"Пятый этаж": что принесет России сделка по Ирану?

  • 15 июля 2015
Президент Ирана Хасан Роухани и президент России Владимир Путин на саммите БРИКС в Уфе Правообладатель иллюстрации AFP getty Images
Image caption Иранского лидера Хасана Роухани тепло встретили на саммите стран БРИКС в Уфе всего за несколько дней до подписания соглашения по ядерной программе Ирана в Вене

14 июля представителям Ирана и "шестерки" удалось достичь договоренности по иранской ядерной программе и отмене санкций против Тегерана.

Реакция в мире разнится от восторженного одобрения до откровенного неприятия, особенно в Израиле. Однако российские эксперты по Ирану полагают, что договор будет выполняться, а для Москвы в этом имеются и плюсы, и минусы.

Иран - один из крупнейших производителей нефти, и его возвращение на мировые рынки может отразиться на российской нефтяной индустрии, составляющей примерно пятую часть ВВП страны. Правда, Тегерану можно продавать, например, оружие, но можно ли считать это достойной заменой нефтяным доходам?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует на эту тему с профессором Владимиром Сажиным, старшим научным сотрудником Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: В связи с достижением соглашения многие отметили, что без участия России это вряд ли было возможно. Это в немалой степени компромисс, потому что сторонам пришлось сильно отойти от своих первоначальных позиций. Что касается России, то здесь дело не столько в альтруизме российской дипломатии и желании утверждать общие моральные нормы, сколько в чисто прагматическом интересе. Каково пропорциональное соотношение?

Владимир Сажин: Альтруизм, конечно, есть. Активная работа российской делегации в составе "шестерки" в значительной степени подняла рейтинг России в мире и показала на Ближнем и Среднем Востоке, что без России сложные проблемы, и региональные (а эта проблема – глобальная) решать очень сложно. Активная деятельность России в "шестерке" и предложения, которые были выдвинуты года два с половиной назад министром Лавровым - об алгоритме работы по снятию санкций - заложены в принятых документах. Положительный результат договора – удалось ограничить ядерную опасность со стороны Тегерана. Если требования документа, принятого вчера, будут выполнены, то возможности Ирана по созданию ядерного оружия практически будут сведены к нулю. Это первый документ, позволяющий укрепить режим нераспространения ядерного оружия. Второе его значение, глобальное, в том, что идеология переговорного процесса с Ираном, да и сам документ, можно рассматривать как прецедент для будущей работы и МАГАТЭ, и Совета Безопасности со странами, которые желают развивать свою ядерную инфраструктуру. Именно за это Россия боролась в течение 12 лет, хотя активно она начала принимать участие с 2006 года.

М.С.: Ядерный Иран на южных границах России совершенно не нужен.

В.С.: Конечно. Помимо глобальной защиты режима нераспространения ядерного оружия, здесь еще и конкретная, региональная задача. Зачем нужно еще одно, мягко говоря, малопредсказуемое государство на границе с Россией? Теперь некоторые моменты "с минусом". Сейчас журналисты много говорят о том, что Иран в полной мере вернется на мировой нефтяной рынок, и цены на нефть катастрофически упадут. Но нефтедобывающие отрасли Ирана за последнее время, особенно в период активного действия санкций, дошли до довольно плачевного состояния. Они не получали ни инвестиций, необходимых для модернизации, ни высоких технологий. Поэтому планы Тегерана достичь досанкционного уровня экспорта нефти – от двух до 2,4 млн баррелей нефти в сутки – явно сразу невыполнимы. У Ирана скопились значительные запасы нефти в нефтехранилищах и танкерах, стоящих на приколе, так что моментальный вброс большого количества нефти может быть, и цены могут упасть. Но в принципе в перспективе Иран сможет как следует наладить свою нефтедобычу и экспорт только при больших инвестициях. Сами иранские специалисты говорят, что для этого нужно 200 млрд долларов. Тогда досанкционный уровень будет достигнут, но не в ближайшее время, а через год-два.

М.С.: Но год-два – не так много. А потом достаточно еще миллиона баррелей в день, тем более что основной покупатель – Китай - снижает покупку, как показывают цифры последнего года. Этого будет достаточно.

В.С.: Не будет катастрофического падения, как это было в прошлом году. Сначала снижение, потом будет коррекция. Ведь сейчас, по мнению специалистов, нефть недооценена. Влияние иранской нефти на цены будет, но не столь ужасное.

М.С.: Иран – это большая страна, большой рынок. Там населения 80 млн человек, причем половина из них – до 30 лет. Страна молодая, динамичная. Что Россия может предложить Ирану? Вторую очередь атомной станции в Бушере, о чем пока еще не договаривались? Вооружения – с этим есть определенные сложности, поскольку оружейные санкции будут действовать еще минимум пять лет?

В.С.: Послесанкционному Ирану нужны две главные вещи: большие иностранные инвестиции и высокие технологии. Это может дать прежде всего Запад. Во многих отраслях России в Иране конкурировать сложно. Но в определенных областях Россия вне конкуренции. Ядерная энергетика, вы уже сказали. Построен один блок, предполагается построить еще два, а впоследствии – еще четыре. Такие планы у Росатома есть. Говорят, что со следующего года начнется строительство этих двух блоков. Еще одно перспективное направление – железные дороги. Поставки подвижного состава, а также ремонт, электрификация, модернизация всей железнодорожной сети. Есть опыт советского периода, сейчас это будет развиваться гораздо активнее. Третье направление – космос. Иран активно запускает маленькие спутники. У них есть планы запустить человека в космос в первой половине следующего десятилетия. Россия уже в общем договорилась с Ираном о подготовке иранских космонавтов в Звездном городке. Ирану нужны большие тяжелые геостационарные спутники, которые они сами не могут запустить. Так что здесь есть большие перспективы. Возвращаясь к нефти, до санкций в Иране закреплялись и "Газпром", и "Лукойл", и "Татнефть". Они ушли, когда были объявлены санкции. Теперь они заявили, что возвращаются. В России в нефтяной сфере есть направление, где она "впереди планеты всей". И это тоже важная и перспективная работа. Следующее направление – машиностроение. Россия готова построить завод по сборке грузовых тяжелых КамАЗов и другой техники, даже вагонов. Надо также сказать о сельском хозяйстве. Это непаханое поле, выгодное всем. То, о чем мы говорили перед этим, контролируется государством или крупными монополиями. А в сельском хозяйстве сотрудничество может идти на уровне среднего и малого бизнеса.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме