"Пятый этаж": возврат Крыма с точки зрения права

  • 23 марта 2015
  • kомментарии
Глава британского МИД Филип Хэммонд Правообладатель иллюстрации AFP Getty Images
Image caption Филип Хэммонд заявил, что Британия не признает "референдум", проведенный год назад в Крыму

Глава министерства иностранных дел Британии Филип Хэммонд заявил, что Россия должна вернуть Крым Украине. По словам Хэммонда, Великобритания не признает прошлогодний "референдум" в Крыму и считает его "фиговым листком", которым президент Путин пытался прикрыть захват украинской земли.

"Незаконная аннексия Крыма Россией год назад была вопиющим нарушением международного законодательства", - сказал министр. А что говорит международное право по поводу возвращения отторгнутых территорий?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует на эту тему с Димитрием Коченовым, профессором европейского права в Университете Гронингена, Нидерланды.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Предмет нашего разговора – правовые аспекты возвращения Крыма Украине, если предположить, что это произойдет. История знала "вечные империи", "тысячелетние рейхи", которые разваливались, по историческим меркам, довольно быстро. Если предположить, что это произойдет в нынешние времена, при жизни нашего поколения. Как это должно происходить в рамках нынешнего международного права.

Дмитрий Коченов: Насчет того, что "на века", следует отмести сразу. В международном праве следует четко разделить, какие территории находятся под контролем государства в противоречии с международным правом, и какие нужно потом возвращать. Международное право не в силах создать ситуацию, при которой эти территории можно забрать. Часто возникает ситуация, когда в течение десятилетий одно государство незаконно удерживает часть суверенной территории другого. И здесь существует огромное количество примеров. В том числе Крым, балтийские государства, которые десятки лет прожили в аннексированном состоянии, и эта аннексия не была признана лидирующими членами международного сообщества, особенно США. Можно привести также пример Восточного Тимора и так далее. Тот факт, что государство контролирует определенную территорию, еще не означает, что этот контроль юридически обоснован с точки зрения международного права. А возвращение – это немного другое.

М.С. Контроль и то, как ситуация в Крыму развивается сейчас – тема для долгого разговора. Если оставить все остальные аспекты, в правовом отношении здесь сталкиваются две концепции, между которыми даже в текущем законодательстве не наблюдается полного согласия. Это право наций на самоопределение и территориальная целостность, территориальный суверенитет. Но в контексте возвращения Крыма с юридической точки зрения – что для этого должно произойти. Имеет место референдум…

Д.К. Право наций на самоопределение – нет такой нации, как Крым. Говорить о референдуме крымской нации о самоопределении относительно украинского государства с точки зрения права невозможно. Право наций на самоопределение не может быть отнесено к Крыму. Все, кто апеллирует к этому аргументу, не читали документы о крымском самоопределении, которые Россия использовала, чтобы игнорировать базовые правила международного права. Референдум в Крыму, когда он объявил себя Республикой Крым, был непосредственно связан с присоединением Крыма к России. При объявлении референдума крымские власти заявили, что Крым станет независимым государством, только если Россия согласится аннексировать его в качестве субъекта Российской Федерации. То есть Крым никогда не собирался существовать как независимое государственное образование в отрыве от Российской Федерации. Все документы, изданные властями Крыма до и после референдума, говорят о том, что мы имеет дело с завуалированной аннексией.

М.С. Существует еще подписанный 18 марта прошлого года договор между Российской Федерацией и Республикой Крым, которая на тот момент вроде бы существовала, пусть даже с одной целью – быть принятой в состав России. Если этот договор будет расторгнут? Есть еще один прецедент, связанный с Нюренбергским процессом, который объявил Германию недееспособной, не ответственной за подписанные ею договоры, в частности, пакт Молотова-Риббентропа. У нацистской Германии не было правопреемника, в отличие от СССР. Но если постфактум лишить Крым такого права в международном суде, это расторгает договор…

Д.К. Суть вашего утверждения в том, что Крым обладал государственностью на момент заключения договора. И это то, с чем я не могу согласиться с точки зрения европейского права. Крым никогда не был государством. Если бы Россия не дала согласия аннексировать эту территорию, то не было никакого референдума, никакой республики, никакого договора. В этой ситуации, даже если можно было бы, нет никакой надобности обращаться в международный суд и признавать Крым "недееспособным". У Крыма не было международного права субъектности на момент подписания этого договора. Его не признавало ни одно государство, кроме России. Ни по международному, ни по украинскому, ни по российскому праву Крым не имел права входить ни в какие договорные отношения ни с каким государством, включая Россию. Этот договор следует рассматривать как несуществующий.

М.С. То есть для юридического возвращения Крыма Украине ничего особенного делать не надо. Если оттуда уйдут российские войска, то достаточно будет акта Верховной Рады, закрепляющего существующее положение вещей. А договор между Крымом и Россией займет место в списке юридических казусов.

Д.К. Можно упомянуть еще два интересных принципа международного права. В истории международного права такие ситуации, как крымская, возникают очень часто. Государство аннексирует либо суверенную нацию, либо кусок территории соседнего государства. И потом, поскольку мировое сообщество не может отменить результаты этой аннексии, мы живем в ситуации, когда всем приходится с этим смириться. И здесь принципы международного права недостаточно четки. Неправовые акты не могут создавать право только фактом своего существования. То есть на основании нарушения закона нельзя обрести какое-то право. Но достаточно часто возникают ситуации, когда невозможно отменить результаты незаконных аннексий. Тогда возникает вопрос, сколько лет надо удерживать территорию, чтобы незаконный акт аннексии можно было признать имеющим правовые последствия. Так было в балтийских государствах, которые прожили в состоянии аннексии в течение десятков лет, там родились и умерли целые поколения людей, когда их страны были аннексированы. Некоторые международные юристы говорили о том, что такая ситуация может привести к признанию этого акта. Но аннексии Крыма – один год.

М.С. Да, если такое положение удастся сохранить лет 200, то проблема потеряет актуальность и перейдет в разряд академических.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме