Уместны ли политические споры вокруг Освенцима?

  • 27 января 2015
  • kомментарии
свечи в лагере Освенцим Правообладатель иллюстрации AP

Во вторник отмечался Международный день памяти жертв Холокоста. В этот день 70 лет назад советские войска освободили Освенцим.

На памятную церемонию в лагере смерти российский президент не поехал. Официальная версия - не получил приглашения.

Незадолго до юбилея освобождение Освенцима вновь попало в новости: глава МИД Польши заявил, что концлагерь был освобожден украинскими солдатами. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров высказал мнение, что пытаться играть на каких-то националистических чувствах в этой ситуации абсолютно кощунственно и цинично.

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев обсуждает неприглашение российского президента с комментатором польского радио Бартошем Чихоцким.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

М.С.: Не хотелось такой день портить политическими дрязгами, но приходится. Десять лет назад, когда указом ООН 27 января был назначен международным днем памяти жертв Холокоста, там были разнообразные церемонии, и ничто не помешало тогдашним лидерам самых разных стран, в том числе Владимиру Путину, бывшему тогда президентом Российской Федерации, туда поехать и отдать дань уважения, предупредить о возможности повторения такого в будущем, исполнить все дипломатические действия. В этот раз, понятно, ситуация изменилась, но не настолько сильно, чтобы начать разбирать, какие именно солдаты и какой именно национальности освобождали Освенцим. Тем более, по сведениям, имеющимся на сегодня, первым в ворота Освенцима вошел майор Анатолий Шапиро, украинский еврей, родившийся в Полтавской области. В этой связи вопрос, поскольку конфликт начался из-за заявления министра иностранных дел Польши, неужели нельзя было лучшего времени найти?

Б.Ч.: Я считаю, что здесь стоило бы говорить о неадекватной реакции российской стороны, а не об абсолютно нейтральном заявлении министра иностранных дел Польши Схетыны, которого журналист спрашивал, почему не пригласили президента Путина. И министр попробовал перевести внимание журналиста и слушателей с тех, кто будет отсутствовать, на тех, кто будет присутствовать. Он посчитал уместным обратить внимание на то, что освобождали Освенцим представители разных наций, входящих в советскую армию. Роль советской армии в освобождении Освенцима никто в Польше под сомнение не ставит. На торжествах, которые только что закончились, президент Польши Комаровский однозначно заявил об уважении поляков к советским солдатам, в том числе тем, кто освобождал Освенцим. Здесь те, кто желают понимать, что было сказано, никакого скандала не видят. Я боюсь, что неадекватная реакция российской стороны, кампания ненависти, свидетельствует об отсутствии желания развивать конструктивным образом отношения с Польшей. И это беспокоит, особенно в контексте того, что происходит на территории Украины.

М.С.: Что касается происходящего на территории Украины, Россия неоднократно в течение последнего года давала понять, что это, если и не ее внутреннее дело, то уж точно сфера российских интересов, в которой она имеет приоритетное право. Международное право рассматривает это по-другому, но опасаться появления зеленых человечков в Польше пока не приходится.

Б.Ч.: Почему? Если они появились в суверенном независимом государстве Украина, почему они не появятся в моем государстве? Я этого не исключаю.

М.С.: Я смотрю, у вас оптимистичное настроение. В любом случае...

Б.Ч.: Я только что смотрел торжества в Освенциме, они были очень трогательными, сфокусированы на узниках, которые выжили и которые обращались к людям, лидерам разных стран, которых было около 50. О них стоило бы задуматься.

М.С.: Безусловно, стоило бы. Можно сказать, что Владимир Путин, не появившись на этих печальных торжествах, привлек к себе внимание. Другое дело, что есть официальная точка зрения, которая подтверждается отсутствием внятного протокола на эту тему. Приглашения подобного рода, если и рассылаются, то по полуофициальным каналам, а не по линии министерства иностранных дел. Официального приглашения Владимиру Путину не последовало, или он скрывает, что он его получил?

Б.Ч.: Я не знаю, что там происходило, но для президента Олланда, для президента Порошенко не было проблем, они приехали. Белоруссия была представлена на более высоком уровне, чем Россия.

М.С.: Понимаю, но ни против одного из этих государств сейчас не действуют санкции.

Б.Ч.: Они действуют по определенным причинам, они не придуманы. Санкции здесь ни при чем. Для меня самое неприятное, что никто не обратил внимания на то, что глава государства, которое представляет освободителей от нацизма, не приехал. Я так понимаю, что причиной опять является то, что происходит на Украине, и ответственность за это нынешнего руководства России. Это печально.

М.С.: Никто не оспаривает, кроме российского руководства, его ответственность, в той или иной форме, за происходящее на Украине. Но ситуация с Холокостом, как и на нынешней церемонии нам очередной раз напомнили, ужас этот, хотя он широко задокументирован, отрицание Холокоста является уголовным преступлением в большинстве европейских стран, не гарантирует его от повторения. В этой связи сложный и политически некорректный вопрос. Наверное, можно было по внутренним дипломатическим каналам договориться, что Владимир Путин приедет на эти торжества и его не будут встречать так, как полгода назад встречали в Брисбене, поворачиваясь к нему спиной. Потому что одно дело – саммит двадцатки, который приходит и уходит, и другое дело – память о событии, которое в определенной степени перевернуло мир. Тем не менее, сделано это не было. Владимир Путин, по мнению многих политологов, не поехал в Освенцим только потому, что не хотел получить такую же встречу, как в Австралии?

Б.Ч.: Может быть, и так. Для меня был значимым комментарий, который несколько дней назад сделал российский журналист Иван Преображенский. Он на сайте Deutsche Welle опубликовал статью о том, что нынешние лидеры России потеряли моральное право представлять освободителей Освенцима. Может быть, на самом деле, что-то такое есть? Надо ставить вопросы не организаторам 70-й годовщины освобождения Освенцима, а руководству России, почему оно чувствуют себя так. Поворачиваются спиной не только натовцы, но и большинство цивилизованных стран. Посмотрите на голосования в ООН последние по событиям в Мариуполе. Даже Белоруссия.

М.С.: Ну, изоляция Белоруссии пока не носит полномасштабного характера по ряду причин. Обращаю ваше внимание, что Барак Обама тоже не приехал на эту церемонию. И тому есть ряд объяснений, в том числе объяснение, сформулированное историком Абариновым, что ни американскому, ни российскому, ни многим европейским лидерам делать на этих церемониях нечего. Про Холокост было известно, но никаких действий, чтобы прекратить этот ужас, до 1945 года не предпринималось. Что касается утративших моральное право представлять страну-освободителя, Владимир Путин, с точки зрения современной Европы, не самое подходящее лицо, но он представляет народ страны, которая своей кровью, огромной кровью, освобождала Восточную Европу, в том числе, сносила танками ворота концентрационного лагеря Освенцим. Может быть, дело не столько в Путине, а в России? Может быть, имеет смысл разделять отношение к стране в целом и к российскому руководству. Хотя я понимаю, что, после того как 80% поддержало аннексию Крыма, есть претензии и к российскому народу.

Б.Ч.: В польской политической мысли традиционно разделяется отношение к России и россиянам. Чеслав Милош, наш известный поэт, говорил: мы любим россиян, мы боимся России. Адам Михник в начале 90-х охарактеризовал поляков как антисоветских русофилов. Так что опасения по поводу имперских проявлений в России имеются, но к обществу другое отношение. Но я бы сосредоточился на тех, кто присутствовал в Освенциме сегодня – на узниках и на ветеранах-освободителях – и граждане России, и Белоруссии, и Украины, к ним относились с уважением, так что Россия была представлена.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме