Год трагедии в Одессе: кто ответит за гибель людей?

  • 30 апреля 2015
  • kомментарии
Горящий Дом профсоюзов в Одессе Правообладатель иллюстрации Vasily Polishchuk
Image caption Горящий Дом профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 года. В тот день здесь погибли 42 человека. Ещё шестеро - в центре.

Из-за чего год назад, 2 мая 2014 года, погибли люди в Доме профсоюзов в Одессе? Ответ по всем внешним признакам прост: из-за безмозглости разъярённой толпы. Только масштаб трагедии, политический фон и склонность к конспирологии мешают некоторым поверить в это.

"Даже те люди, которые были там внутри - а я со многими говорил - не могут понять, что произошло. Некоторые трупы, которые я видел - как сидел человек, так и умер, как будто его заморозили в таком положении. Что это было? До сих пор даже экспертиза не может сказать. Или не хочет", - говорит вожак одесских коммунистов Морис Ибрагим.

Он, как один из активистов "Антимайдана", 3 мая зашёл вместе с милицией в здание, чтобы пересчитать тела.

Вполне типичный вопрос, один из нескольких, что до сих пор задают одесситы и все интересующиеся.

Эти вопросы делятся примерно на четыре основные группы: отчего именно погибли люди в здании, по чьей воле случилось так, что "Майдан" пошёл уничтожать лагерь "Антимайдана" на Куликовом поле, какими мотивами руководствуется следствие и какую роль в трагедии 2 мая сыграли приезжие.

Морис Ибрагим на самом деле не совсем прав: экспертиза давно всё в общих чертах сказала. Просто ей не верят и до сих пор рассуждают, не были ли люди отравлены или застрелены до того, как сгорели.

Но и официальные, и независимые эксперты вполне ясно говорят: люди в большинстве погибли от угарного газа, продуктов горения и ожогов. Несколько человек разбились, прыгая из окон.

Газов не обнаружено

Заместитель генерального прокурора Украины Владимир Гузырь на брифинге в конце апреля отдельно подчеркнул, что следов хлороформа, о котором ходили пересуды, как и следов каких-либо боевых отравляющих газов эксперты не обнаружили.

Многие из одесских собеседников Би-би-си говорили, что не верят в слухи об отравляющем газе ещё и потому, что в случае его применения, скорее всего, были бы такие, кто получил несмертельную дозу со всеми соответствующими симптомами. Но их нет.

С другой стороны, временная комиссия Верховной Рады по расследованию гибели людей в Одессе (а также Мариуполе, Донецке и других местах) в сентябре отметила в своём докладе, что отсутствие современного оборудования у одесских экспертов не позволяет точно установить, какие токсичные вещества были в телах погибших.

По официальным данным, нет на телах погибших в Доме профсоюзов и механических повреждений, которые позволили бы утверждать, что их убили до того, как до них добрались дым и огонь.

Правообладатель иллюстрации Vasily Polishchuk
Image caption Одни активисты Майдана спасали людей из Дома профсоюзов, другие били, третьи просто глазели

"На Греческой возможностей убивать было гораздо больше - когда они [бойцы "Антимайдана"] разбежались по городу и их вылавливали в подворотнях. Не было ни одного убитого холодным оружием или тупым предметом. Били, сдавали в милицию. Но ни одного трупа. Эти же люди потом пошли на Куликово. С чего они там должны были убивать?" - рассуждает замкомандира Одесской самообороны (Майдана) Виталий Кожухарь.

Некоторые сторонники "Антимайдана", однако, убеждены, что на Куликовом поле были убитые, а не только погибшие от пожара.

"Рядом со мной лежало мёртвое тело. Ну, я немного видел, где-то одного-двух. Может, было и больше, но у меня была разбита голова, я был так избит, что, честно говоря, в этот момент даже и не сильно обращал внимание", - делится смутными воспоминаниями безработный участник "Антимайдана" Константин.

Одни били, другие - спасали

То, что "антимайдановцев" сильно избивали как внутри горящего Дома профсоюзов, так и возле него - очевидный факт. Избиения есть и на видеозаписях тех событий.

По словам Константина, он с несколькими мужчинами и пятью женщинами спрятался в одном из кабинетов в крыле Дома профсоюзов. Бойцы "Майдана", найдя их и пробившись через баррикаду из шкафов, женщин просто вывели, мужчин же положили на пол и сильно избили.

"Били палками по голове, по хребту. А один наставил на меня пистолет", - вспоминает Константин.

Одновременно другие активисты "Майдана" спасали людей из горящего здания - и сторонники украинской революции предлагают обращать внимание прежде всего на это.

"Договариваться!? С ними - договариваться?! Они стреляли, там, в центре! Они людей убили!" - слышен крик девушки на одной из выложенных в интернет видеозаписей событий на Куликовом поле.

Многие, очевидно, в тот момент не понимали, что те, кто устроил побоище на Греческой, и активисты, спрятавшиеся в Доме профсоюзов - это в основном разные люди.

"В такой ситуации, в такой точке кипения, когда были уже и смерти на Греческой и Дерибасовской, причем первые смерти - как раз со стороны майдановцев - тут человек уже перестаёт быть рациональным. И в этой ситуации всё же спасали людей с другой стороны", - говорит очевидец событий 2 мая, одессит Максим Жулинский.

"Они меня мыли, вымывали всё, потом всё время пить давали, какие-то таблетки давали, давай, говорят, в больницу, а я: "Не поеду!" - вспоминает пенсионерка Людмила Петрова, как её, надышавшуюся дымом, спасали люди из числа тех, кто окружил Дом профсоюзов. Потом её отвезла домой девушка на своей машине, в которой, припоминается Людмиле, было много украинской символики.

Живучая версия о самоподжоге

Важный вопрос - отчего именно возник пожар в Доме профсоюзов. Следствие продолжает настаивать, что главными виновниками пожара были сами оборонявшиеся в Доме профсоюзов: они будто бы подожгли наскоро наваленную баррикаду у входа, пытаясь по примеру киевского Майдана сделать огненное заграждение между собой и нападавшими.

От этого, по версии следствия, загорелось фойе - и в центральном лестничном пролёте образовался эффект тяги, который и убил дымом и жаром большую часть погибших.

Правообладатель иллюстрации Vasily Polishchuk
Image caption Два предположительно бойца Майдана стреляют по Дому профсоюзов из помпового ружья и пистолета. Огнестрельное оружие в тот день было у обеих сторон.

В конце апреля эту версию повторил на брифинге заместитель генерального прокурора Украины Владимир Гузырь.

"Огонь попал туда изнутри. Они пытались сделать [огненный] барьер. Вы видели на видеозаписях: баррикада выдвигалась вперёд, вперёд, вперёд, у них были коктейли Молотова... Не "сами себя подожгли", а сами устроили пожар внутри", - сказал прокурор Гузырь.

Эта версия приводит в бешенство противников "Майдана", и не только их. На многочисленных доступных в интернете хорошо видны бутылки с зажигательной смесью, летящие в сторону дверей Дома профсоюзов, были и бутылки, брошенные на площадь оборонявшимися, но не видно, чтобы оборонявшиеся поджигали завал у дверей.

Эти видео, таким образом, прямо не опровергают версию следствия (что происходило внутри, просто не видно), но многих заставляют сильно усомниться в её состоятельности.

Следствию не верят

Официальное следствие своими заявлениями и действиями добилось того, что ему не верит никто из тех, с кем беседовали в Одессе корреспонденты Би-би-си.

Следствие, полагают эти жители Одессы, просто старается прийти к таким выводам, которые, как предполагают сами же следователи, понравятся нынешней власти.

"Я думаю, они всё давно уже расследовали, и всё они знают: кто, что, откуда, кто отдавал какие приказы", - говорит очевидец событий 2 мая, участник одесского "Евромайдана" Максим Жулинский. Он предполагает, что эту имеющуюся у следствия информацию не обнародуют отчасти из соображений политической целесообразности: "Это достаточно знаковое событие, это же и символ, и объект политики".

Одна из претензий, которые предъявляют следствию - что оно преследует только сторонников "Антимайдана". Это, однако, не совсем так: замгенпрокурора Гузырь напомнил на брифинге, что из 22 человек, которым предъявлены обвинения по событиям 2 мая, трое - сторонники Евромайдана. Груз ответственности, таким образом, пока распределён в соотношении 19:3.

Дело десяти из них, активистов "Антимайдана", уже дошло до суда, но всё никак не дойдёт до рассмотрения по существу: 27 апреля Малиновский районный суд Одессы вернул обвинительное заключение прокуратуре на доработку. Это дело, впрочем, касается только столкновений в центре.

Один из бойцов "Майдана" - Николай Волков, ставший известным как "сотник Микола", который на видео стреляет по Дому профсоюзов из пистолета - был под следствием, но умер от болезни в феврале этого года.

28 апреля Генпрокуратура передала в суд обвинительное заключение на человека, который, по данным следствия, стрелял из охотничьего ружья "по группе людей, которые совершили нападение на футбольных фанатов и сотрудников милиции". Его обвиняют в убийстве.

Image caption Людмила Петрова, сторонница союза Украины с Россией, чуть не задохнулась в горящем Доме профсоюзов (на заднем плане). "Откачивали" её активисты Майдана.

Ни один из одесских собеседников Би-би-си, вне зависимости от убеждений, не верит в версию о том, что главным организатором столкновений 2 мая был заместитель главы областной милиции и начальник милиции общественной безопасности Дмитрий Фучеджи. Прямо и буквально его в этом не обвиняют, но публика воспринимает совокупность открытых против него уголовных дел и выдвинутых обвинений именно так.

Роль "третьих сил" неясна

В этом тоже проявляется недоверие к следствию: люди уверены, что Фучеджи - бежавшего тогда же, в начале мая, предположительно в Приднестровье - делают козлом отпущения, чтобы не трогать более высокие и далёкие фигуры.

Между тем адекватная оценка роли милиции вообще, Фучеджи в частности, а также прочих "третьих сил" была бы частью ответа на внешне простой, но важнейший для одесситов вопрос: почему именно, в результате цепочки каких событий Евромайдан и футбольные фанаты харьковского "Металлиста" и одесского "Черноморца" пошли громить лагерь "Антимайдана" на Куликовом поле.

Внешне логическая цепочка выглядит действительно просто: поход бойцов "Антимайдана" из "Одесской дружины" в центр с целью напасть на марш за Украину - кровавые столкновения - ответ разъярённого "Майдана".

"Естественно, активисты - я думаю, это отдельными группами было спровоцировано - звали: вперёд, вперёд, на Куликово, они достали уже! На самом деле "сносить Куликово" - это же у нас витало в воздухе постоянно", - вспоминает замкомандира "Одесской самообороны" Виталий Кожухарь.

Именно это "витало в воздухе" даёт активистам Антимайдана повод уверять, что поход в центр был своего рода "активной обороной": они ожидали нападения со стороны фанатов и Майдана и будто бы решили упредить его.

"О том, что к нам везут убийц, что нас будут убивать, мы знали за две недели", - сказал в видеоинтервью в марте этого года лидер "Одесской дружины" Егор Кваснюк. Он утверждает, что у Антимайдана была информация о прибытии в город "боевиков "Правого сектора" от источников в правоохранительных органах и во власти.

Image caption Теперь на Куликовом поле у Дома профсоюзов, бывшего обкома - импровизированный мемориал

По словам Кваснюка, бойцы "Одесской дружины" - одной из организаций "Антимайдана" - хотели встретить неприятеля по дороге "на какой-нибудь узкой улице". Однако их активные наступательные манёвры в центре не вполне стыкуются с этой версией.

"Цель была такая, насколько я тогда чувствовал, чтобы их как-то задержать и не дать возможность прийти на Куликово и разогнать палаточный лагерь", - припоминает и активист "Антимайдана" Константин.

Непонятный рейд

Примечательно, что биться в центр отправилась "Одесская дружина", которая за день до того по согласованию с властями перебралась с Куликова поля на окраину, в Парк 411-й батареи.

Правда, позже к ней присоединилась "мобильная группа" от оставшейся на Куликовом "Народной дружины". Именно в ней состоял Виталий "Боцман" Будько, которого несколько видеокамер запечатлели стреляющим из-за спин милиционеров предположительно из автомата АКСУ.

Как видно из слов Кваснюка, вопрос об участии и роли приезжих в бойне 2 мая непосредственно связан с вопросом о её причинах. Для него это - вопрос объяснения или оправдания своих действий. Как и для его соратника Сергея Долженкова, который непосредственно руководил рейдом в центр, а теперь находится под следствием.

Для многих одесситов роль приезжих - психологически важная тема. Они убеждают себя и собеседников, что бойню просто не могли устроить жители их доброго и весёлого города - ведь до 2 мая противостояние "Евромайдана" и "Антимайдана" здесь, в отличие от городов востока Украины, было почти совсем мирным.

Точно так же и сторонники "Евромайдана" говорили, что трагедия 2 мая спровоцирована заезжими-россиянами (а организована российскими спецслужбами). Вполне логичная параллель с событиями в Крыму и на юго-востоке, где роль россиян была очевидна, однако - среди погибших в Доме профсоюзом не обнаружено ни одного россиянина.

Image caption Замкомандира "Одесской самообороны" Виталий Кожухарь говорит, что не ожидал таких столкновений 2 мая

Что касается приезжих "боевиков Майдана", глава издания "Таймер" Юрий Ткачёв, член общественной "Группы 2 мая", занимающейся расследованием событий того дня, отчасти подтверждает сведения о них.

"Точно есть свидетельства о присутствии в Одессе в этот день, например, знаменитого сотника Парасюка. Есть фотографии. И я лично общался с человеком, который с ним в этот день в Одессе пил. И он был не один", - сказал Ткачёв Би-би-си.

Роль гастролёров

Парасюк был в Одессе в апреле, об этом писала пресса и говорил он сам в некоторых интервью, но относительно его присутствия 2 мая подтверждений от него или из других источников у Би-би-си нет.

Приезжими, естественно, были ультрас харьковского "Металлиста".

Кроме того, по оценкам Ткачёва, бойцы Евромайдана из других мест Украины стояли на блокпостах вокруг города (их специально, во избежание инцидентов, отправляли туда евромайдановцы-одесситы) - и эти люди, когда начались столкновения в центре, съехались в город.

Виталий Кожухарь из "Одесской самообороны" подтверждает, что бойцы с блокпостов приехали в город, но отрицает, что они были приезжими.

"Из других областей не было. Были из Одесской области. Там местные ребята стояли - часть одесситов, а часть - с Раздельной, с Белгород-Днестровского. Понятно, что, когда они узнали, что в Одессе творится, они побросали блок-посты и поехали туда", - объясняет Кожухарь.

Никто, по его словам, не планировал сносить палаточный "Антимайдан" на Куликовом поле, тем более, что он уже "затухал" сам собой.

"Мало того, нам из Киева звонили, спрашивали: вам нужна помощь? Мол, приедем, поможем, вместе зачистим, что вы там цацкаетесь с ними. Мы говорили: не надо, мы разберёмся в Одессе сами", - рассказывает Кожухарь.

Теперь, задним числом, все стороны в одесском противостоянии уверяют - с очень разной, следует отметить, степенью убедительности - что не планировали никакого кровопролития, а лишь реагировали на коварные планы оппонентов. Либо пытались предотвратить их осуществление. При этом непосредственные участники, "исполнители" с той и другой стороны вполне могут быть искренни.

"Это было наложение нескольких планов разных организаторов, которые не знали о планах друг друга, - резюмирует Юрий Ткачёв. - В сочетании с тем, что на юридическом языке называется "эксцесс исполнителя".

Новости по теме