Российское оружие для Асада: воздушный и политический лабиринт

  • 10 сентября 2015
Российский ИЛ-76 взлетает в аэропорту Латакии, Сирия (сентябрь 2013 г.) Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Для российских транспортников нелегко будет выбрать маршрут

Наряду с беспрецедентным наплывом мигрантов в ЕС, самой актуальной международной проблемой последних дней стал рост российской активности в Сирии.

8 сентября Болгария отказала в воздушном коридоре для направляющихся туда российских военно-транспортных самолетов, 10 сентября такое же решение приняла Украина.

В четверг министр иностранных дел Болгарии Даниел Митов разъяснил: коридор будет предоставлен, если российские "транспортники" станут совершать посадку в Болгарии для досмотра: власти страны желают убедиться, что в район конфликта поступают гуманитарные грузы, а не оружие.

В тот же день стало известно, что Греция отклонила просьбу США запретить пролет российских самолетов в Сирию. Аналогичное разрешение, по данным агентства Интерфакс, дали Москве власти Ирана.

Почему вокруг вопроса о воздушных коридорах ломается столько копий, и каково его практическое значение?

Маршрут не определен

Если поглядеть на карту, то самый короткий воздушный путь из России в Сирию пролегает над Черным морем и Турцией. Однако из-за неприязненного отношения Анкары к режиму Башара Асада этот вариант не рассматривается. В 2012 году разразился скандал, когда выяснилось, что в самолете, летевшем из Москвы в Дамаск и принужденном к посадке в Турции, находилось российское электронное военное оборудование, предназначенное для систем ПВО.

Теоретически, в нынешних обстоятельствах российские военно-транспортные самолеты могут достичь Сирии двумя способами.

Первый - извилистый окольный маршрут над нейтральными водами Черного моря, Румынией, Сербией, Македонией и Грецией. Бухарест, Белград и Скопье на данную тему пока не высказывались, но не стоит забывать, что Румыния - член НАТО.

Другой - над Каспием и Ираном. Но последний с Сирией непосредственно не граничит, потребуется пересечь территорию Ирака.

Однако согласятся ли предоставить воздушный коридор иракские власти, пока не известно; к тому же, этот маршрут пролегает над территориями, не контролируемыми сирийскими правительственными войсками, а местами - над зоной военных действий.

Так что ясности нет. Официальные представители России пока не объясняли, как собираются решать проблему.

Кроме того, остается морской путь, благо главный сирийский порт, Латакия, находится под правительственным контролем.

Статус Босфора и Дарданелл с 1936 года определяется Конвенцией Монтрё, согласно которой причерноморские государства могут в мирное время беспрепятственно проводить через них корабли ВМФ любого класса при условии предварительного уведомления властей Турции. Турция вправе закрывать проливы лишь в случае войны или прямой военной угрозы для нее самой.

Пожарные меры

По оценкам аналитиков, проблема не случайно возникла именно сейчас.

"Имеет место увеличение поставок, связанное с ситуацией, которая складывается в Сирии, - заявил Русской службе Би-би-си директор центра анализа ближневосточных конфликтов при Институте США и Канады РАН Александр Шумилин. - Государства "Сирия" больше нет, Башар Асад и его армия несут потери, противники контролируют около 80% страны".

"Речь идет не о контрнаступлении, а о выживании режима и, следовательно, сохранении какой-то роли России в наиболее развитой западной части Сирии: Дамаск, морское побережье, порты Латакия и Тартус", - считает аналитик.

Шумилин не исключает, что утечка информации могла быть спланированной.

"Экстренная помощь Дамаску, возможно, не столь критичная в военном отношении, оказывается демонстративно, чтобы стать политическим фактором", - говорит он.

Как известно, шум поднялся после того, как в конце августа пресс-служба сирийской армии распространила видеокадры из района города Латакия, где правительственные войска ведут бои против исламистских повстанцев, на которых эксперты разглядели новейшую российскую бронемашину БТР-82а.

Тайное сделалось явным

В отличие от более старых БТР-80, такие машины Москва в Сирию официально не поставляла.

Появление у Дамаска БТР-82а наблюдатели связали с вояжем десантного корабля российского Черноморского флота "Николай Фильченков", который 20 августа проследовал через пролив Босфор и, предположительно, мог доставить в Сирию партию боевой техники.

Поскольку сирийские военные не знакомы с БТР-82а, возникли подозрения, что Москва тайно направляет в район конфликта не только оружие, но и персонал.

4 сентября газета New York Times написала со ссылкой на неназванных сотрудников американской администрации, что Россия отправила в Сирию большую группу военных, а также диспетчерский центр ВВС, который развернули на военном аэродроме.

5 сентября госсекретарь Джон Керри позвонил российскому коллеге Сергею Лаврову и выразил озабоченность по поводу действий Москвы, которые, по мнению Керри, могут привести к эскалации конфликта и росту числа жертв.

МИД РФ сообщил лишь о факте беседы, а ее содержание прокомментировал спустя два дня.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В столице Сирии официальная власть держится

"Лавров подтвердил, что подобная помощь всегда оказывалась и оказывается, и что российская сторона никогда не скрывала, что поставляет военную технику официальным сирийским властям с целью борьбы с терроризмом", - заявила директор департамента печати и информации министерства Мария Захарова.

4 сентября, еще до звонка Керри, Владимир Путин, отвечая на вопрос в ходе пресс-конференции во Владивостоке, сказал, что "Россия и так оказывает Сирии достаточно серьезную поддержку и техникой, и подготовкой военнослужащих, и поставками вооружений", но говорить об ее прямом участии в борьбе с ИГ преждевременно.

Доказательств непосредственного участия российских, как, впрочем, и западных военных в боевых действиях пока действительно нет. Но намерение наращивать поставки оружия в Сирию Москва признала ясно и недвусмысленно.

В четверг газете "Коммерсант" стали известны подробности соглашения о военно-технической помощи правительству Башара Асада. Как сообщили изданию осведомленные российские источники, "на данный момент ведется или близка к завершению поставка в Сирию нескольких партий стрелкового оружия, гранатометов, бронетранспортеров БТР-82А, военных грузовиков "Урал" и иного вооружения, необходимого для ведения локальных боевых действий и переброски личного состава сирийской армии".

Окно возможностей

События вокруг Сирии и поставок туда российского оружия разворачиваются на общем фоне меняющейся ближневосточной ситуации, что, по мнению Александра Шумилина, дает России шанс вернуться в регион в качестве важного игрока.

"Новая ситуация открывает окно возможностей. Не сильно любящие Россию руководители Саудовской Аравии едут сюда. Ряд стран, остающихся партнерами Соединенных Штатов, тем не менее пытаются установить какие-то отношения и с Россией, заручиться ее поддержкой в противостоянии между суннитским и шиитским блоками. Конечно, это чистый прагматизм, о любви и "антиимпериалистической солидарности" надо забыть, а все тщательно просчитывать", - говорит он.

Сирийский режим, при всей его теперешней слабости, имеет для Москвы особую ценность. Если Каир, Эр-Рияд и Тегеран ведут каждый свою игру, и их отношения с Россией напоминают поведение купальщика, осторожно пробующего ногой воду, то Башар Асад готов дружить безоглядно. У него нет выбора.

К "Исламскому государству" Запад и Россия относятся одинаково. Однако Америка и Европа полагают, что Асад тоже должен уйти, поскольку является не жертвой, а причиной войны.

"Недопустимо оказывать какую-либо поддержку режиму Асада. Вместо того, чтобы помогать сирийскому народу объединиться против экстремизма и ИГ, Россия продолжает поддерживать режим, чьи продолжающиеся злодеяния лишь питают рост экстремизма", - заявил на днях пресс-секретарь посольства США в Москве Уильям Стивенс.

Москва отвечает, что светских демократов в Сирии надо искать днем с фонарем, и призывает опираться в борьбе с радикальным исламизмом на официальный Дамаск.

"Сирийские правительственные войска - самая действенная сила, противостоящая ИГ и другим террористам", - заявила 7 сентября Мария Захарова.

"В России, господа, есть только две силы - большевики и мы [белые]", - говорил в 1918 году герой Михаила Булгакова. Точно так же и в Сирии, по мнению Кремля и Смоленской площади, есть две реальные силы: ИГ и Асад. А диктаторские методы последнего у российской элиты морального отторжения не вызывают.

Новости по теме