Будет ли Китай возвращать себе земли?

  • 10 ноября 2014
  • kомментарии
Си Цзиньпин и Синдзо Абэ Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Си Цзиньпин и Синдзо Абэ не излучали теплых чувств друг к другу, представ перед камерами

Председатель КНР Си Цзиньпин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ встретились в ходе саммита АТЭС в Пекине.

Это были первые переговоры между двумя лидерами за последние три года. Отношения между двумя странами резко ухудшились из-за территориального спора о принадлежности островов в Восточно-Китайском море. Решение властей Японии приобрести острова у частного владельца в сентябре 2012 года привело к эскалации спора, продолжавшегося, хотя и не так активно, долгие годы.

По мнению обозревателей, встреча лидеров второй и третьей экономик мира демонстрирует прогресс в отношениях. Однако Япония - не единственная страна в регионе, к которой у Китая есть территориальные претензии. Будет ли Поднебесная возвращать себе земли, которые считает своими?

Ведущий передачи "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует об этом с заместителем директора Института стран Азии и Африки МГУ китаистом Андреем Карнеевым.

М.С.: В Японии и Китае, наверное, уже скоро рассвет следующего дня. Все комментаторы обратили внимание, что, когда оба лидера, и Китая, и Японии, предстали перед камерами, чтобы запечатлеть рукопожатие, лица у них были совершенно каменные и на какие-то попытки поддержать разговор своего японского коллеги Си Цзиньпин не реагировал. Традиционно и китайская, и японская культура этим церемониям придавала большое значение, еще со времен Конфуция. Насколько, по-вашему, это важно?

А.К.: Внешняя сторона играет большую символическую роль. Синдзо Абэ тоже не очень улыбался. Си Цзиньпин обозначил улыбку символически, чтобы показать многочисленной китайской аудитории, что это некая милость со стороны китайского руководства - пойти наконец на встречу с лидером Японии.

М.С.: Возникает вопрос, насколько такие встречи могут быть важны в принципе. На саммите такого ранга есть официальная и неофициальная часть, закулисная, где наверняка решается большая часть проблем. Но, если судить по внешнему виду, они ни до чего не договорились и не договорятся.

А.К.: Для Японии важным был сам факт встречи. С момента назначения Абэ премьер-министром Японии у него не было ни одной встречи с китайским руководителем. Как правило, за такой долгий срок должно было бы уже состояться несколько встреч. Китайская сторона имела причины не отказывать. Если бы они отказали, они бы плохо себя выставили как хозяева саммита, который сейчас проходит в Пекине.

М.С.: Можно говорить, что это все церемонии, которым на Востоке придается большое значение. Сегодня было объявлено, что с Южной Кореей Китай готов подписать соглашение о свободной торговле, речь идет о баснословных цифрах в течение ближайших нескольких лет. Это гораздо более весомое достижение. Можно ли это трактовать как направление китайских приоритетов?

А.К.: Китай проявляет эту во многом показную жесткость, потому что китайцы хотели бы заставить Японию признать сам факт спорности, сам факт территориального конфликта, на что Япония не соглашается. Были слухи, что платой Японии за эту встречу будет расплывчатая формулировка, где будет сказано, что, хотя Япония не признает факт территориальной проблемы, но стороны по-разному рассматривают эту проблему, то есть имеется попытка Китая как-то институционализировать этот переговорный процесс. До сих пор Япония вообще отказывалась обсуждать эти вопросы, заявляя, что никакого конфликта по поводу территорий не существует.

М.С.: Интересны не только конкретно эти острова. Китай сейчас претендует на то, чтобы контролировать значительную часть акватории Восточно-Китайского моря – как те куски, которые уже контролируются, так и те, которые он хотел бы контролировать более активно. Требования Китая в довольно спорной территории ПВО, которую китайцы объявили приблизительно год назад – даже самолеты США придерживаются этих правил, хотя в свое время была декларация Белого дома о том, что притязания Китая на эту акваторию не признаются. Но во избежание жертв среди мирного населения и в духе сотрудничества они действуют по китайским правилам. И это не единичный случай. И с Вьетнамом есть сложности, и с Японией. На некоторых китайских картах чуть ли не пол-Сибири закрашены в китайские цвета. С экономическим ростом китайские претензии расширяются непомерными темпами?

А.К.: Я хотел бы дополнить, предложив альтернативную точку зрения на эти процессы. Начиная с 2010 года Китай проявляет большую напористость, реагирует на действия соседей более жестко. Но в руководстве Китая, в экспертном сообществе долго господствовала теория, что Китай должен оставаться в тени, действовать "мягкими лапами". Но некоторое время назад, с учетом "возвращения" США в Азию и эскалации конфликтных действий со стороны соседей Китая китайское руководство решило, что такая мягкая политика неперспективна, а лишь провоцирует Японию и другие страны. Китайская политика должна более твердо отстаивать национальные интересы. Сам факт стремительного возвышения Китая как потенциально глобальной державы имеет и положительные, и отрицательные стороны. С одной стороны, он дает возможности для торговли, инвестиций, а с другой провоцирует взаимное недоверие, опасение. Все это сплетается с фактами истории, печальным опытом китайско-японской войны, в которой погибли десятки миллионов человек. Это непростая ситуация, создающая большую напряженность. Хорошо, что эти два лидера хотя бы встретились. Может быть, без этой встречи не было бы возможности дипломатам средней руки работать над улучшением китайско-японских отношений. Несмотря на символический характер встречи, есть возможность теперь работать на уровне министров иностранных дел и ниже, чтобы потихоньку узелки развязывать.

М.С.: Возможна ли ситуация, когда эти узелки будут развязаны? Или в свете стремительного китайского роста, в том числе и роста территориальных притязаний, давать задний ход, по крайней мере, при жизни нынешнего поколения китайских лидеров, будет означать потерю лица, что в Китае не принято?

А.К.: Мы в последние годы видели возвратно-поступательный или зигзагообразный процесс. Кризисы в отношениях Китая и Японии сменялись потеплениями. Некоторое потепление возможно и сейчас при наличии воли с обеих сторон. Как, впрочем, и в отношении Китая и других стран. В руководстве Китая есть ястребы, а есть люди, выступающие за улучшение отношений с соседями. Периодически усиливаются то одни, то другие. Это все связано и с ситуацией в регионе, и с внутриполитическими событиями в Китае, которые носят весьма непростой характер. Поэтому мы увидим еще много случаев улучшения отношений, но, к сожалению, будет и много напряженности.

М.С.: Китайцы, в отличие от Запада, мыслят гораздо более долгими историческими периодами. В этой связи не следует преувеличивать значение текущих колебаний курса?

А.К.: Экономика Японии продолжает испытывать кризис, который там уже 20 лет продолжается, а Китай растет со скоростью не меньше 7% в год. Если эта тенденция продолжится, возможности Китая в будущем увеличатся. Им просто нужно дождаться этого времени, когда они добьются своего дипломатическим способом.

М.С.: Эта тактика будет работать во всем регионе, или китайцы избирательно подойдут к каждому из своих противников?

А.К.: В отношении каждого из соседей Китай будет проводить отдельную политику. Нельзя исключать улучшения отношений с Вьетнамом, ведь в жесткой внешней политике есть серьезная внутриполитическая составляющая.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме