"Пятый этаж": йеменский конфликт разрастается

  • 6 апреля 2015
  • kомментарии
Йемен после авиаударов сил коалиции во главе с Саудовской Аравией Правообладатель иллюстрации epa
Image caption Удары военной авиации коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, вызвали серьезные разрушения и сотни жертв.

Саудовская Аравия сообщила, что к международной коалиции, воюющей с повстанцами-хуситами в Йемене, присоединяется Пакистан.

Пока что не ясно, в какой форме Пакистан примет участие в действиях коалиции, однако развитие конфликта, грозящего перерасти в региональную войну, всерьез встревожило страны региона.

Какие силы движут этим конфликтом, в который втягиваются все новые страны региона?

Насколько вероятно вступление в войну Пакистана и что это будет означать для Ближнего Востока и арабского мира?

Ведущий программы "Пятый этаж" Александр Баранов беседует с востоковедом Еленой Супониной.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

А.Б.: Как пишут, все началось с бензина. Правительство Йемена отменило субсидии, бензин подорожал, начались протесты, и это все можно понять. Но не в каждой стране протесты автомобилистов превращаются в региональную войну. Почему это произошло, какая движущая сила раскручивает этот конфликт?

Е.С.: В Йемене многое началось с цен на топливо, в Египте – с цен на хлебные лепешки, которые подорожали накануне революции 2011 года, в том числе и потому, что в России в то лето были пожары и засуха и был уменьшен экспорт зерна в Египет. В Иордании были протесты на почве повышения цен на хлебную продукцию. Но это только одна из причин. Почему в Йемене так разрастается конфликт и почему люди так реагируют - для этого целый комплекс причин и противоречий, в том числе между ведущими государствами региона, Саудовской Аравией и Ираном. Дело еще и в национальном характере. Я видела, как люди хватаются за автомат Калашникова во время ссоры на базаре. Это бывает нечасто, но гораздо чаще, чем в любой другой арабской стране, где народ тоже эмоционален.

А.Б.: Но даже с калашниковым на базаре трудно разжечь региональную войну. Даже в Египте все как-то обошлось. Те же хуситы, которые сейчас контролируют страну, хотя там есть "Аль-Каида", и кого там только нет, - это же не джихадисты, не ИГ. Они говорят о правительстве технократов, о переходном совете, все выглядит как внутренний йеменский конфликт. Почему так активно вмешиваются в него арабские соседи?

Е.С.: В Египте мужчины все же не носят калашников как мужской аксессуар, постоянно, как это делают йеменцы. В Египте народ не жует листья маленького кустарника, ката, который вызывает небольшой наркотический эффект. Некоторые востоковеды, когда пробуют, с первого раза ничего не чувствуют, но при постоянном употреблении на йеменцев это оказывает определенное влияние. Это, кроме того, большая беда йеменской экономики. Разница между себестоимостью и продажной ценой этих листьев очень велика, есть очень дорогие виды этого кустарника. В результате в некоторых районах практически перестали заниматься нормальным земледелием. По некоторым данным, кат даже вытесняет другую древнейшую культуру – кофе.

А.Б.: Когда население живет на два доллара в день, остается только листья жевать. Ну и договаривались бы там между собой. Почему это так взволновало Саудовскую Аравию, Египет, Кувейт? Почему начались бомбежки?

Е.С.: Это касается более масштабных противоречий, существующих в регионе. Но, резюмируя свою мысль, многое, что происходит сейчас в арабском мире, имеет экономические и социальные причины. Экономика не работает нормально, распределяемых благ не хватает на всех. Когда противоречия обостряются, возникает почва для выступления ведущих держав региона. Саудовская Аравия долго помогала Йемену материально, чтобы обеспечить безопасность своих южных границ. Но вмешался Иран, который всегда имел влияние в Йемене, как и некоторые другие региональные государства. Это влияние осуществляется, в том числе, и через небольшие общины мусульман-шиитов. В Йемене они не составляют большинство, но все же значительную долю населения. Зейдиты сумели наладить очень хорошие отношения с Ираном, и не только на религиозной почве. У них общая революционная риторика. Например, лидеры движения "Ансаралла", которые известны как хуситы по имени своих основателей и руководителей, поддерживают лозунги "смерть Америке", "долой сионистов", то есть те же, что иногда звучат на митингах в Тегеране.

А.Б.: То есть мы можем сказать, что Саудовская Аравия и Иран ведут опосредованную войну между собой на территории Йемена?

Е.С.: Да, они ведут прокси-войну, то есть опосредованную войну, на территории ряда арабских стран. Это мы видели в Сирии, где Иран поддержал правительство Асада, а Саудовская Аравия – оппозицию, это мы видим в Йемене. Вопрос, удержатся ли Саудовская Аравия и Иран в рамках такой опосредованной войны. Если начнется большая региональная война между Ираном и Саудовской Аравией, мало не покажется. Еще три-четыре года назад мы обсуждали совершенно другой вопрос: будет ли Израиль бомбить ядерные объекты Ирана. Этого не случилось, но о возможности военного конфликта между Израилем и Ираном говорили даже некоторые аналитики. А сейчас речь идет о совсем другом конфликте.

А.Б.: А почему Саудовская Аравия пытается привлечь на свою сторону другие страны региона, ведь армия у нее совсем не слабая, с хуситами они вроде бы должны были справиться. Но стало известно, что они пытаются привлечь в этот конфликт Пакистан, и Пакистан согласился войти в эту коалицию, хотя детали пока неясны. Зачем Пакистан нужен Саудовской Аравии?

Е.С.: Если поставить друг против друга батальон йеменцев и батальон саудовцев, убегут саудовцы. Йеменцы умеют воевать, они эмоциональны, но они воюют постоянно и дадут фору любому саудовцу. Саудовская Аравия берет современной техникой, наносит ракетно-бомбовые удары, не вступая в прямой конфликт. По данным 2014 года Саудовская Аравия вышла в мировые лидеры по закупкам вооружений, причем они закупаются в основном в США. Но иметь под началом солдат, которые не привыкли и не хотят воевать, которые живут достаточно сытой и хорошей жизнью - совсем другое. Поэтому Саудовской Аравии понадобились союзники. Союзники понадобились и по политическим причинам. В Эр-Рияде понимают, что за некоторыми конфликтами в регионе маячит тень Ирана. Вступать в открытый конфликт с Ираном не может даже 36-летний министр обороны Саудовской Аравии, сын короля Мухаммед бен Салман. Молодой, горячий, но понимает, что силы несопоставимы.

А.Б.: Теперь Пакистан может стать игроком в этом конфликте. Его власти зависят от саудовцев, которые дают им деньги. В Пакистане денег нет, потому что никто не платит налоги. С другой стороны, в Пакистане тоже есть шииты, которым это не понравится. Насколько у Пакистана сейчас есть свобода выбора?

Е.С.: Пакистан уже все решил. Он участвует в этом конфликте на стороне Саудовской Аравии, просто эта роль не очень афишируется. Такую же позицию заняла Турция, хотя на словах они пытаются не разругаться окончательно с Ираном, с которым также поддерживают отношения. Их роль теневая, это в основном спецслужбы, логистика, но меня беспокоит активность, которую проявляет и парламент Пакистана, и пакистанские политики. Не дай Бог, речь идет о наземной операции в Йемене, даже ограниченной, типа высадки десанта. В таком случае Саудовской Аравии понадобятся пакистанские военные, опыт египетских военных, которые в 1960-е годы уже находились в Йемене. Саудовская Аравия одна не вступит в Йемен, но это был бы самый ужасный из всех страшных сценариев.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме