Латвия, какая-то другая страна придет к выводу, что в текущей экономической и геополитической ситуации им полезнее оставаться в ЕС, и убедит в этом своих граждан, которые придут на потенциальный референдум, то это будет в рамках тенденций, которые сегодня хотелось бы считать доминирующими. И, хотя ходить туда-сюда - не лучший вариант, можно было бы на будущее дать возможность странам ограничивать свое членство в ЕС, как иногда делается с Шенгенской зоной. Скажем, страна выходит из Шенгена в силу того, что в ней проводятся важные мероприятия. Здесь, как представляется, другая важная больная точка. В ЕС не продуманы многие важные механизмы. Начиная от нормального способа принятия глобальных решений и заканчивая попытками найти какой-то выход из таких неурядиц. Вот над этим хотелось бы, чтобы Брюссель поработал в будущем и нашел бы инструменты, позволяющие такие неизбежно возникающие проблемы решать.

М.С. О необходимости выработки нового механизма принятия решений брюссельской бюрократией говорилось неоднократно. Но когда в составе такого монстра находятся 28 таких разных стран, как, например, Венгрия и Норвегия, Соединенное Королевство и Кипр, предположить, что они вместе легко смогут договариваться по любому вопросу, наивно.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме