"Доказательства невиновности" Ярошенко: сенсации нет

  • 22 ноября 2014
Адвокат Алексей Тарасов
Image caption Адвокат Алексей Тарасов

Неделю назад молодой техасский адвокат Алексей Тарасов, одновременно представляющий и Виктора Бута, и Константина Ярошенко, то есть самых знаменитых российских узников американских тюрем, сообщил нью-йоркскому корреспонденту ТАСС Игорю Шамшину сенсационную новость.

Как суммировал ее в прошлую субботу Шамшин, "защите удалось найти практически неопровержимые доказательства существования скрытых от суда аудиозаписей фигурантов дела о контрабанде наркотиков".

Эти доказательства содержались в показаниях, которые дал в тюрьме сообщник Ярошенко нигериец Чигбе Петер Уме, осужденный по тому же делу о сговоре с целью контрабанды кокаина и приговоренный к 30 годам. По словам Уме, наркоторговцев разрабатывал некий тайный осведомитель по кличке Сантьяго, но прокуратура в нарушение закона скрыла его существование от защиты.

Уме заключил задним числом, что Сантьяго тайно записывал разговоры с фигурантами дела, но прокуратура якобы скрыла данные записи от защиты и этим тоже нарушила закон.

По словам Уме, в этих записях могли содержаться заявления, обеляющие и его, и отбывающего 20-летний срок Ярошенко, которому он, правда, посвятил всего три абзаца.

Председательствовавший на их процессе федеральный судья Джед Рейкофф долго не реагировал на призывы Тарасова провести повторный процесс над Ярошенко в связи с вновь открывшимся обстоятельствами, но тут вдруг встрепенулся и приказал прокуратуре в недельный срок сообщить, имелись ли у нее тайные записи, и что с ними стало.

В российских СМИ эта новость произвела фурор.

"Прокуратура США обязана в течение недели оспорить улики о невиновности Ярошенко", - гласил один из типичных заголовков. Журналист Шамшин уже представлял, как Ярошенко признают невиновным и освободят прямо в зале суда (этим обрекая его на то, чтобы бросить в тюрьме личное имущество).

И вот прокуратура выполнила распоряжение судьи, представив ему две объяснительных записки и копию закрытого документа, который она послала защите еще 22 мая 2011 года.

Этот документ содержит данные о тайных осведомителях, разрабатывавших обвиняемых. В его последнем абзаце прокуроры пишут, что "подтверждают информацию, уже сообщенную вам прежде при разных обстоятельствах, о том, что "Сантьяго", который присутствовал на некоторых записанных встречах, являлся осведомителем DEA [федерального ведомства по борьбе с наркотиками] в ходе этого расследования. Прокуратура не планирует вызвать его в качестве свидетеля".

В объяснительной записке, которую подписал под присягой прокурор Рэндалл Джексон, представлявший обвинение на процессе контрабандистов, приводится цитата из заключительной речи адвоката нигерийца Айвана Фишера. "Кстати, подсчитывая осведомителей, мой коллега одного пропустил, - говорил в ней защитник Уме. - Это Сантьяго. Сантьяго тоже был осведомителем DEA, работавшим в основном в Колумбии".

Иными словами, прокуратура никогда не скрывала факт существования таинственного Саньяго, а неоднократно сообщала о нем защите, которая об этом помнила.

Что касается звукозаписей, сделанных Сантьяго и якобы скрытых обвинением от защиты, то Джексон заявил судье: "Насколько я знаю, не существует никаких записей, которые не были бы предоставлены защите, включая якобы утаенные записи разговоров, в которых участвовал человек, известный как "Сантьяго".

То же самое заявил под присягой сотрудник DEA Джеймс Эрик Стауч, один из руководителей следственной бригады, разрабатывавшей фигурантов кокаинового дела. Среди прочего, Стауч лично руководил всеми осведомителями, работавшими по этому делу.

"Я уверен, - заявил он в своей объяснительной записке, - что ни "Сантьяго", ни какой-либо другой осведомитель не сделали в ходе расследования никаких записей, которые бы не были предоставлены защите".

По словам Стауча, он поднял документацию по всем записям, сделанным в ходе следствия, и укрепился в убеждении, что "Сантьяно" не делал записей, на которые ссылается в своих тюремных показаниях Уме.

Неясно, как отреагирует на все это судья Рейкофф, но пока складывается впечатление, что разрекламированная Тарасовым гора "неопровержимых доказательств" родила мышь.

Новости по теме