Сумеет ли ЕС решить проблему беженцев?

  • 19 августа 2015
остров Коc Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Тысячи мигрантов переправляются из Турции на греческий остров Кос

Правительство Словакии заявило, что из всех беженцев из Сирии будет принимать только христиан, поскольку мусульмане не смогут интегрироваться в общество.

По плану Евросоюза, около 40 тысяч беженцев будут распределены по всему Евросоюзу по системе квот.

Однако с начала года более 240 тысяч человек пересекли Средиземное море в поисках убежища в Европе.

Сами европейские страны по-прежнему не могут договориться, что делать с наплывом беженцев, и многие государства решают эту проблему по-своему - Венгрия, например, продолжает строительство стены вдоль границы с Сербией, несмотря на протесты европейских институтов.

Сумеет ли ЕС решить проблему беженцев?

Об этом ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев поговорил с профессором Университета Кента, специалистом по международным отношениям Еленой Коростелевой.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Media playback is unsupported on your device

Михаил Смотряев: Опять мигранты у нас, опять мы занимаемся этой темой. Возникает такое ощущение, что больше, чем греческий кризис и другие сложности, связанные, например, с единством или отсутствием такового в вопросе о санкциях против России, именно мигранты числом, измеряемым уже сотнями тысяч, - это внутриключевая проблема европейской политики. По этому поводу, как и по многим другим, нет единства. У меня складывается такое ощущение, что достигнуто это единство будет не скоро. А вам как кажется?

Елена Коростелева: Да, я с вами полностью согласна. Проблема сложнейшая, и я не думаю, что она будет решена в ближайшее время, хотя действовать нам нужно сейчас. Некоторые комментаторы отмечают, что уже достаточно поздно, что поезд ушел, что проблема, кризис существует. Мы действительно говорим о сотнях тысяч мигрантов, которые продолжают ехать в Европейский союз. Весь кризис завязан на одном ключевом моменте, который заключается в том, что эта проблема на сегодняшний день не является проблемой индивидуальных стран, например, Великобритании или Франции или Венгрии или Германии. Это проблема Европейского союза, и решать ее необходимо вместе, а не индивидуально, как, например, строительство заборов в Венгрии, или принятия каких-то кратковременных решений по поводу Евротоннеля.

М.С.: Евротоннель – тема совершенно особенная, но в определенной степени характерная, потому что значительное число мигрантов, которые каким-то образом добираются до территории стран Европейского союза, предпочитают следовать дальше. Греция, Италия, в меньшей степени, может быть, Испания и Франция, действительно с этим наплывом в одиночку справиться не могут. Хитрость в том, что надо, чтобы все двадцать восемь стран договорились. А этого не наблюдается. В проектах соглашений, которые обсуждаются практически все лето, невзирая на то, что август традиционно месяц тихий, во всяком случае, в Европе, англичане, ирландцы ухитрились выторговать себе какие-то особые условия. Если посмотреть на квоты, в них идет речь о сорока тысячах человек. Это в шесть раз меньше, чем переправившихся через Средиземное море только с начала года. В этой связи вопрос: как в принципе может быть устроено это соглашение, например, система квотирования? Если предположить, что ею воспользуются более разумно, чем сейчас, это в принципе может работать?

Е.К.: Я считаю, что система квотирования неадекватна. Эта политика не сработает, если в отношении нее необходим консенсус и согласие всех двадцати восьми стран – членов Евросоюза. Она изначально не правильная. Проблема в том, как политика миграции вообще проводилась в Евросоюзе. Существовала определенная бюджетная статья, которая отправляла определенные суммы приграничным странам, особенно таким, как Греция, Италия и т.д., чтобы они могли построить необходимые сооружения, подобрать кадры, которые могли бы справляться с потенциальной волной миграции. Как таковой, стратегии не было, а была небольшая бюджетная статья, которая была отдана на решение приграничных государств. Это, естественно, не принимало во внимание все те проблемы миграции, которые возникли в этом году и предыдущем, в связи с дестабилизацией в Северной Африке. Сегодня мы сталкиваемся с полным отсутствием какой-то общей политики, общего видения и общего понимания картины миграции. Для того, чтобы с этим справляться особенно в ситуации кризиса, необходим не только общий бюджет, общая позиция, но и, самое главное, стратегия, особенно сейчас в ситуации кризиса. Нужны лидеры и исполнители. Евросоюз к этому со временем придет, но, к сожалению, как все происходит в Евросоюзе с его двадцатью восемью государствами, - это достаточно долгий и сложный процесс, особенно когда мнения расходятся. На это уйдет много времени, которого на сегодняшний день у нас нет. Я беседовала с чиновниками Евросоюза и представителями разных государств. Сегодня нам необходимо действовать в таком "двухуровневом" измерении: первое – необходимы какие-то краткосрочные меры, второе – долгосрочные меры, стратегия, чтобы сделать миграцию управляемой.

М.С.: Боюсь, что эта задача, наверное, непосильна современному Евросоюзу, исходя, во-первых, из количества бюрократии, а во-вторых, из разного понимания проблемы. Что касается понимания проблемы, я думаю, что заявление представителя министерства внутренних дел Словакии Ивана Метека, с которого сегодня я и начал программу, в значительной степени отражает то, как проблема понимается в Европе. Понятно, что фигуры, вроде Ангелы Меркель и Дэвида Кэмерона, не в состоянии высказаться настолько откровенно, как это может позволить себе чиновник МВД Словакии. Но проблема именно в этом: "Если бы вы все были цивилизованные люди из христианских стран с христианскими ценностями, то тогда мы бы вас взяли в большем количестве. Поскольку вы большей частью мусульмане – выходцы из Африки и у вас есть привычка вести себя, с нашей точки зрения, не по-европейски, то, чем устраивать вам резервации или как-то по-другому пытаться вас интегрировать в западное общество (а эта политика, можно с уверенностью говорить, провалилась), лучше мы вас просто не возьмем".

Е.К.: Это откровенное, даже совсем не дипломатичное заявление, но которое, к сожалению, принимает во внимание факты. Поэтому я и говорю, насколько важна в принципе стратегия, особенно в отношении управляемой иммиграции. Туда можно загнать, как это делает сегодня Великобритания, такие критерии, которые позволяют включать и вопросы ценностей. Самое главное, что если действительно позволить контролируемую миграцию, то возможен какой-то уровень компетенций, знаний, так, чтобы спрос встречал предложение. Это можно сделать более завуалированным образом, а не таким открытым.

М.С.: Я не уверен, что здесь многие с вами согласятся, поскольку европейские страны принимают мигрантов из соображений, как мне представляется, а не декларируется, гуманитарного характера: их там вырезают, их там обстреливают, им там совершенно нечего есть, а мы здесь уничтожаем несъеденное за сегодня. Вот на днях протестовали работники французских супермаркетов. Это, в первую очередь, гуманитарные соображения, и в этой связи было бы политически некорректно, предоставлять убежище тем, кто принесет пользу на Западе, и отправлять обратно тех, кто не принесет, тем более, что изначально, по прибытии, это не очевидно.

Е.К.: Мы смешали очень многие понятия. Сейчас мы говорим о кризисной ситуации и, конечно, в первую очередь, должны думать о гуманитарной помощи. А я говорю о стратегии на будущее, об управляемой иммиграции, куда эти критерии можно будет загнать и продумать. Говоря о ситуации кризиса, прежде всего, необходимо смотреть в сами причины этого кризиса и действовать, во-первых, в направлении разрешения конфликтов, восстановления государственности тех территорий, которые сейчас находятся в полном развале. Плюс создание каких-то условий для того, чтобы можно было на территориях государств Северной Африки, которые начинают более или менее стабилизироваться, сооружать какие-то пункты, которые могли бы помогать разрешению этого гуманитарного кризиса и решению самых первоочередных вопросов, волнующих беженцев сегодня. А не просто их принимать и думать о политике дислокации и разрешения, в каком количестве и в каких квотах. На сегодняшний день это кратковременная мера, и она не приведет ни к какому консенсусу и не разрешит сам по себе кризис. Нужно думать о кризисе, его причинах и как, в принципе, с ним справиться.

Новости по теме