Путин и Обама: разговор о Сирии без улыбок и прорывов

  • 29 сентября 2015
Обама и Путин Правообладатель иллюстрации EPA

В мире не существует более важной политической арены, чем Генеральная Ассамблея ООН.

В этом году на 70-ю юбилейную сессию ГА ООН съехалось рекордное число президентов и премьер-министров. Каждый из них отстаивает собственные национальные интересы, однако мало кто сомневается в том, что важнейшей проблемой, затмевающей все остальные, является агония Сирии и ее жителей.

Но - и это очень существенное "но" - Совет Безопасности ООН уже в течение трех лет не в состоянии уладить конфликт в этой стране. Главной причиной этого являются разногласия в позициях самых влиятельных постоянных членов Совбеза - России и США.

Президент Путин наращивает поставку вооружений режиму президента Башара Асада. Президент Обама и его союзники считают Асада военным преступником и палачом собственного народа.

Когда в понедельник вечером по нью-йоркскому времени началась двусторонняя встреча между российским и американским президентами – первая с лета 2013 года, - мало кто связывал с ней большие надежды.

Без улыбок и результатов

Встреча началась с краткого рукопожатия для камер - без улыбок. Владимир Путин и Барак Обама почти не глядели друг на друга, что является признаком разделяющей их антипатии. Затем они удалились на переговоры.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Башар Асад - какова его роль в дальнейшем развитии событий в Сирии?

По словам представителя Белого дома, их беседа продолжалась около полутора часов и была посвящена двум вопросам - Сирии и Украине.

По его словам, это был "деловой диалог, в ходе которого они обсудили целый ряд важных проблем".

Американская сторона отметила фундаментальные различия в подходах к той роли, которую может сыграть президент Асад в урегулировании конфликта в Сирии.

Россия рассматривает Асада в качестве главной силы, противостоящей экстремистам; американцы считают, что он сознательно раздувает огонь религиозного конфликта в Сирии.

На дипломатическом языке всё это облекается в гладкие фразы. "Я полагаю, что российская сторона хорошо сознает важность достижения политического урегулирования в Сирии", - заявил представитель Белого дома.

"Мы расходимся в видении результатов такого процесса политического урегулирования, особенно в отношении президента Асада", - добавил он.

Российская версия этой встречи двух президентов звучит несколько иначе. Она сильно контрастирует с американской.

Далеко до мира

Президент Путин выступил перед российскими корреспондентами, как бы демонстрируя уверенность в собственной позиции. Он сообщил им, что не исключает возможности нанесения авиаударов по позициям экстремистов из группировки "Исламское государство", а также думает о других мерах по укреплению сирийской армии.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Американцы с тревогой следят за увеличением российской военной помощи режиму Асада

Путин подчеркнул при этом, что российские авиаудары будут следовать нормам международного права и проводиться только по просьбе правительства в Дамаске, в отличие от ударов, которые наносит по позициям исламистов авиация возглавляемой США коалиции.

Таким образом, возникает крайне необычная ситуация, когда обе стороны - американская и российская - дают указания своим военным координировать действия с целью избежать опасных ошибок и возможных конфликтов при нанесении ударов.

При этом американцы выдерживают примирительный тон, заявляя, что не считают наращивание российских сил в Сирии угрозой для позитивного развития событий - при условии, что эти силы будут использоваться исключительно для противодействия джихадистам из "Исламского государства".

Однако если российская сторона будет использовать военную силу для укрепления позиций режима Асада, ведущего войну с собственным народом, то с точки зрения американцев, это будет негативным результатом.

Означает ли всё это достижение согласия между президентами? Отнюдь. Ничто из высказанного обеими сторонами не свидетельствует о приближении мира в Сирии.

Тем не менее, ясно, что Запад готов отказаться от ранее выдвигавшегося требования об уходе президента Асада еще до начала переходного периода с целью прекращения гражданской войны.

Такая уступка крайне болезненна для США, Британии и их союзников. Она также противоречит логике заявлений о том, что президент Асад циничным образом намеренно содействовал возникновению угрозы экстремизма в Сирии, в том числе и со стороны ИГ.

Кто главный враг?

Но реальный вопрос ставится теперь иначе: кто является сейчас самым опасным противником Запада? С точки зрения Вашингтона, это более не президент Асад. Барак Обама не признал этого прямо, но подошел к этому довольно близко.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption В Вашингтоне надеются, что Москва сможет оказать давление на своего союзника Асада

А это заставляет Вашингтон полагаться на политическое сотрудничество с Москвой в надежде, что на сирийского президента будет в конце концов оказано давление, чтобы заставить его отказаться от власти.

С точки зрения дипломатии, всё это выгладит ужасно запутанно. Президент Асад продолжает умело разыгрывать сданные ему три года назад слабые карты. Никаких перспектив для возобновления переговоров по мирному урегулированию конфликта в Сирии пока не просматривается.

Наблюдатели в Вашингтоне и Лондоне отмечают, что позиции Путина были ослаблены аннексией Крыма и конфликтом на востоке Украины, а также падением цен на нефть, от экспорта которой зависит функционирование российской экономики.

Такая точка зрения предполагает, что российский президент должен быть готов отказаться от поддержки режима Асада, который является для него еще одной обузой.

Проблема для президента Обамы и его союзников состоит в том, что президент Путин, судя по всему, не желает следовать такому сценарию.

Новости по теме