Российская интервенция: что думают жители Дамаска?

  • 6 октября 2015
Про-российская демонстрация в Дамаске Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Русско-сирийские связи насчитывают не один десяток лет

В то время как внезапное включение России в сирийскую войну широко обсуждается во всех мировых столицах, в контролируемом правительством Башара Асада Дамаске жизнь течет своим чередом.

Жители, как и раньше, озабочены перебоями с электричеством, нехваткой воды и падающими с неба снарядами.

Звук правительственных военных самолетов, бомбящих пригороды Дамаска, стал частью повседневной жизни, и еще один участник этого действа по сути ничего принципиально нового не привносит.

"Какая разница, кто где бомбит, практически весь мир занимается уничтожением Сирии", - говорит в телефонном разговоре живущая в Дамаске Самар (ее имя изменено).

Пять лет прошло с тех пор, как в Сирии начались массовые протесты с требованием свободы и демократии, а люди, живущие в районах, находящихся под контролем властей, по-прежнему боятся высказывать недовольство, опасаясь, что спецслужбы могут их арестовать.

Для Самар российское участие равносильно оккупации Сирии, но кто-то рассматривает это как вполне естественное следствие многолетних связей между двумя странами.

Отношения между Дамаском и Москвой еще более углубились с тех пор, как отец Башара Асада Хафез развил стратегическое и военное партнерство с Советским Союзом.

"С советских времен русские постепенно наращивали свое присутствие и углубляли связи с Сирией, - рассказывает один житель Дамаска – музыкант, учившийся у русских педагогов. – То, как развивалась ситуация в регионе в последние десятилетия, привело к сближению Сирии с Россией; русских в стране было немало, и их влияние было более ощутимо, чем западное".

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption С советских времен русские постепенно наращивали связи с Сирией

Русское влияние

Сотрудничество с Россией принимало разные формы, в основном на военном уровне, но помимо этого многие российские компании получали выгодные контракты в нефтегазовой сфере и других отраслях промышленности.

Русское присутствие заметно даже в архитектуре Дамаска. На шоссе, ведущем к Хомсу, стоит жилой дом для российских специалистов и их семей, и его дизайн растиражирован во многих других районах города.

Русский культурный центр в Дамаске был местом, где многие сирийцы изучали русскую культуру, занимались бальными танцами и угощались неплохой водкой.

Для обучения в центре сирийцам предлагались стипендии и образовательная поддержка. Многие из тех, кто там учились, были связаны с сирийской верхушкой и правящей партией "Баас".

Были такие, кто "оканчивал" с фальшивым дипломом, чтобы впоследствии занять руководящую позицию в правительстве или образовательной сфере.

"Военные и культурные сферы были наиболее солидными, однако в других областях было много коррупции, - продолжает (мой знакомый) музыкант. – Мы никогда не ходили к врачу, который учился в России, потому что мы не доверяли его уровню образования".

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Военная сфера всегда была одной из основных в российско-сирийском сотрудничестве

"Страны больше нет"

Однако учившаяся в России профессор Салва Абед Аллах думает иначе.

"Были случаи, когда партия или клан посылали своих студентов на учебу и те возвращались с пустыми руками, но большинство студентов, ехавших по направлению правительства, приезжали с дипломами".

Профессор Абед Аллах приветствует российское участие в нынешней кампании и даже надеется на окончание войны в Сирии.

"Мы не хотим видеть никаких иностранных войск на нашей земле, но если приходится выбирать между "Исламским государством" и русскими, то мы, само собой разумеется, будем за русских. Мы считаем их друзьями, союзниками. Они здесь, чтобы помочь нам".

Однако музыкант воспринимает российское участие, как и участие любых других иностранных сил в сирийском конфликте, как нарушение суверенитета.

"Нашей страны больше нет, и она уже никогда не будет прежней. Мы просто беспомощно смотрим, как ее разрывают на части, - говорит он. – У Сирии нет суверенитета. Когда мощные соседи начинают возиться у тебя на участке, а ты голоса не можешь подать, то о каком суверенном государстве может идти речь?"

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Некоторые полагают, что Сирия для России может стать вторым Афганистаном

По-прежнему игрок

На одном уровне Россия включилась, чтобы поменять расстановку сил на земле и защитить Башара Асада.

Для русских это еще означает попытку ограничить вовлеченность Ирана в сирийские дела, а также дать понять всему миру, что они все еще что-то значат в этом регионе.

Официально Россия заявляет, что Дамаск пригласил ее, чтобы бороться с "террористами", однако как и режим Асада, Кремль не делает различий между ИГ и другими повстанческими группировками.

Западные источники говорят, что до сих пор российские авиаудары приходились преимущественно на боевиков, не принадлежащих к ИГ.

По словам высокопоставленного российского чиновника, в Москве говорят о том, что эта операция продлится три-четыре месяца, однако есть риск, что это выльется в многолетнее кровопролитие и Сирия станет для России новым Афганистаном.

Новости по теме