Евросоюз и санкции: "раскол" или "расхождения"?

  • 20 марта 2015
Лидеры ЕС на саммите в Брюсселе 19 марта 2015 г. Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Европейским политикам удалось достичь консенсуса

Проходящий в Брюсселе саммит ЕС отложил решение вопроса о санкциях, наложенных на Россию в связи с украинскими событиями, до июня 2015 года - срока, на который они изначально и вводились.

Наличие среди 26 членов Евросоюза разных подходов к данной проблеме тайной не является.

Британия, Польша и страны Балтии выступают за сохранение и даже ужесточение санкций, чтобы побудить Москву выполнять Минские соглашения в части не только военного перемирия, но и восстановления контроля Киева над мятежными территориями.

Так называемая "малая семерка" в составе Италии, Испании, Греции, Кипра, Австрии, Венгрии и Словакии хочет отмены или хотя бы смягчения санкций.

Германия, Франция и остальные желают оставить все как есть.

Точка зрения центристов в итоге возобладала. При этом в заявлении саммита, которое огласил президент Европейского Совета Дональд Туск, отмена санкций заранее увязана с полной реализацией Минских соглашений, что рассматривается как частичная победа сторонников жесткой линии.

Точность в терминах

Накануне саммита в заголовках СМИ замелькало выражение "раскол Евросоюза".

Между тем Евросоюз в очередной раз продемонстрировал способность принимать солидарные решения, а наличие разных мнений и нюансов, в принципе, естественно и нормально.

"О расколе говорить как минимум преждевременно, хотя единства по украинскому вопросу нет, - заявил Русской службе Би-би-си президент аналитического фонда "Евразия" Андрей Кортунов. - Напротив, последние год-полтора Европейский Союз демонстрирует возросшую способность находить консенсус".

"Более точным является слово "расхождения", - подтверждает завсектором Евросоюза ИМЭМО РАН Юрий Квашнин.

Все дело в экономике?

Одну из причин разного подхода к санкциям эксперты-международники видят в экономике.

Андрей Кортунов напоминает, что Италия является вторым после Германии торговым партнером России в Европе.

"Одни страны ЕС не испытывают практически никаких последствий российских контрсанкций, другие затронуты достаточно сильно", - отмечает Юрий Квашнин.

"Например, Греция уже потеряла порядка 200 миллионов долларов от прекращения поставок в Россию фруктов и рыбы, а для нее это немалые деньги. Естественно, греки говорят, что санкции контрпродуктивны. Дело не в каких-то особенных пророссийских симпатиях Афин, а в их желании получить от богатых партнеров компенсацию за понесенные потери. То же касается и других стран", - говорит он.

"То, что представляется в России как раскол, на самом деле - их внутренний торг, не отменяющий принципа европейской солидарности, который очень силен и будет превалировать", - считает эксперт.

Забыто ли прошлое?

Со времен распада "восточного блока" наиболее лояльную позицию в отношении России по всем вопросам занимали такие государства, как Италия, Португалия или Нидерланды - те, кто от нее далеко, кому, в принципе, все равно, а если что и имеет значение, так это исключительно экономический аспект отношений.

"Бежали впереди паровоза" бывшие соцстраны, продолжавшие опасаться российской угрозы и, по мнению многих, пытавшиеся руками старших союзников наказать Москву за грехи советской эпохи.

Сегодня в "малой семерке" активно заявляют о себе Венгрия и Словакия. Прошлое забыто?

"Не совсем, - полагает Юрий Квашнин, - пример тому Польша, Румыния и Болгария. Венгрия - это, скорее, исключение".

Аналитик указывает, что Будапешт получает российский газ по относительно невысоким ценам, что приносит правительству поддержку избирателей, а в Словакии сильны инвестиционные позиции "ТНК" и "Лукойла".

Однако экономические связи с Россией выгодны и другим восточноевропейским странам, так что данный фактор не объясняет всего.

По мнению аналитиков, пожив в ЕС, часть элит и граждан восточноевропейских стран испытали известное разочарование в глобализации, наднациональных институтах, либеральных ценностях, и им стала импонировать националистическая и консервативная политика Владимира Путина. По ряду внутренних причин такие настроения сильнее всего проявляются именно в Венгрии.

"Экономические результаты интеграционных процессов в Венгрии оказались хуже, чем в Польше и Чехии, - указывает Андрей Кортунов. - Правый крен в венгерской политике и рост евроскептицизма предопределяют и отношение к России".

Юрий Квашнин уверен, что и применительно к Венгрии эту тенденцию не следует переоценивать.

"Разочарование в евроинтеграции - это одно, а отношение к России - другое, - утверждает эксперт. - Премьер Виктор Орбан действительно во многом ориентируется на Путина, но венгерское общество отнюдь не смотрит на Россию с придыханием и не хочет копировать ее путь. Общаясь с венгерскими коллегами, я вижу, что дети и внуки тех, кто пережил 1956 год, не забыли ничего".

"Политический ландшафт Европы меняется, - говорит Андрей Кортунов. - На каких-то направлениях это создает для России дополнительные ограничения, а где-то открывает новые возможности. Показательно сотрудничество, наметившееся у Москвы с французскими правыми и греческими левыми, то есть всеми силами, которые не вписываются в европейский мейнстрим. Однако следует помнить, что большую политику они не определяют".

Что дальше?

По оценкам экспертов, с точки зрения Европы сегодня нет оснований ни для ужесточения, ни для смягчения санкций. Первое возможно только в случае нового наступления сепаратистов, второе - практических шагов к восстановлению в Донбассе украинской власти.

Резкая реакция России на принятый Верховной Радой закон об особом статусе Донбасса показывает, что Москва и Киев с его союзниками понимают Минские соглашения по-разному. Для Запада главное в нем - территориальная целостность Украины, для России - замораживание статус-кво и сохранение у власти нынешнего руководства ДНР и ЛНР.

Из публичных заявлений, изобилующих выражениями вроде "имплементация соглашений" и "модальность выборов" непосвященному человеку сложно уловить конкретную суть разногласий.

"Подписывая Минское соглашение, Москва исходила из того, что Украина признает нынешнее руководство самопровозглашенных республик легитимными и равными партнерами. Киев полагает, что надо провести выборы в соответствии с украинским законодательством и под международным контролем, сформировать новую власть, и только с ней он будет готов иметь дело", - пояснил Андрей Кортунов.

По мнению большинства экспертов, наиболее политически выгодным и наименее затратным для России вариантом является сохранение ДНР и ЛНР в составе Украины, но при условии практически полной независимости, с правом без вмешательства Киева формировать свою власть и иметь особую позицию по вопросам внешней политики и обороны.

Украина находит такое требование неприемлемым, а Запад - завышенным и незаконным.

"С учетом позиций сторон и того, что Минское соглашение оставляет простор для различных интерпретаций, пробуксовка политического урегулирования практически неизбежна. Военный аспект - прекращение огня, отвод артиллерии, создание буферной зоны, обмен пленными - вполне может быть реализован. Однако есть опасения, что политический тупик, в конце концов, станет основанием для возобновления вооруженного конфликта. Пока на этот вопрос ни у кого ответа нет", - говорит Андрей Кортунов.

"Красная линия - это Мариуполь, - полагает Юрий Квашнин. - Если развернется наступление в сторону Мариуполя, с вероятностью 90 процентов будет углубление санкций, и даже такие страны, как Греция, Кипр и Венгрия, пойдут на это. Если эскалации не произойдет, ожидать новых санкций не следует, но мало шансов, что уже действующие санкции будут отменены".

Новости по теме