Куба, США, Россия: какой путь изберет остров Свободы?

  • 6 мая 2015
  • kомментарии
Рауль Касто и Барак Обама Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption В последние месяцы США и Куба взяли курс на сближение

Российский премьер Дмитрий Медведев встречается со своим кубинским коллегой Раулем Кастро, прибывшим в Москву ко Дню Победы. Беседовать собираются о совместных проектах сразу в нескольких сферах сотрудничества.

Также в среду стало известно, что власти США разрешили возобновить паромное сообщение с островом, прекращенное еще в 1960 году из-за введения торгового эмбарго. Менее месяца назад США исключили Кубу из списков стран-спонсоров терроризма.

Конечно, это не означает бесславное окончание кубинской революции, но возникает вопрос: в чьем фарватере пойдет остров Свободы?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует со Збигневом Ивановским, руководителем центра политических исследований Института Ла­тинской Америки РАН.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: В четверг Рауль Кастро будет встречаться с президентом Путиным, он первый, прибывший на празднование Дня Победы. Ему уделяется так много внимания, потому что визитеров меньше обычного, или Куба сделалась приоритетным направлением российской политики?

Збигнев Ивановский: Тут много факторов влияет. Две памятных даты – исполняется 70 лет со Дня Победы, и 8 мая исполняется 55 лет со дня восстановления дипломатических отношений между СССР и Кубой, так что, как он сказал, он этого пропустить не мог. Сейчас делегация во главе со спикером [Думы] Нарышкиным находится на Кубе, там проходит конференция на тему участия России во Второй мировой войне – факторов много. Хотелось бы напомнить, что состоялась встреча министра иностранных дел Бруно Родригеса с главой европейской дипломатии Федерикой Могерини, впервые поехал на Кубу глава МИД Японии, состоится встреча Рауля Кастро с папой Франциском, впервые в истории направляется Франсуа Олланд. Все это показывает, что Россия – один из векторов этой политики.

М.С.: Следует также вспомнить о решении трехнедельной давности исключить Кубу из списка стран-спонсоров терроризма, принятое властями США, и сегодняшнюю новость о том, что больше нет законодательных препятствий для паромного сообщения США с Кубой. Говорят, что на Кубе сейчас туристический бум, поскольку предполагается, что, если дела так и дальше пойдут, то Куба быстро превратится в обычный тропический туристический уголок, где будут американские сети быстрого питания и все такое, а от настоящей Кубы ничего не останется. Кажется, такие опасения несколько преждевременны?

З.И.: Да. Нормализация отношений США и Кубы – такая дорожная карта, очень много препятствий в самих США: влиятельная кубинская диаспора, обе палаты конгресса не контролируются президентом Обамой, ситуация достаточно сложная. Но будет летать чартерный рейс из Нью-Йорка, ходить паром, нормализуется телефонная связь, на Кубе будут работать американские банки, то есть происходит нормализация отношений, но в ближайшей перспективе потока американских туристов ждать не стоит.

М.С.: Близость Кубы к США и приверженность идеям социализма уже послужили основой для серьезной конфронтации США и СССР. Насколько сегодня Куба может представлять для США геополитическую угрозу, если среди многих упомянутых вами векторов будет выбран один – не обязательно Россия, может быть, Китай, например.

З.И.: Недавно в Панаме состоялась историческая встреча между главами государств Кубы и США, и обе стороны признали, что не представляют друг для друга угрозы. Нормализация требует взаимного уважения. И потенциал США несравним с потенциалом Кубы. Разговоры об угрозе относятся к сфере пропаганды, а не реальности. После Карибского кризиса США также негласно приняли решение не предпринимать военных действий в отношении Кубы.

М.С.: Речь не идет о военном вторжении. Но если Куба, невзирая на сложности в отношениях с США (на протяжении 50 лет) содержала там базу Гуантанамо, там могут появиться и российские, и китайские базы. А это американским стратегам не понравится.

З.И.: Появление таких баз маловероятно. Даже станция слежения Лурдес пока закрыта, говорят, зарастает травой. Ее реально было бы восстановить, но пока о ней мало вспоминают. Хотя во время визита министра обороны Шойгу шла речь о модернизации кубинской армии, то есть вопрос ставится, но не радикально.

М.С.: Сейчас Куба оказалась на перепутье. В ближайшие годы, а, может, и десятилетия, радикальной смены доктрины ждать не приходится?

З.И.: Официально объявлено, что Рауль Кастро будет находиться у власти до 2018 года, после чего будет смена власти. Придет новое поколение, от него будет многое зависеть. Руководители, которые родились уже после революции, наверное, что-то будут менять. Сценариев очень много, какой из них наиболее вероятен – сказать трудно. Мне кажется, будет что-то похожее на Вьетнам. Маленькая страна, возможно, сможет активизировать экономику, провести рыночные реформы, сохранив политический строй.

М.С.: Принимая во внимание внезапно возникшую многовекторность кубинской политики, насколько вероятны другие модели? Куба серьезно зависит от венесуэльской нефти. Мадуро строит в Венесуэле похожую систему, хотя она называется по-другому. Он может отказаться поддерживать предавших идеалы коммунистического строительства кубинцев, кто тогда будет помогать Кубе?

З.И.: Это может быть одна из скрытых пружин многовектроности. Сейчас Венесуэла переживает непростые времена, там очень сложная экономическая ситуация, связанная и с внутренними проблемами, и с нестабильностью, и с падением цен на нефть. Не исключено, что Венесуэле будет просто затруднительно оказывать Кубе помощь, не по политическим, а экономическим причинам.

М.С.: Если все пойдет по удачному сценарию, сможет ли нормализация отношений Кубы с западным капиталистическим миром послужить катализатором изменений в латиноамериканском мире – Боливия, Венесуэла, все государства, где у власти сейчас левые социалисты, или Куба на обладает для этого достаточным влиянием в рамках региональной политики?

З.И.: Роль Кубы в региональной политике весомее, чем ее экономический потенциал. Состоявшийся недавно в Панаме саммит Америк – за присутствие Кубы высказались все латиноамериканские страны, включая умеренные правоцентристские режимы. И если холодная война в западном полушарии пойдет на спад, возможно, это положительно повлияет и на возникшую холодную войну в восточном, общее напряжение, возникшее в мире, как-то уменьшится.

М.С.: Будем надеяться.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме