Командир батальона "Айдар": эта война никому не нужна

  • 9 февраля 2015
Сергей Мельничук Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption Командир батальона "Айдар" Сергей Мельничук

Батальон "Айдар" подчиняется министерству обороны Украины. Репутация у него неоднозначная.

Считается, что его сложно контролировать, а правозащитники утверждают, что его бойцы замешаны в целом ряде серьезных преступлений.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Батальон "Айдар" считают самым боеспособным в украинской армии

Батальоном командует подполковник Сергей Мельничук, который утверждает, что "Айдар" - одно из самых боеспособных подразделений украинской армии и что против него ведется информационная война.

С командиром "Айдара" беседовал корреспондент Украинской службы Би-би-си Святослав Хоменко.

"Чтобы лучше жилось и воевалось"

Би-би-си: Кто сейчас командует батальоном?

Сергей Мельничук: Командиром батальона "Айдар" является подполковник Мельничук Сергей Петрович, откомандированный в Верховную Раду для выполнения обязанностей народного депутата Украины.

Согласно закону о социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей, на время исполнения полномочий депутата эта должность остается за мной. Если я сложу депутатские полномочия, меня должны направить на прежнее место службы на равнозначную или, в случае моего согласия, на более высокую должность.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Сергей Мельничук занимается снабжением батальона "Айдар" из Киева

Би-би-си: Как вы руководите батальоном, физически находясь в Киеве?

С.М.: По телефону или интернету. Сейчас батальон удерживает восемь стратегических точек в Луганской области, и каждый командир на месте действует по обстоятельствам. Я же слежу за тем, чтобы батальон вовремя получал боеприпасы, продукты и одежду. Я помогаю бойцам получать удостоверение участника боевых действий. Я здесь, в Киеве "штурмую" министерство обороны, чтобы батальону лучше жилось и воевалось.

"Об изнасилованиях слышу впервые"

Би-би-си: У вашего батальона неоднозначная репутация. Доклад Amnesty International обвиняет "айдаровцов" в похищении людей, жестоком обращении с пленными, неправомерных арестах, кражах, шантаже и даже казнях.

С.М. Это не так. Летом, например, мы взяли в плен Тимерлана Еналдиева, бывшего помощника министра обороны Южной Осетии. Он до сих пор пишет мне СМС-ки. Так вот, пока он был в плену, он свободно ходил в церковь, вот какое у нас отношение к пленным!

Правообладатель иллюстрации Unian
Image caption Сергей Мельничук утверждает, что по-прежнему остается комбатом "Айдара"

Тогда мы думали, что сумеем обменять его на Надежду Савченко. Но он сказал, что покончит с собой, но не даст обменять себя на женщину - у них так не принято. Я объяснял ему, что такого воина, как Надя, еще надо поискать, но он отказался, и мы его обменяли на двадцать наших бойцов.

Би-би-си: Но ведь далеко не все пленные имеют такой же статус, как сотрудник министерства обороны Южной Осетии. В докладе Amnesty International говорится, что ваши бойцы жестоко избивали людей, ломали им челюсти, забирали имущество, деньги, машины. Было такое?

С.М.: Было. Но это делали люди, которые находились "около батальона", которые рассказывали, что являются бойцами, но не принимали участия в боях. События, о которых идет речь в том докладе, случились летом, когда мы почти взяли в кольцо Луганск. Меня почти два месяца не было на месте, я воевал, а они в это время промышляли в тылу.

Би-би-си: Вы хотите сказать, что все эти мародерство, жестокое обращение с пленными, кражи, шантаж и даже казни - дело рук людей, которые не являются бойцами батальона, но называли себя "айдаровцами?"

С.М.: Да.

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption "Айдар" создал специальное подразделение для борьбы с "псевдоайдаровцами"

Би-би-си: Если это действительно так, то получается, что у вас большая проблема: люди называют себя "айдаровцами", носят ваши знаки различия, но бойцами не являются. Как вы собираетесь с этим бороться?

С.М.: Сейчас мы специально создали внештатное подразделение и вместе с правоохранительными органами арестовываем таких "псевдоайдаровцев".

Би-би-си: В свое время немало шума наделала статья, опубликованная новостным порталом Insider под заголовком "Служили два айдаровца". В ней со слов реального бойца батальона описываются избиения пленных и даже изнасилование пленной женщины.

С.М.: Об изнасиловании пленных слышу впервые. Такого быть не могло. Перед помещением, где содержатся пленные, всегда стоит вооруженный человек и никого туда не пускает.

Би-би-си: Однако в этой статье говорится, что в это помещение можно попасть, наставив на часового автомат…

С.М.: Такого быть не могло.

Би-би-си: А зачем вы вообще берете пленных? Вы же не можете ни судить их, ни наказывать.

С.М.: Большую часть задержанных мы обмениваем на наших пленных бойцов.

Би-би-си: То есть у вас действует собственный обмен пленными, отдельный от "официального"?

С.М.: Конечно, мы вообще первыми начали эту практику, а другие потом подхватили.

"России понадобилась жертва"

Би-би-си: Что же вам помешало в таком случае освободить Надежду Савченко?

С.М.: Думаю, что России понадобилась жертва, которую можно всем демонстрировать, и с которой можно "играть". Вот они и выбрали Надю. Одно дело показать офицера, бойца, мужчину. Другое дело - Надя, которую они сначала назвали снайпером, а затем - артнаводчиком. Хотя даже кадры с ней доказывают, что на момент этого боя Надя уже была в плену.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Надежда Савченко входила в батальон "Айдар"

Би-би-си: Кто же тогда корректировал огонь в том бою?

С.М.: Я. Я тогда был на передовой, бойцы, которые принимали участие в этом бою, подтвердят - я был впереди БТРов, и меня бойцы за шкирку оттягивали: мол, прячься командир.

Би-би-си: То есть Надежду Савченко обвиняют в том, что на самом деле сделали вы?

С.М.: Да. Потом меня заменил боец с позывным "Прапор".

Би-би-си: И вы сейчас можете сказать россиянам: "Вот я" ...

С.М.: Могу. Я и так у них в розыске.

Би-би-си: Не могли бы вы рассказать подробности об этом бое?

С.М.: Мне позвонили утром и сказали, что в районе гольф-клуба [поселок Металлист под Луганском] завязался бой. Ребята закрылись в погребе, и их забросали гранатами.

Я выскочил из дому в чем был: в бронежилете на голое тело, в каске и спортивных штанах. Заскочили в джип, подобрали первых шесть человек подкрепления, поехали. Я высадил их десантом под самый гольф-клуб, развернулся и погнал за следующей партией. И так я подвозил и подвозил туда людей - столько, сколько помещалось в салоне джипа и его багажнике.

И все это время я просил, чтобы 80-я и 128-я бригада, которые стояли неподалеку, прислали нам помощь. А они на помощь не шли. И когда я уже третью партию людей вез, то позвонил Наде. Она пришла к бойцам, обматерила их как следует, и они дали команду двум БТРами и двум БМП выехать нам на помощь.

Ехали с закрытыми забралами, у них были только щели для обозрения, поэтому и проскочили знак поворота к гольф-клубу и поехали дальше. А через 12 км наткнулись на противотанковую засаду.

В это время Надя была со 128-ой бригадой. Их танк наткнулся на ту же засаду, просто пролетел сквозь ряды сепаратистов и въехал в Луганск. Надя потом мне звонила: "Мы в доме номер 53, выручайте!"

Правообладатель иллюстрации Unian
Image caption Комбат "Айдара" считает, что война долгой не будет

Би-би-си: А откуда там в во время боя вообще взялись журналисты?

С.М.: Когда туда прорвались наши БТРы и БМП, боевики их полностью расстреляли, а потом вызвали журналистов, чтобы они засняли результаты этого боя. Они не рассчитывали, что мы придем своих освобождать за 12 километров. А мы фактически с боем - потому что в лесопосадках сидели их пулеметчики, гранатометчики, - прошли все это расстояние.

(Адвокат Надежды Савченко Марк Фейгин в комментарии Украинской службы Би-би-си заявил, что описанные события, во-первых, соответствуют картине, описанной самой Савченко, а, во-вторых, соответствуют реальной картине событий. "Я считаю, что гибель журналистов Волошина и Корнелюка была драматической случайностью, вызванной суммой во многом случайных причин", - заявил он. Кроме того, он подтвердил, что Сергей Мельничук находится в российском розыске по тому же делу, что и Савченко).

Би-би-си: А что делала Надежда Савченко в вашем батальоне? Она же летчица, а самолетов у вас там вроде не было.

С.М.: За несколько дней до этого она пришла в батальон и попросилась на любую должность. Она выполняла обязанности заместителя командира по воспитательной работе.

Би-би-си: И что же теперь с ней будет дальше?

С.М.: Мы ее все равно освободим. Возможно, уже в этом году.

"Несколько месяцев нормальной жизни, и все наладится"

Би-би-си: Вы ранее говорили, что не верите в то, что война будет долгой? На чем основан ваш оптимизм?

С.М.: Во-первых, санкции действуют. Во-вторых, погибших российских солдат все больше и больше. Русский народ стал прозревать. Эта братоубийственная война никому не нужна.

Поэтому я и думаю, что в ближайшее время - от трех месяцев до полугода - этот конфликт будет закончен. Или законсервируется, и это будет все.

Би-би-си: Как именно? Донецкая и Луганская области вернутся в состав Украины, или мы получим Приднестровье на Донбассе?

С.М.: Будет лучше, если мы сохраним границы Украины. Российских наемников и войска за пределы Украины выпрут, и на востоке тоже будет порядок.

Правообладатель иллюстрации Unian
Image caption Сергей Мельничук считает, что через несколько месяцев после войны на востоке Украины все успокоится

Би-би-си: А что делать с тысячами местных, уверенных в том, что это украинская армия убила их родных и близких?

С.М.: Несколько месяцев нормальной жизни, и все станет на свои места. Люди, которые сейчас приезжают оттуда на территории, контролируемые Киевом, это понимают. Когда я возглавлял луганский Евромайдан, то видел, что лозунги у людей там были практически такие же, как и в Киеве: люди хотели перемен.

Просто на востоке россияне быстрее сориентировались, подсунули людям свои лозунги, вот народ за ними и пошел. Если бы у нас была правильная пропаганда, если бы наше правительство грамотно сработало, то ничего этого не было бы.

Правообладатель иллюстрации Unian
Image caption Сергей Мельничук не хочет быть президентом. Он хочет быть гетманом

Би-би-си: Вы хотите стать президентом Украины?

СМ: Я хочу стать гетманом Украины.

Би-би-си: А что это значит?

С.М.: Я вам сказал, а вы думайте. [Смеется. - Ред.]

Новости по теме