США: суд отказался прекратить дело обвиняемого в шпионаже россиянина

  • 30 июля 2015
Манхэттенская тюрьма МСС
Image caption Защита утверждает, что в манхэттенской федеральной тюрьме МСС, где дожидается суда россиянин, имеются лишь устаревшие компьютеры, что мешает Бурякову ознакомиться с материалами дела

В манхэттенском федеральном суде состоялось очередное слушание по делу россиянина Евгения Бурякова, закончившееся не в его пользу.

После двухчасовых прений судья Ричард Берман отказал защите Бурякова, которая ходатайствовала о прекращении его дела на том основании, что он открыто работал в США представителем государственного российского банка, поэтому его нельзя обвинять в том, что он не зарегистрировался в американском минюсте как иностранный агент.

Хотя в преамбуле к 8-страничному обвинительному документу по делу Бурякова утверждается, что он является кадровым сотрудником СВР и занимался в США сбором разведданных, официально ему предъявлены обвинения не в шпионаже, а в том, что он не зарегистрировался в минюсте.

Пять лет назад власти США прибегли к аналогичному приему, обвинив 10 арестованных российских разведчиков не в шпионаже, а в том, что те работали иностранными агентами без положенной регистрации.

Линия защиты

40-летнего Бурякова, который внешне мало похож на Джеймса Бонда, привезли в суд из тюрьмы в темно-синей арестантской майке и мягких тапочках.

Обвиняемый отказался от услуг судебного переводчика Андрея Таруца, но судья на всякий случай попросил того оставаться в зале.

За столом защиты Бурякова окружали четыре адвоката, оплаченные "Внешэкономбанком", который он до ареста представлял в Нью-Йорке, а за спиной у него стояла черноволосая молодая охранница в салатовом брючном костюме.

Позади нее в первом ряду зрительного зала сидели неулыбчивые сотрудники генконсульства России, а за ними – стайка юных практикантов федеральной прокуратуры.

Первым выступал главный адвокат россиянина Скотт Хершман, который кратко повторил аргументы защиты и в заключение призвал судью закрыть дело. Защита доказывала, что ВЭБ является не самостоятельным учреждением, а органом российского правительства, поэтому на Бурякова распространяется параграф № 951 закона о регистрации иностранных агентов, который делает исключение для дипломатов и других официальных представителей иностранных правительств.

Доказывая, что ВЭБ является правительственным органом, Хершман, в частности, заявил, что в глазах российского закона банк считается госкорпорацией, полностью принадлежит Российской Федерации и контролируется президентом РФ.

Адвокат также отметил, что, накладывая санкции на ВЭБ, правительство США явно рассматривало его как орган российского правительства.

"Неудачно выразилась"

Этот довод защиты ослаблялся тем, что не далее как в мае она заявила суду, что ее услуги оплачивает не российское правительство, а ВЭБ, который, подчеркнула защита, от этого правительства независим. Когда судья напомнил Хершману об этом, адвокат сказал, что защита тогда, возможно, "неудачно выразилась".

Выступавший после Хершмана прокурор Адам Фи тоже напомнил о прежних заявлениях защиты по поводу независимости ВЭБ от российских властей и противопоставил их нынешней ее аргументации.

Он также процитировал российские документы, в которых указывается, что правительство России не несет ответственности за финансовые обязательства ВЭБ, а банк, в свою очередь, не несет ответственности за обязательства правительства России.

Выслушав доводы сторон, судья Берман заключил, что ВЭБ не является органом российского правительства, которое финансирует его лишь частично, поэтому Буряков не был официальным иностранным представителем и должен был зарегистрироваться в минюсте США. Засим Берман отказался закрыть дело и назначил начало суда над Буряковым на 7 декабря.

15 терабайтов

Защита также пожаловалась судье на то, что в тюрьме у Бурякова нет возможности изучить доказательную базу обвинения, которую прокуратура по закону должна была предоставить защите. По словам Хершмана, она получила от прокуратуры 5 тысяч часов видеозаписей и 1500 часов аудиозаписей.

Адвокат говорил о 15 терабайтах информации, сказав, что значительная ее часть была изъята в ходе обысков дома у Бурякова и у него на работе в нью-йоркском представительстве ВЭБ, заместителем главы которого он являлся. По словам Хершмана, львиная доля изъятой информации не имеет отношения к делу и являет собой, например, видеозаписи семейных праздников.

Адвокат заметил, что в манхэттенской федеральной тюрьме МСС, где дожидается суда россиянин, имеются лишь устаревшие компьютеры. Кроме того, прокуратура пользуется необычным программным обеспечением. Все это мешает Бурякову ознакомиться с прокурорскими материалами и грамотно участвовать в своей защите.

Судья обещал помочь и попросил стороны представить свои соображения о том, как облегчить россиянину ознакомление с материалами обвинения.

Новости по теме