Тихая революция в Северной Корее

  • 15 января 2015
  • kомментарии
Флаги Китая и Северной Кореи на границе между двумя странами Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Китай является главным экономическим партнером Северной Кореи

Северная Корея не стесняется громко высказывать свое мнение: она громко осуждает, громко протестует и не менее громко угрожает. Так было всегда, начиная с 1945 года, когда Красная армия вырвала север Корейского полуострова из под контроля Японии.

И вот, похоже, сейчас происходит что-то ранее невиданное: создается впечатление, что в стране развивается капитализм, хотя происходит это очень и очень тихо.

Ким Чен Ын внимательно посмотрел на север - на то, что происходит за корейско-китайской границей, - и, похоже, решил, что рыночные реформы по образцу тех, что провели партийные товарищи из Пекина, могут сохранить нынешнюю структуру государства, одновременно подняв уровень жизни населения.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Похоже, что Северная Корея хочет попробовать провести экономические реформы, не ослабляя политического контроля

Первым этапом стало осознание того, что необходимо поднять сельское хозяйство. После голода 90-х отец нынешнего корейского лидера Ким Чен Ир позволил крестьянам самим распоряжаться частью произведенного ими продовольствия. Им разрешили образовывать кооперативы и обрабатывать землю для самих себя. Что посеял - то можешь и пожать. Конечно, государство забирало и продолжает забирать себе какую-то часть урожая, но то же самое делает и любое другое государство, где это называется налогообложением.

Сейчас идет реализация второй стадии процесса, которая получила название "Меры 30 мая". Они без всякой помпы были приняты в мае прошлого года.

Что считать частным предпринимательством?

Профессор Андрей Ланьков из университета Кукмин в Сеуле рассказал в интервью Би-би-си, что в Северной Корее появились предприятия, которые по сути своей являются капиталистическими, хотя и называются по-другому. Формально ими владеет государство, но фактически ими управляют менеджеры, которые сами предпринимают меры для увеличения доходности и могут сами распоряжаться львиной долей произведенного товара.

Правообладатель иллюстрации REUTERS
Image caption На прошлой неделе Ким Чен Ын посетил предприятие по выращиванию грибов в Пхеньяне

"Правительство никогда вслух не поддерживало подобные предприятия и не признавало их существования. При этом они могут быть довольно крупными. Есть частные автобусные компании, частные угольные шахты и частные золотодобывающие предприятия", - рассказывает профессор Ланьков.

Например, на одной такой как бы государственной (а в действительности частной) угольной шахте управляющий нанимает и увольняет сотрудников, берет кредиты на развитие производства и договаривается об экспорте в Китай. Часть доходов он сохраняет, а часть отдает государству.

На бумаге это оформлено так, что существует какое-то правительственное агентство, которое имеет право экспортировать уголь в Китай. Но оно не имеет ни малейшего представления о том, как этот уголь добывать, как организовать работу шахтеров и как прорубать новые шахты. Поэтому в подобной ситуации агентство "нанимает" какого-то местного богача, который и инвестирует в производство собственные средства.

Управляющий нанимает шахтеров, нанимает инженеров, платит за оборудование из собственного кармана и так далее. Продукция экспортируется в Китай. Доход делится между государством, которое предоставляет юридическую "крышу", и менеджером, который осуществляет работу шахты и принимает все повседневные решения.

"Считать ли это частным предприятием? По-моему – да", - заключает Ланьков.

"Маловероятная идея"

Итак, есть мнение, что капитализм в Северной Корее определенно развивается. Похоже, что руководству Северной Кореи наконец-то пришлось признать, что единственным эффективным способом развития экономики являются рыночный капитализм.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Можно ли действительно считать, что в Северной Корее появились ростки рыночной экономики?

В "Мерах 30 мая", по словам профессора Ланькова, указано, что управляющие предприятий формально являются государственными служащими, но фактически им дана та же степень свободы, как и многим управляющим в традиционных рыночных обществах.

"Им разрешается закупать сырье на рынке. Им разрешается - более того, им вменяется в обязанность - продавать свою продукция на рынке, в их обязанность входит выплачивать сотрудникам определенный уровень зарплаты, что, по большому счету, не так уж отличается от привычного нам налога на прибыль или корпоративного налога".

Трудно поверить, но как раз тогда, когда отношения между двумя Кореями перешли из холодных в совершенно ледяные, в Пхеньяне открылась бизнес-школа.

Ее основал Феликс Абт, швейцарский бизнесмен, представляющий в Северной Корее интересы западных компаний.

"Все это кажется маловероятным, но это происходит на самом деле. Мы начали свою деятельность в 2002 году, когда страна испытывала дефицит продовольствия, - рассказывает Абт. - Тогда многие граждане Северной Кореи были безработными и не имели никакого дохода. И мы решили, что должны научить их, как правильно управлять производством, как сделать производство эффективным. Им пришлось узнать, что такое рыночная стратегия, как организовать службу работы с клиентами и как управлять финансовыми потоками".

Сотрудничать или избегать?

Однако остается один большой вопрос: как совместить выгоду, которую приносит сотрудничество с КНДР, с моральным дискомфортом от поддержки крайне неприятного режима?

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В последние недели отношения между Северной Кореей и США опять осложнились

Феликс Абт считает, что одно другому не противоречит: если вы не сотрудничаете с какой-либо страной, как правило, мы не имеете возможности и влиять на ее граждан.

"В чем заключается альтернатива сотрудничеству? Сбросить на них ядерную бомбу? Изолировать страну до такой степени, чтобы ее граждане умерли от голода? Лучшим вариантом, с моей точки зрения, является поддержка ростков рыночной экономики, инвестиции и сотрудничество. Рыночные силы являются самым сильным рычагом перемен. Мы должны работать со всеми. Мы должны сотрудничать и с обычными людьми, и с правительством", - заключает швейцарский бизнесмен.

Оправданный риск?

Перед правительством в Пхеньяне стоят две проблемы. Во-первых, голод, поразивший страну с 1994 по 1998 годы, наглядно продемонстрировал недостатки коммунистической модели экономики.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Особая экономическая зона в Кэссоне: на южнокорейских предприятиях работают северокорейские работники

Во-вторых, окружающий мир все чаще проникает за северокорейский информационный занавес.

Конечно, Южную Корею можно по-прежнему называть в официальных СМИ "американской шлюхой" и принижать ее экономические достижения.

Но ближайший сосед и чуть ли не единственный союзник – Китай - продолжает стремительно развиваться, и десятки тысяч китайских туристов приезжают в Северную Корею, беззастенчиво демонстрируя дизайнерскую одежду и дорогую фототехнику.

Возможно, Ким Чен Ын посчитал, что китайский вариант развития, при сохранении политического контроля и одновременном облегчении экономического регулирования, не приведет к падению режима.

Такая политика может оказаться для режима опасной игрой.

Новости по теме