Три источника благосостояния Южной Кореи

  • 15 января 2015
Банкноты Южной Кореи Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption За два десятилетия после Корейской войны Южная Корея стала одной из самых экономически развитых стран мира

Корейская война, закончившись в 1953 году (при этом формально стороны так и не подписали мирного соглашения, а только перемирие), оставила Южную Корею с совершенно разрушенной экономикой. Ее ВВП был ниже, нежели у многих африканских стран. Сейчас – это одна из крупнейших экономик мира.

Более того, Южной Корее удалось достичь столь выдающихся результатов с минимальным запасом природных ресурсов. На настоящий момент она находится на 4-м месте в мире по уровню импорта нефти.

Как объяснить этот феномен?

Профессор Джаспер Ким из Женского университета Ихва в Сеуле считает, что ведущую роль в этом сыграли 3 фактора:

Опирайся на собственные силы

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Южная Корея вложила все силы и средства в образование и выиграла

Южной Корее удалось создать все почти из ничего, сделав главную ставку на свой чуть ли не единственный ресурс: людей.

И правительство, и население осознали важность хорошо образованной рабочей силы и бросили на реализацию этой программы все средства.

Ее успех привел к тому, что в стране появилась целая армия высококвалифицированных инженеров и рабочих, сумевших стать основой производственной системы, на которой, в свою очередь, стала процветать экономика.

Цель оправдывает средства

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Президент Пак Чон Хи и его дочь, будущий президент Пак Кын Хе, голосуют на выборах в 1977 году

Президент Пак Чон Хи пришел к власти в результате военного переворота в 1961 году. Его 18-летнее правление ознаменовалось выполнением обширной программы индустриального развития, которая привела к нынешнему процветанию.

Одновременно он вошел в историю как сторонник сильной власти, который позднее ввел в стране военное положение и поменял конституцию, чтобы получить больше полномочий.

Президент Пак воспользовался своей властью для того, чтобы заставить богатых корейцев, которых он считал коррупционерами, инвестировать в промышленность страны, в том числе в судостроительные верфи.

Профессор Ким с одной стороны считает, что подобный стиль управления был бы неприемлем в сегодняшней Корее, но именно он и был нужен для того, чтобы восстановить разрушенную войной экономику в 60-х и 70-х годах.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Президент Пак Кын Хе в 2014 году

Диктаторское правление президента Пака закончилось с его убийством в 1979 году, но сейчас у власти в Южной Корее находится его дочь, президент Пак Кын Хе.

Бизнес – дело семейное

Экономический успех Южной Кореи был бы невозможен без структуры, получившей название "Чеболь". Речь идет о группе формально независимых и самостоятельных фирм, фактически находящихся в собственности одной семьи и под единым административным и финансовым контролем.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Династия Ли управляет корпорацией "Самсунг" с 1938 года

Самая известная южнокорейская корпорация "Самсунг" находится в руках одной семьи Ли с самого дня основания в 1938 году.

Нынешний глава корпорации, 72-летний Ли Гон Хи, принял бразды правления из рук своего отца в 1987 году, а его наиболее вероятным преемником является его сын, 46-летний Ли Джэ Ён.

На Западе мысль о том, что лучшим председателем правления или совета директоров крупной корпорации является сын предыдущего человека, занимавшего эту должность, кажется, как минимум старомодной, и по большому счету – крайне вредной. Однако глубоко укоренившийся в корейском менталитете принцип наследственной передачи власти обеспечивает стабильность, которую многие считают важным фактором корейского чуда.

Профессор Ким, например, говорит, что детей в таких семьях с самого раннего возраста готовят к власти.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сумеет ли Южная Корея и дальше развиваться на трех китах своего успеха?

Однако наследственный принцип управления корпорациями в скором времени столкнется с серьезным препятствием: в мае прошлого года Ли Гон Хи попал в больницу. А если бы он умер, все еще находясь во главе "Самсунга" и формально не передав власть, налоги на наследство могли бы составить 5 млрд долларов США. А эта сумма может положить конец любой корпоративной наследственности.

Новости по теме