Помешает ли отставка Аласания евроинтеграции Грузии?

  • 6 ноября 2014
Бывший министр обороны Грузии Ираклий Аласания Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Теперь уже бывший министр обороны Грузии Ираклий Аласания считался самым прозападным грузинским политиком

За отставкой министра обороны Ираклия Аласания последовали изменения не только в правительстве, но и в правящей коалиции "Грузинская мечта", пришедшей к власти в результате парламентских выборов 2012 года.

Партия теперь уже бывшего министра обороны Ираклия Аласания "Свободные демократы" покидает правящую коалицию. Об этом Аласания заявил после выхода с заседания политического совета коалиции. Он и его товарищи по партии ушли до окончания заседания.

"Мы попрощались с нашими партнерами очень цивилизованно – "Свободные демократы" уже не будут в коалиции", - заявил Аласания. При этом он отметил, что дискуссия с партнерами по коалиции, которую они планировали, так и не состоялась.

Решению партии покинуть ряды коалиции предшествовало освобождение Аласания от должности министра обороны премьер-министром Грузии Ираклием Гарибашвили на фоне обвинений в адрес сотрудников министерства обороны со стороны главной прокуратуры Грузии.

Вслед за Аласания правительство, уже по собственному желанию, покинули министр иностранных дел и государственный министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции, что усилило спекуляции о возможной смене внешнеполитического курса и ослаблении прозападных сил в нынешнем руководстве Грузии.

Отставки министров

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Вслед за Аласания ушла в отставку и Майя Панджикидзе

Выступая на брифинге в среду, министр иностранных дел Майя Панджикидзе заявила, что вместе со своими заместителями она решила уйти с занимаемых должностей, так как они не могут "предать" европейский и евроатлантический курс Грузии, который поддержало население Грузии на выборах в октябре 2012 года.

"Мы приняли это решение, так как мы видим, что не только наша будущая деятельность, но и результаты, достигнутые нами, под угрозой", - заявила Панджикидзе, которая является свояченицей Аласания.

Ранее Аласания назвал действия прокуратуры в отношении его сотрудников атакой на евроатлантический выбор Грузии.

Он отметил, что арест сотрудников министерства обороны по обвинению в растрате государственных средств на прошлой неделе был осуществлен в период, когда он проводил переговоры со своими коллегами во Франции и Германии, а заявление прокуратуры об обвинениях в связи с фактом отравления военнослужащих было сделано в то время, когда начальник генштаба встречается с американскими коллегами в Вашингтоне.

Однако в правительстве и правящей коалиции уверяют, что процесс европейской и евроатлантической интеграции – это выбор населения Грузии и правительство остается верным прозападному курсу страны.

"Хочу еще раз четко заявить, что наша власть и правительство неуклонно следуют европейскому и евроатлантическому курсу, и этот курс является непоколебимым, и отклонение от этого курса исключается. Это твердый выбор и непоколебимая воля нашего народа", - заявил премьер–министр Грузии Ираклий Гарибашвили.

В то, что политическая сила, пришедшая к власти в октябре 2012 года, остается верной европейскому курсу Грузии, верит министр юстиции Тея Цулукиани, которая, несмотря на спекуляции о ее возможном уходе, заявила, что остается на посту министра юстиции.

Между тем президент Грузии Георгий Маргвелашвили сказал, что смена европейского курса Грузии невозможна, но при этом для того чтобы увидеть, насколько эффективно осуществляется этот курс, он попросил на ближайшем заседании правительства обсудить процесс выполнения соглашения по ассоциации с ЕС и пакета соглашений с НАТО.

Цепная реакция?

Правообладатель иллюстрации AFP

Часть политологов отмечает, что отставка Аласания, который считается твердым приверженцем евроатлантической интеграции, скорее всего, вызовет настороженность со стороны западных партнеров и может усилить сомнения в верности нынешнего руководства Грузии прозападному курсу страны.

По мнению аналитика Заала Анджапаридзе, дальнейшие шаги, в том числе и назначение министра иностранных дел и госминистра по европейской и евроатлантической интеграции, во многом станут "лакмусовой бумагой" проевропейской интеграции самой "Грузинской мечты".

При этом, по его словам, если после выхода "Свободных демократов" из коалиции события будут развиваться по принципу цепной реакции и за этим последуют определенные шаги со стороны других членов коалиции, это может привести к парламентскому кризису в стране.

"Уже тот факт, что было смещено руководство министерства обороны, ушла в отставку министр иностранных дел и госминистр по вопросам евроинтеграции – все это создает обстановку нервозности и нестабильности в стране, - заявил в интервью Би-би-си Анджапаридзе.- В принципе, на сегодняшний день есть предвестники политического кризиса, но он еще не разрастался до полномасштабного уровня".

Между тем директор Международной школы кавказских исследований в университете Ильи Гия Нодиа говорит, что в то время как уход "Свободных демократов" является болезненным для правящей коалиции, парламентское большинство у "Грузинской мечты" фактически остается.

"Чисто номинально им может не хватить троих депутатов, но есть фракция так называемых независимых депутатов, которые фактически всегда поддерживали большинство и наверное так и будут продолжать действовать", - говорит Нодиа.

Пока не известно, оставят ли парламентское большинство все 10 членов парламентской фракции "Грузинская мечта–Свободные демократы".

Новая оппозиция

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Бывший и нынешний премьер-министры Грузии

По словам политологов, недовольство Ираклием Аласания со стороны некоторых членов коалиции, а также бывшего премьера Бидзины Иванишвили, было заметно уже давно, а популярность Аласания, возможно, пришлась не по душе главе грузинского правительства.

"Для Гарибашвили присутствие в его кабинете такого популярного, амбициозного и склонного к независимости министра, наверное, создавало дискомфорт, - говорит Нодиа.- Мне кажется, все-таки, это была главной причиной - они захотели реально консолидировать власть, то есть иметь министров, которые будут вести себя точно так, как прикажет руководство".

По словам политолога, сегодня в Грузии есть значительный сегмент населения, которому не нравится "Единое национальное движение", но также не нравится "Грузинская мечта", и для них Аласания сегодня - естественный лидер.

Но в то время как у экс-министра обороны есть определенная популярность, его лидерские качества "не очень убедительны", отмечает Нодиа.

"Можно вспомнить 2009 год, когда у него была очень хорошая стартовая позиция, он был противником Саакашвили, который пользовался поддержкой на Западе, но он растратил этот политический капитал, - говорит Нодиа Би-би-си.- Сейчас время прошло, он опять набрал этот капитал как самый реформаторский прозападный министр правительства "Грузинской мечты".

Но Анджапаридзе считает, что в то время как Аласания популярен в либеральной части общества, его слабости, которые проявились также и в связи с обвинениями в адрес его сотрудников, не остаются незаметными.

"Он, конечно, популярен,- говорит Анджапаридзе. - Но, в то же время, общество хорошо видит его слабости, которые проявились в этот критический момент, когда он, в некоторой степени, потерял контроль и сделал заявления, которые, на мой взгляд, не должен был делать, Он мог подождать окончания следствия и, если, конечно, его подчиненные были невиновны, он значительно более сильными аргументами мог противостоять своим оппонентам".

Новости по теме