Как далеко готов Иран пойти в Ираке?

  • 3 декабря 2014
Авиаудар Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Враг моего врага - мой друг?

По данным министерства обороны США, Иран самостоятельно нанес авиаудары по позициям боевиков "Исламского государства" на востоке Ирака.

И Вашингтон, и Тегеран отрицают наличие какой-либо координации авианалетов друг с другом, однако сложно предположить, что армейское командование на местах не в курсе происходящего.

Американские чиновники утверждают, что Ирану, с которым у США нет дипломатических отношений, присоединиться к коалиции "было бы неуместно", несмотря на наличие общего врага в лице боевиков ИГ. В Тегеране тоже, кажется, пока не готовы перестать считать Америку "большим сатаной".

Может ли борьба против "Исламского государства" объединить бывших непримиримых врагов?

М.С.:Прямо к эфиру подоспело заявление госсекретаря США, Джона Керри, который в Брюсселе встречался с представителями стран коалиции и сказал, что, по его мнению, с одной стороны, кампания против ИГ может занять годы, с другой стороны, авианалеты помогли остановить продвижение, лишить кампанию, которую ведет ИГ, импульса. Это вступило в некоторое противоречие со словами президента Сирии Башара Асада, который высказался в противоположном ключе, что сколько бы ни бомбили, пока не будет проведена наземная операция, ничего не произойдет.

Если верить американским военным, не только страны коалиции, в которую Иран не входит и в ближайшее время не войдет, занимаются этими налетами. В них участвует и иранская авиация, и это не первый пример, когда Иран помогает своим соседям. Ходили разговоры, что туда отправляют чуть ли не Корпус стражей исламской революции, военных или инструкторов. Очень любопытным представляется заявление, сделанное и в Вашингтоне, и в Тегеране, что они друг с другом не взаимодействуют и осуществляют эти бомбардировки совершенно самостоятельно. Возможно ли это?

Д.Р.: По мнению многих военных аналитиков, фактически это невозможно. Такие авианалеты могут произойти, только если будет координация между сторонами, которые участвуют в этих операциях. Хотя бы для того, чтобы предотвратить появление американских истребителей там же в то же время. Чтобы не наткнуться друг на друга, они должны координировать свои действия. Но ни Иран, ни Америка этот факт не подтверждают. Пентагон утверждает, что Иран самостоятельно нанес эти удары, а Иран не подтверждает и не опровергает эту информацию.

М.С.:Было бы странно, если бы подтвердили. С одной стороны, "великий сатана", с другой стороны, санкции, и вдруг нашлись точки соприкосновения и теперь дружат.

Д.Р.: Во главе этих операций находится Америка, и для Ирана было бы неуместным сказать, что такая операция была. Но есть некоторые высказывания со стороны консервативных политиков в Тегеране, было, например, напечатано интервью господина Тараги, где говорится, что несколько дней назад четыре исламских истребителя нанесли удар по группировке ИГ с целью освобождения городов Саадия и Джалала, которые находятся в провинции Дияла в 30 километрах от иранской границы. Он говорит, что эти 30 км являются буферной зоной между Ираном и Ираком. И Иран не будет терпеть военные угрозы из этого района. Также иранские власти попросили не говорить об этом. Мы знаем, что "фантомами" F4 в настоящее время пользуются Иран и Турция. Турция в этих операциях не участвует, остается Иран.

М.С.:Кроме того, если посмотреть на карту, Турция несколько с другой стороны. "Фантомы" разрабатывались в конце 50-х годов, так что это самолеты очень старые. С другой стороны, у боевиков ИГ нет и таких. Было бы удивительно, если кто-нибудь из высокопоставленных чиновников в Тегеране или Вашингтоне сделал бы заявление, что, ради борьбы с общим врагом они готовы раздвинуть спектр понятий. С другой стороны, похоже, что так и получается. Что будет дальше? Есть ли у этого сотрудничества перспектива? А если сделать оптимистическое предположение, что ИГ будет повержено в ближайшее время, все вернется на круги своя и опять Иран и Америка будут находиться в состоянии "холодной войны"?

Д.Р.: Это то, чего желают некоторые государственные лица в самом Иране. Хотя ИГ с самого начала появления этой группировки заявила, что один из главных врагов исламских государств является исламское правительство Ирана. Из-за того, что они принадлежат к разным толкам ислама: Иран - шиитское государство, а ИГ – суннитское. Но в то же время большинство населения, более 60%, в Ираке – шииты.

Поэтому неудивительно, что Иран таким образом, военным способом вмешивается в иракскую историю. В июле этого года было сообщение о том, что иранские Су-25, тоже истребители, были переданы иранскими властями Ираку, хотя пилотами этих самолетов тоже являются иранцы, то есть если этот факт подтвердится, то то, о чем мы сегодня говорим, уже имеет прецедент. Было сообщение со стороны курдских властей в Ираке, провинция Курдистан. Они открыто заявили, что Иран помогает Курдистану, что это первое государство, которое помогло курдам в военном плане.

То, о чем мы сегодня говорим, не является слишком новым.

М.С.:Что касается сотрудничества Ирана с соседями по региону, - безусловно. 20-30 лет назад, во время ирано-иракской войны, в 1988 году очень сложно было представить взаимодействие Ирана и Ирака на таком уровне. Но я имел в виду отношения Ирана с США и Западом в целом, поскольку коалиция, которая бомбит сейчас ИГ, - в основном западные страны. Возможно ли здесь какое-то движение?

Д.Р.: Существует и другой канал взаимоотношений между Ираном и Западом, в плане атомной программы Ирана, и есть круги, которые очень заинтересованы, чтобы были взаимоотношения и сотрудничество между Ираном и США. Эти круги надеются, что таким образом можно будет разрешить и ту проблему. Иногда мы слышим, что официальные лица Ирана связывают вопрос сотрудничества Ирана в операциях против ИГ с тем, чтобы Запад дал какие-то уступки в плане атомной программы Ирана.

М.С.:Это следующий вопрос, который возникает из предыдущего. Если предположить, что Иран отправит наземные войска бороться с ИГ. Очевидно, что только авианалетами дела не решить. Взамен требуя от Запада каких-то поблажек по ядерной программе. Этот сценарий хоть насколько-нибудь реалистичен?

Д.Р.: Об этом уже говорили. Были официальные лица Ирана, которые говорили, что если США или Запад в целом сделают уступки в плане атомной программы Ирана, то Иран может более тесно сотрудничать с Западом в плане борьбы с ИГ. А насчет наземных войск, вы в начале программы сказали о сообщениях, что иранские стражи революции с командиром Сулемайни находились в Ираке, в Курдистане в те дни, когда курды хотели освободить город Мосул.

М.С.:Одно дело небольшие группы войск до батальона, другое дело – несколько дивизий, которых будет достаточно, чтобы покончить с ИГ раз и навсегда. Возникает еще один вопрос. Что такое возможно и желательно, могут говорить чиновники, военные, президент Ирана. Но пока это не подтвердится на уровне религиозного руководства, - это пустые слова.

Д.Р.: Но и религиозное руководство считает, что в Ираке существуют самые важные из священных храмов шиитов, и они считают защиту этих храмов долгом иранцев. Открыто говорится, что если сторонники ИГ туда дойдут, то иранцы не допустят захвата этих священных мест.

М.С.: Еще одна проблема – противостояние шиитского Ирана и суннитской Саудовской Аравии. Если ситуация будет развиваться в том ключе, что мы с вами фантазируем, Саудовская Аравия так или иначе вмешается. У них тоже свои отношения с США, в Эр-Рияде, по крайнем мере официально, никто не называет США большим сатаной. Это противостояние длится уже не один десяток лет.

Д.Р.: Некоторые считают, что Саудовская Аравия каким-то косвенным образом поддерживает ИГ, только ради того, чтобы оно смогло остановить Иран. В регионе сейчас происходит очень многое, связанное с соперничеством между Саудовской Аравией, самым главным суннитским государством, и шиитским Ираном.

М.С.:Остается вопрос, в каком виде это соперничество будет развиваться, особенно если речь идет о вводе иранских войск на территорию Ирака. Сложно предположить, чтобы с другой стороны высадились саудовские бригады, хотя и этого исключать нельзя. Как по-вашему, прогноз улучшения отношений между Ираном и Западом оптимистичный или он не меняется?

Д.Р.: То, чему мы сейчас являемся свидетелями, говорит о том, что отношения уладятся.

М.С.:Когда-нибудь произойдет и это.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме