Отмена особого статуса Донбасса: жест отчаяния?

  • 4 ноября 2014
  • kомментарии
Донбасский ополченец выходит из кабины для голосования (Новоазовск, 2 ноября 2014 г.) Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Последней каплей для Киева стало голосование на контролируемой сепаратистами территории

Лидер Радикальной партии Украины Олег Ляшко во вторник внес в Верховную Раду законопроект об отмене особого порядка местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Соответствующая норма, известная как "закон об особом статусе", была введена по следам Минского соглашения о перемирии от 5 сентября.

Аналитики считают вопрос практически решенным, поскольку ранее за упразднение особого статуса высказался президент Петр Порошенко.

Он объяснил свою позицию отказом сепаратистов выполнять минские договоренности, в которых речь шла о сохранении территориальной целостности Украины. В минувшие выходные в сепаратистских образованиях прошли выборы, которые Киев считает незаконными.

Порошенко заявил, что власти Украины будут готовы заново обсудить рамки автономии "при возвращении всех сторон к выполнению Минского протокола" и пообещал Донбассу свободную экономическую зону и бюджетную децентрализацию.

Шаг от безысходности?

Поскольку лидеры Донецка и Луганска говорят, что уже считают себя независимыми, и никакие решения, принимаемые в Киеве, их не касаются, не вполне ясно, каковы могут быть практические последствия нынешнего демарша.

По мнению большинства российских аналитиков, Порошенко на результат и не рассчитывает.

Партия президента не слишком удачно выступила на парламентских выборах 26 октября, он находится под огнем критики за неспособность решить донбасский вопрос, и вынужден предпринимать хоть что-нибудь.

"Порошенко надеялся выиграть во мнении общества благодаря переговорам с Путиным и тому, что принес Украине хоть какой-то мир. Поскольку особых преимуществ не было получено, значительная часть элиты и электората разочаровались", - заявил Русской службе Би-би-си генеральный директор Центра политических технологий Игорь Бунин.

Вице-президент Института национальной стратегии Виктор Милитарев не исключает, что Порошенко обращается не только ко внутренней аудитории, но и к Кремлю.

"Это может быть игрой на противоречиях между Донецком и Луганском и официальной позицией России, которая выступает за федерализацию Украины, - рассуждает он. - Такой сигнал: если ваши люди в Донбассе согласятся с тем, что вы сами публично формулируете, мы пойдем на переговоры".

"С другой стороны, шаг Порошенко можно интерпретировать и как отказ от переговоров. На такую мысль наводят итоги парламентских выборов, поставившие президента в сильную зависимость от "заклятых друзей" из Народного фронта, склонных к конфронтации больше, чем к уступкам. Относительное поражение вынуждает его отказаться от роли миротворца и примерить имидж непреклонного защитника единой и неделимой Украины", - считает эксперт.

Будет ли война?

Некоторые российские эксперты находят весьма вероятным возобновление украинского наступления на Донецк и Луганск и рассматривают отмену особого статуса как прелюдию. Лейтмотив их высказываний: ситуация совершенно непредсказуема, случиться может что угодно.

С другой стороны, Москва еще летом ясно дала понять, что силового решения со стороны Киева не потерпит и готова зайти далеко, а победить Россию на поле боя Украина физически не может.

"Военного решения не существует, учитывая то количество российской военной техники, которое накопилось в Донбассе", - уверен Игорь Бунин.

"Исключить такой вариант полностью я не могу, - говорит Виктор Милитарев. - Если не будет массовых преступлений против человечности со стороны украинских военных, Россия не пойдет на открытое вмешательство, ограничившись той косвенной и непубличной помощью сепаратистам, которая и сейчас оказывается. Но более вероятный прогноз - сохранение нынешнего перемирия, прерываемое локальными стычками".

Перспективы мира

Шансы на политическое урегулирование в обозримом будущем эксперты оценивают скептически.

"Когда коалиция неустойчива, и у президента недостаточно власти, сложно идти на уступки", - считает Виктор Милитарев.

"В Киеве мягкие решения будут блокироваться большинством Рады. В Донецке и Луганске, если не все население, то его воюющая часть начнет уничтожать собственных лидеров, если те попытаются договориться о чем-нибудь. Прийти к миру без очень сильного давления со стороны, соответственно, Запада и России будет весьма трудно", - указывает Игорь Бунин.

"Пространство для переговоров сохраняется. Вопрос, удастся ли договориться", - заметил он.

Чего хочет Кремль?

А о чем, собственно, могли бы договориться Москва и Киев?

Многие заявления и действия России допускают разные толкования. Аналитики не перестают спорить, в чем состоит "план Путина".

Во вторник генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил о новой концентрации российских войск вблизи украинской границы, а Петр Порошенко на заседании Совета национальной безопасности и обороны Украины поручил военным усилить подготовку к "пессимистическому сценарию на юго-востоке".

Московские аналитики считают российское наступление таким же маловероятным, как украинское.

"Россия не откажется от покровительства Донбассу, но я не вижу никакой возможности, чтобы она присоединила украинский юго-восток или официально признала его независимость", - говорит Виктор Милитарев.

"Донбасс с его устаревшими шахтами, никому не нужным углем, многочисленным нуждающимся населением, энергичная часть которого либо уехала, либо привыкла ходить с оружием и никому не подчиняться - это головная боль", - поясняет Игорь Бунин.

"Для Москвы идеально, чтобы он оставался в нынешнем положении и создавал Украине проблемы. Без Донбасса Украина была бы состоявшимся государством, с ним, в качестве хоть мятежного региона, хоть автономии, будет "больным человеком", - считает аналитик.

"Программа-минимум для России - это предоставление автономии всей Донецкой и всей Луганской области, а не только территориям, находящимся под контролем сепаратистов, причем с закреплением данного статуса в конституции, а не в законе, который всегда можно отменить простым голосованием в Раде", - утверждает Виктор Милитарев.

"Программа-максимум - включение в автономию всех земель, которые в Москве относят к "Новороссии", официальное двуязычие по всей Украине и внеблоковый статус", - считает эксперт.

"Для России серьезной является также проблема железнодорожного и автомобильного сообщения с Крымом, снабжения полуострова газом, энергией и водой", - напоминает Игорь Бунин.

При этом, полагают эксперты, российские политики исходят из того, что, как говорится, "над ними не каплет", беспокоиться и что-то предпринимать следует Украине.

Внеблоковый статус

Некоторые наблюдатели считают, что подлинная главная цель Москвы в торге с Киевом - нейтральный статус Украины. Дай она такие гарантии, и вопрос с Донбассом быстро решится.

Виктор Милитарев полагает, что надежды на это российское руководство не оставило.

"Еще недавно значительная часть украинцев скептически относилась к НАТО. Война изменила настроения, однако насколько сильно и глубоко? Сейчас общественное мнение определяет национал-либеральная интеллигенция, сосредоточенная в основном в Киеве и оттеснившая на задний план "старых" западноукраинских националистов, но это несколько десятков тысяч человек. Вступление в ЕС и НАТО - процесс длительный. Не исключено, что со временем "молчаливое большинство" скажет свое слово", - говорит он.

По мнению Игоря Бунина, современная Украина до такой степени настроилась на сближение с Западом, что, в крайнем случае, скорее примирится с фактической утратой части земель, чем станет восстанавливать территориальную целостность ценой отказа от "европейской мечты".

"Конфликт консолидировал украинское общество. Украину невозможно вернуть в "русский мир", эта мечта похоронена", - уверен эксперт.

Новости по теме