Санкции ЕС против России: долгая дорога к консенсусу

  • 22 июня 2015
Санкции, Газпромбанк Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Москва считает антироссийские санкции необоснованными и незаконными

Европейский союз продлил экономические санкции против России до 31 января 2016 года.

Предполагается, что это достаточный срок для реализации на практике минских соглашений.

В конце прошлой недели Евросоюз официально утвердил решение о продлении на год санкций, введенных в связи с аннексией Крыма.

Москва считает антироссийские санкции необоснованными и незаконными и будет исходить из принципа взаимности, отреагировал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Фактически же ситуация не изменилась: отмены санкций никто не ждал, а их ужесточения, вопреки прогнозам некоторых аналитиков, не произошло.

Почему?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с политическим аналитиком Юрием Федоровым.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев:Санкции в общем остались более-менее неизменными. Тут как раз президент Путин беседовал с лидерами Германии и Франции по телефону. Во вторник состоится встреча так называемой "нормандской четверки", в которую входят Россия, Германия, Франция и Украина. Планируется, что они что-то подпишут, но еще ничего не согласовано. С другой стороны, на прошлой неделе было много активности, связанной не столько с санкциями против России, сколько с целым спектром других проблем. Сегодня в ЕС обсуждают, что делать с Грецией. То есть у Европы хватает своих забот. Санкции отменить нельзя, потому что минские соглашения не выполняются, а усиливать санкционное давление на Россию никто не готов?

Юрий Федоров: В Европе есть политические круги и государства, которые выступают за ужесточение санкций, но они пока не оказывают серьезного влияния на политику ЕС в целом, а такие решения принимаются на основе консенсуса. Решение о продлении санкций отражает тот довольно сложный консенсус, который сложился в ЕС по отношению к России. Германское правительство, одно из самых влиятельных в ЕС, не готово к ужесточению санкций. Кроме того, есть страны - например, Греция, - которые готовы были бы смягчить их.

М.С.:Мы уже вспоминали эпизод, когда Невилл Чемберлен прилетел в Англию и сообщил гражданам, что привез им мир. И мы знаем, чем это закончилось. Вы здесь параллелей не видите?

Ю.Ф.: Ситуация на Украине и вокруг нее сама не рассосется, это очевидно. Но люди редко усваивают уроки истории. Можно вспомнить еще французского премьера Даладье, при котором французы не пожелали вступиться за Чехословакию. А через год с небольшим немецкие войска прошли победным маршем по Елисейским полям.

М.С.:Уроки истории предназначены не электоральным массам, а элитам, которые их возглавляют. А те должны быть более образованы и лучше ориентироваться. Но и в элитах все считают, сколько это стоит сейчас. В своем подходе несколько отличаются США, которые могут себе позволить меньше считаться с затратами. И санкции им обходятся дешевле, чем ЕС, где подсчитали, что они могут обойтись там в 100 млрд евро и 2 млн рабочих мест. Электорату сложно объяснить, почему он должен идти на такие жертвы, пусть даже и не умирать на полях сражений, но, с другой стороны, надо.

Ю.Ф.: Эта цифра - 100 млрд - получена совсем недавно специалистами одного австрийского института. Но они пока не представили методику расчетов. О цифрах трудно спорить, все зависит от того, какие задаются начальные условия. Поэтому, возможно, по другой модели цифры будут менее впечатляющими. Конечно, какие-то экономические потери Европа несет. Но возникает вопрос: что важнее? Сегодняшняя экономическая выгода или вопрос безопасности? А такие вопросы европейский электорат волнуют очень мало. И, соответственно, и элиты. Кто-то сказал, что политиканы думают о выборах, а политики думают о будущем. О европейской безопасности думают в НАТО, но и там нет полного единства. Не исключено, что США собираются действовать на двусторонней основе с государствами Прибалтики или Польшей, которые чувствуют угрозу от нынешнего российского режима.

М.С.:Меньшая двусмысленность в отношении к ситуации со стороны США по сравнению с ЕС объясняется чем-нибудь, кроме того, что в ЕС надо учитывать 28 мнений?

Ю.Ф.: Чувством ответственности в американском обществе за развитие ситуации в глобальном масштабе. С 1945 года именно США, в силу сложившихся тогда обстоятельств, несут главную ответственность за безопасность западного мира. А больше и некому. Ни одна европейская страна не имеет такой экономической мощи, научно-технической, военной.

М.С.:А ЕС в совокупности?

Ю.Ф.: Если говорить об экономике и научно-техническом потенциале – да. В военном отношении – нет. Можно сравнивать военные расходы, техническое оснащение армии с отдельными европейскими странами, потому что как таковой, европейской армии не существует. Но основная проблема – процедура принятия решений в ЕС. А тут нужно учитывать мнение 28 стран.

М.С.:А не объясняется ли такая разница в менталитете американской и европейской элит тем, что за последние 100 лет именно на территории Европы бушевали страшные войны, а американцы не знают, что это такое?

Ю.Ф.: Американцы тяжело пережили войну во Вьетнаме. Поэтому правительству и президенту довольно сложно принимать решения о направлении вооруженных сил США в те или иные районы мира, особенно если речь идет о потенциальном столкновении с ядерной державой.

М.С.:Здесь уже соображения о выживании всего человечества.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме