Путин в Баку: усидеть на двух стульях

  • 11 июня 2015
Бассейн для соревнований по водным видам спорта в Баку Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Власти Азербайджана придают проведению в Баку Европейских игр огромное политическое значение

Едва вернувшись из Италии, Владимир Путин отправляется с визитом в Азербайджан.

Некоторые СМИ пришли в возбуждение, узнав, что президент вылетает в Баку 12 июня. Что такого экстраординарного случилось, чтобы проводить главный официальный праздник вне страны?

Сенсация не состоялась. Вскоре выяснилось, что с утра Путин, как положено, проведет кремлевский прием, поздравит лауреатов Государственной премии, а в дорогу отправится во второй половине дня, чтобы успеть на церемонию открытия Европейских игр. Такого рода мероприятия обычно устраивают вечером, чтобы запускать фейерверк.

Рабочая часть поездки отнесена на следующий день: переговоры с азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым в узком составе, затем рабочий завтрак с участием делегаций.

Расплывчатая повестка

Помощник президента по международным делам Юрий Ушаков сообщил накануне визита, что подписания каких-либо документов не планируется.

"Что касается переговоров с Алиевым, то там, естественно, торгово-экономические отношения, политическая сфера и нагорно-карабахское урегулирование", - сказал Ушаков.

Первые два пункта сформулированы настолько неконкретно, что напоминают просто "разговор за жизнь".

В Италии Путин посещал международную выставку, в Азербайджане спортивные соревнования.

Наблюдатели отмечают, что последнее время он всемерно активизирует международные контакты, ездит всюду, где принимают, и по любому поводу, дабы продемонстрировать, что изоляции нет.

Является ли визит в Баку пиар-ходом и рутинным поддержанием контактов?

"Больших ожиданий нет, какого-то прорыва не предвидится", - заявил Русской службе Би-би-си руководитель отдела ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований Александр Скаков.

"Приезд российского президента в Азербайджан не может быть рутиной по определению, но о каких-то объявленных решениях речь не идет", - считает бакинский политолог Расим Мусабеков.

Тем не менее, у визита есть особые цели, полагают аналитики.

Пахнет порохом

Эксперты-международники давно называют Закавказье самым сложным регионом для российской дипломатии.

Во всех мировых конфликтах Москва ясно обозначает свою позицию, и кто, с ее точки зрения, "хорошие парни", а кто "плохие парни". В ситуации с Нагорным Карабахом налицо как стратегический союз с Арменией, так и желание развивать партнерство с Азербайджаном. Это требует тонкой игры и постоянного маневрирования.

"Мы имеем союзнические отношения с Арменией и отношения тесного партнерства с Азербайджаном. Москва старается быть объективным посредником", - указывает Александр Скаков.

России невыгодно однозначно становиться на чью-либо сторону и вообще углубляться в эту тему. Ее устраивает статус-кво.

Проблема в том, что, если не заниматься Карабахом, он может напомнить о себе сам.

"Глубокий тупик в урегулировании конфликта грозит тем, что ситуация может вопреки желанию всех сползти в военную плоскость. Если миру, в том числе России, это безразлично, могут не разговаривать о Карабахе. Значит, придется разговаривать, когда там начнут стрелять пушки", - заявил Расим Мусабеков.

"Основная задача России в регионе - чтобы не началась большая война за Нагорный Карабах. Ситуация в зоне конфликта ухудшается, Минская группа находится в состоянии анабиоза, локальные стычки становятся все более кровопролитными. Создается впечатление, что Азербайджан пытается проверить на прочность российско-армянские отношения в военно-политической сфере", - говорит Александр Скаков.

"Думаю, Владимир Путин постарается развеять иллюзии Баку, будто можно решить проблему силовым путем. Надо дать понять, что у России есть определенные обязательства перед Арменией, которые она должна будет выполнить", - добавил он.

Если следовать единым стандартам и проецировать карабахскую ситуацию на крымскую, то Россия и Армения, что называется, сидят в одной лодке.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Эксперты-международники давно называют Закавказье самым сложным регионом для российской дипломатии

Согласно букве международного права, Карабах принадлежит Азербайджану, а Крым Украине. Российская и армянская стороны, как они говорят, "взяли свое", ссылаясь на исторические воспоминания и желание большинства местных жителей.

Разумеется, политики, когда им нужно, легко прибегают к двойным стандартам, но это всегда вызывает нежелательные вопросы и создает моральное неудобство.

Правда, как отмечает Александр Скаков, в данном случае имеется немаловажный нюанс.

"Россия уважительно относится к воле народа Карабаха, но ни в Абхазии и Южной Осетии, ни в Крыму нет того, что Баку называет оккупированными территориями, а Ереван и Степанакерт поясом безопасности: земель вокруг Карабаха, где жили в основном азербайджанцы, которые были оттуда изгнаны в ходе войны, - заметил он. - Это создает важное отличие и дает России определенную свободу в оценках".

Газ и политика

Едва ли не впервые за всю историю российско-азербайджанских отношений в заявленной повестке дня не упоминаются нефть и газ.

"Российские компании успешно работают в Азербайджане, но крупных новых проектов не намечается, следовательно, нет серьезной темы для обсуждения на политическом уровне", - утверждает Александр Скаков.

Нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин полагает, что газовый вопрос все-таки будет затронут.

"Главное, чего Москва хочет в этом плане от Баку - недопущения выхода на азербайджанскую территорию гипотетического газопровода из Туркмении. Объем азербайджанского экспорта в Европу относительно невелик - порядка 10 миллиардов кубометров в год. А вот Туркмения с ее необъятными запасами может потеснить "Газпром", - говорит он.

"Некоторые российские аналитики уже договариваются до возможности военного вмешательства в Туркмении. Как подойдет к этой теме Путин, какие аргументы выдвинет, неизвестно", - добавил он.

Вместе с тем, по оценке Крутихина, вопрос сегодня менее актуален, чем несколько лет назад. Конъюнктура на европейском газовом рынке такова, что никаких новых газопроводов, хоть через Россию, хоть в обход ее, может не понадобиться.

"Европа очень много делает в плане энергосбережения. В Дании электростанции уже на 100% работают на альтернативных и возобновляемых источниках. Потребление газа растет, но далеко не такими темпами, как ожидалось", - указывает эксперт.

"Конечно, полностью отказаться от импорта газа Европа в обозримом будущем не в состоянии, но всячески стремится диверсифицировать источники: поставки сжиженного топлива из Катара, планы получения газа из Ирана в случае снятия санкций, иракского Курдистана, Израиля, Кипра, реанимация давно задуманного проекта морского газопровода из Алжира", - добавил он.

Щекотливая тема

В апреле, когда отмечалось 100-летие начала депортации армян в Османской империи, приведшей к их массовой гибели, Владимир Путин публично назвал те события геноцидом.

Турция признает их "трагедией" и "неоправданной жестокостью", но категорически возражает против использования термина "геноцид".

Официальный Баку в дебаты по этому вопросу предпочитает не вступать, но, по мнению некоторых российских наблюдателей, на уровне массового сознания в Азербайджане к нему относятся более болезненно, чем в Турции.

Директор Армянского центра национальных и стратегических исследований Манвел Саркисян тогда заявил, что Владимир Путин "сделал сложный выбор".

Собеседники Русской службы Би-би-си полагают, что никакого особенного выбора он не делал, и значение данного факта не следует преувеличивать.

"Это, прежде всего, вопрос российско-турецких отношений. Не думаю, что Путин специально едет в Баку, чтобы соблюсти баланс и что-то смягчить", - заявил Расим Мусабеков.

"Почему бы не считать визит просто ответным знаком уважения? Ильхам Алиев приезжал в Москву на празднование 70-летия Победы, а раньше был на сочинской Олимпиаде, хотя зимние Игры сами по себе не так уж интересны для Азербайджана", - добавил он.

"Россия давно признала геноцид, ничего нового сказано не было, особого возбуждения в Азербайджане по этому поводу не наблюдалось", - соглашается Александр Скаков.

"Журналистские рассуждения"

В аналитическом комментарии накануне визита российского лидера в Баку ереванская газета Lragir предположила возникновение неформального триумвирата в лице Владимира Путина, Ильхама Алиева и Реджепа Тайипа Эрдогана, основанного на том, что все три лидера в большей или меньшей степени подвергаются критике на Западе.

Турецкий президент также будет присутствовать на открытии Европейских игр и, согласно прогнозам, встретится с Владимиром Путиным.

"Я бы не стал искать никаких триумвиратов. Отношения между Россией и Турцией не такие безоблачные, чтобы ждать союза. Москва и Анкара готовы учитывать взаимные интересы, но не более того", - полагает Александр Скаков.

"Это из области журналистских рассуждений", - уверен Расим Мусабеков.

"Другое дело, что Азербайджан имеет союзнические отношения с Турцией и довольно тесные связи с Россией. Если между нашими ключевыми партнерами возникают конфронтация и соперничество, Азербайджан оказывается перед сложным выбором, а ситуация партнерства между Россией и Турцией для нас чрезвычайно комфортна. Мы хотели бы быть представителями Турции в России, и России в Турции", - указывает он.

Возникновение каких-то новых региональных конфигураций аналитики считают маловероятным еще и потому, что партия Эрдогана на недавних выборах потеряла большинство в парламенте, и турецкий лидер теперь не имеет полной свободы рук. Вероятно, в обозримом будущем ему придется сосредоточиться на формировании коалиционного правительства и вообще на внутренних делах.

Новости по теме