Киргизский друг Царнаевых сознался, что мешал ФБР

  • 30 марта 2015
Матанов в суде Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Впервые Матанов предстал перед судом еще в мае прошлого года

В разгар процесса над Джохаром Царнаевым его знакомый 24-летний этнический узбек из Киргизии Хайрулложон Матанов признал себя виновным в попытках помешать следствию и лжи следователям ФБР.

Матанов, приехавший в США в 2010 году из Киргизии по студенческой визе, а потом получивший политическое убежище, признал себя виновным на минувшей неделе.

По словам его адвоката Эдварда Хейдена, Матанов закончил среднюю школу в Джалалабаде и перебрался в Москву, где работал на стройках и охранником. В 2008 году он вернулся в Киргизию и поступил на юридический факультет Университета дружбы народов им. А. Батырова, в котором преподавание велось на узбекском языке.

По словам адвоката, в 2010 году университет закрылся, после того как там устроили погром местные киргизы, и Матанов бежал в США, где работал таксистом и поваром в шашлычной Man-O-Salwa в предместье Бостона.

ФБР впоследствии нашло подозрительным, что Матанов ежегодно переводил за границу по 14 тысяч долларов. Хейден объяснил суду, что тот помогал своей семье в Киргизии расплатиться с долгами. В 2013 году эта задача была выполнена, и Матанов поступил в бостонский Куинси-колледж изучать информационные технологии.

Опасные связи

Власти нашли многозначительным, что одно время Матанов снимал квартиру вместе с чеченцем Ибрагимом Тодашевым. Два года назад Тодашев признался в тройном убийстве, совершенном вместе со старшим братом Джохара Тамерланом Царнаевым, после чего бросился на допрашивавшего его следователя ФБР и был застрелен.

Матанов дружил и с самим Тамерланом Царнаевым, который давал ему уроки бокса и играл с ним в футбол. Матанов позвонил ему по мобильнику через 40 минут после взрывов на финише бостонского марафона, за которые сейчас судят Джохара, а вечером того же рокового дня заехал за братьями на своем такси и отвез их ужинать в Man-O-Salwa.

По его словам, он узнал, что братья обвиняются в этом теракте, четыре дня спустя, когда Джохар еще прятался под брезентом в чужом катере, и сам позвонил в местную полицию, где его допросили, а потом отправили в ФБР, которое несколько раз допрашивало его на протяжении года, но до поры до времени оставляло на свободе.

Игры со следствием

Матанова, наконец, арестовали в мае прошлого года. До этого ФБР следовало за ним по пятам, а когда он однажды оторвался в своем такси от наружного наблюдения, связалось с его адвокатом и просило передать Матанову, чтобы он ездил помедленнее.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Матанова защищает в суде адвокат Эд Хейден

В День независимости 4 июля 2013 года ФБР попросило Матанова не ездить в Бостон и также велело ему не появляться в городе в первую годовщину взрыва. По словам защиты, Матанов подчинился.

Федеральная прокуратура привлекла его к суду по обвинению в том, что на допросах в ФБР Матанов несколько раз соврал следователям.

По мнению ряда экспертов, ложь эта носила пустячный характер. Матанов, например, рассказал о своем ужине с Царнаевыми, но соврал, что идея совместной трапезы исходила от них, а не от него самого. Он неправильно указал, сколько раз он рассматривал в интернете их фотографии перед тем, как связаться с полицией, и отрицал, что смотрел джихадистские видеозаписи, которые стер в своем компьютере после бостонского взрыва.

По словам защиты, эти клипы не имели отношения к Царнаевым и изобличали лишь своеобразные интересы самого Матанова, за которые в США к суду не привлекают. Но молодому узбеку инкриминировали попытку помешать следствию, и сейчас он в ней признался.

До этого он настаивал на своей невиновности и писал в ноябре известному сайту Daily Beast, что ФБР пытается сломать ему жизнь.

"Я не понимаю, с какой стати со мной так ужасно обращаются и так долго держат в тюрьме, - говорилось дальше. – А сейчас ко всему прочему СМИ изобразили меня виновным еще до того, как произошел суд".

Даже когда он, наконец, официально признавал себя виновным в обмен на обещание прокуратуры не требовать для него больше 30 месяцев тюрьмы, Матанов по-прежнему отрицал вину. Как объяснил он судье свое решение, он опасался, что в деле достаточно фактов, чтобы присяжные признали его виновным.

"Вы опасаетесь, что если вас будут судить, вас могут признать виновным по все пунктам, и приговор тогда будет больше, чем 30 месяцев? – спросил у него судья Уильям Янг. – Я правильно понимаю? То есть вы считаете, что вы невиновны, но при сложившихся обстоятельствах хотели бы избежать суда?".

"Я подписался под сделкой, посчитав, что в моем положении лучше всего будет признать вину", - не стал спорить Матанов.

Янг назначил дату вынесения приговора на 18 июня, но оговорился, что пока не решил, принимать ли признание Матанова. Американские судьи предпочитают, чтобы арестант искренне признавал себя виновным, а не открыто делал это лишь ради смягчения наказания.

Янг заметил, что если он откажется засчитать Матанову признание вины, того будут судить, и если признают виновным по всем пунктам, ему будет грозить до 20 лет лишения свободы.

С другой стороны, судья заявил, что, как он понимает, ложь Матанова следователям не сбила их с правильного пути, хотя, возможно, заставила их зря потратить дорогое время.

Прокурор Скотт Гарланд заметил, что, насколько известно следствию, Матанов не имел понятия о том, что братья Царнаевы замышляют теракт, и не принимал в нем никакого участия.

Новости по теме