Почему экстремистские идеи популярны в Средней Азии

  • 29 мая 2015
Ахмед Рашид
Image caption Ахмед Рашид более 20 лет был корреспондентом Daily Telegraph в Афганистане, Пакистане и Центральной Азии

Ситуация с миграцией в Средней Азии, когда сотни тысяч жителей региона уезжают на заработки в другие страны - прежде всего, в Россию, имеет большой деструктивный потенциал и ведет к росту экстремистских настроений, считает известный пакистанский журналист Ахмед Рашид.

Автор бестселлера "Талибан: воинствующий ислам, нефть и фундаментализм в Центральной Азии" в интервью Русской службе Би-би-си рассказал о том, как происходило зарождение и становление движения талибов в Афганистане.

Одним из главных условий формирования "Талибана", по его мнению, стала разруха и нищета в Афганистане - и здесь прослеживаются параллели со Средней Азией. Только в ней главной причиной социальной нестабильности является безработица, а в Афганистане главной причиной была 30-летняя война.

С Ахмедом Рашидом беседовала корреспондент Русской службы Би-би-си Анора Саркорова.

Ахмед Рашид: Когда происходит распад государства или там ведутся активные военные действия, как это было в 90-е годы прошлого века в Афганистане, то неизбежно на арену выходят различные экстремистские элементы.

Вспомните время появления талибов. Афганистан практически развалился после 30 лет войны. Более миллиона погибших. В стране ни мира, ни порядка.

В результате оккупации СССР более пяти миллионов афганцев бежали в Пакистан. США на тот момент были заинтересованы в поражении Советского Союза. Они помогали афганским беженцам, но ни ЦРУ, ни США не создавали "Талибан", как об этом иногда говорят, для борьбы с советскими войсками.

Однако США бросили афганцев на произвол судьбы, сразу же как только СССР в 1989 году вывел войска из Афганистана. Цель Америки состояла в борьбе с Советами, в то время как Афганистан их не интересовал.

Было приостановлено финансирование и помощь беженцам. И это была большая ошибка. Это стало одной из причин появления "Талибана". Люди остались без помощи, в условиях полной нищеты и безысходности.

Внешняя поддержка движения "Талибан" осуществлялась из Пакистана. Исламабаду было необходимо заручиться поддержкой силы, которую можно было бы использовать против Индии.

В то же время Саудовская Аравия была заинтересована в военной силе, направленной против Ирана и шиитов. Интересы нескольких государств сошлись - и появился "Талибан".

Би-би-си: Бедность и нищета, отсутствие каких-либо перспектив заставило многих афганцев влиться в ряды "Талибан"?

Ахмед Рашид: Первые талибы - это выпускники так называемых сиротских приютов, в которых обучались афганские сироты и дети беженцев из Афганистана, у которых не было никакой другой альтернативы получить образование или просто выжить.

Сиротские приюты [фактически] представляли собой военные лагеря для вербовки молодых людей, где шло обучение всему тому, что они сегодня умеют делать - воевать. Дисциплина там была строжайшая. За любую провинность ребенка наказывали.

Там было очень много сирот. Им было некуда идти, у них не было выбора. Это было время после 30 лет войны: разруха, нищета.

Сегодняшняя ситуация в Таджикистане, связанная с миграцией, распадом семей мигрантов напоминает положение афганских беженцев. Мужья уезжают в Россию, распадаются семьи, дети остаются без средств к существованию, не имея возможности получить образование и работу.

Отличие в том, что в Афганистане система была разрушена войной, а в Таджикистане - безработицей.

Но результат может быть таким же, как это было с афганскими беженцами в Пакистане.

Би-би-си: Сегодня таджикские власти постоянно говорят об угрозе безопасности Центральной Азии со стороны движения "Талибан". Насколько реальны эти опасения?

Ахмед Рашид: Движение "Талибан" не является глобальной джихадистской группировкой. Это такая националистическая локальная джихадистская группировка, цель которой состоит в создании исламского государства лишь в Афганистане.

Движение "Талибан" впервые возникло как сила, которая должна была принести хоть какой-то закон и порядок в тот хаос, в котором находился Афганистан.

Однако они были приверженцами исламской идеологии, которая была несовместима с интересами других этнических групп, проживающих в стране.

Дело в том, что подавляющее большинство талибов - пуштуны, и интересы их отличаются от того, чего хотят таджики, узбеки и другие этнические группы.

Все это в итоге привело к гражданской войне, которая закончилась победой "Талибана". Сегодня талибы вновь стремятся к полному контролю над Афганистаном.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption В Кабуле ввели повышенные меры безопасности из-за нападений талибов

Би-би-си: За 15 лет присутствия НАТО в Афганистане "Талибан" дал убежище представителям многих радикальных групп, в том числе как "Аль-Каиде", Исламскому движению Узбекистана (ИДУ). "Талибан" стал одним из лидеров исламского экстремизма в регионе. Возможно, изменились цели группировки?

Ахмед Рашид: Они дали убежище многим экстремистским группам. У каждой из этих групп разные задачи и цели.

Например, целью джихадистских групп, созданных уроженцами бывших советских республик Средней Азии, таких как ИДУ, "Ансуруллох", "Джамаат-Таблиг", - это создание единого исламского государства в Центральной Азии. Они намерены создать халифат в Центральной Азии. В него, по их плану, должны войти Китай, Турция и другие тюркоязычные народы.

Другая террористическая организация, которой талибы дали убежище - это "Аль-Каида", мишень которой - Запад.

У самих талибов нет никаких амбиций по поводу всего, что находится за пределами Афганистана.

Но проблема в том, что они продолжают давать возможность размещаться на территории Афганистана стольким экстремистским группам.

Би-би-си: Талибы отдают себе отчет, что последствия такой политики могут быть очень негативными?

Ахмед Рашид: Все эти группы сейчас нужны талибам. На поле боя эти силы их укрепляют. Это человеческие ресурсы.

Кроме того, эти группы являются для них источниками финансирования, что немаловажно. Например, бойцы Исламского движения Узбекистана занимаются контрабандой наркотиков через территорию Афганистана - и далее в Центральную Азию. "Талибан" получает свою долю прибыли от этого.

Би-би-си: Но ведь талибы жестко боролись с наркотрафиком? Они практически в первый год своего присутствия уничтожили все посевные площади опийного мака.

Ахмед Рашид: Это было в первый год. "Талибан" действительно остановил производство наркотиков. Но только на год. Им нужно было получить признание со стороны ЕС и США.

Однако после 2003 года, когда талибы начали вести войну против сил коалиции им нужны были средства. Производство и продажа наркотиков стали основным средством финансирования движения.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Британский солдат патрулирует маковое поле. 2006 год

Для этого они заключили своего рода сделки с фермерами, обещая им защиту и поддержку, если каждая из семей отдаст одного из детей в ряды движения "Талибан".

Таким образом, талибы обеспечили себе политическую лояльность среди народа. Они защищали фермеров, которые выращивали опиум.

Би-би-си: Сегодня мировая общественность говорит о новой угрозе со стороны экстремистской группировки "Исламское государство". Недавнее появление отрядов "Исламского государства" в Северном Афганистане усиливает беспокойство стран Центральной Азии. Службы безопасности Афганистана также подтвердили, что боевики ИГ скрываются вдоль границы с Туркменистаном и увеличили активность на узбекской границе. Движение "Талибан" поддержит их? Возможно их объединение?

Ахмед Рашид: Это разные по целям и задачам группы. ИГ - это глобальный джихад, и они нацелены на построение халифата во всем мусульманском мире.

Талибы - более локальная организация. Талибы существуют в Афганистане и Пакистане много-много лет. Они пустили там корни. За эти годы они обрели связи, политическое лобби, у них свой бизнес, мафия и, наконец, семьи.

Многие из них живут мирной жизнью и не хотят что-либо менять. Они хотят жить у себя в стране, по своим законам.

Они не хотят ломать систему и отдавать ее арабам. Ведь по сути, "Аль-Каида" после 25 лет существования в Пакистане - скорее, больше пакистанская организация, нежели арабская.

У ИГ другие цели, как и у религиозных организаций, созданных выходцами из Центральной Азии.

В случае успешных переговоров афганских и пакистанских властей с талибами, они будут оттеснены из Пакистана и центральных районов Афганистана сначала на север этой страны, а потом могут прорваться в Центральную Азию, через границу.

Новости по теме