Смогла ли Россия заместить Запад Китаем?

  • 19 октября 2015
Си Цзиньпин Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Си Цзиньпин, по мнению экспертов, может высказаться в Лондоне против санкций в отношении России, но преследовать будет исключительно свои цели

Государственный визит китайского лидера Си Цзиньпина в Великобританию, как ожидается, завершится подписанием ряда важных соглашений. Экономические отношения между Пекином и Лондоном развиваются, и, по мнению некоторых экспертов, нынешний визит может способствовать и улучшению отношений в сфере политики.

Глава КНР прибывает в Лондон в понедельник вечером. В ходе четырехдневного визита он обратится к британским парламентариям, а также встретится с премьер-министром Дэвидом Кэмероном и лидером лейбористов Джереми Корбином.

В России Китай зачастую называют дружественной державой, особенно в период санкций Запада в отношении многих российских компаний и чиновников.

Русская служба Би-би-си спросила у экспертов, удалось ли России заместить Запад восточным рынком и может ли Китай способствовать налаживанию отношений Москвы с западным миром.

Владимир Портяков, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН:

У Китая теперь глобальная внешняя политика, в которой каждому партнеру отведено собственное значимое место. В этом смысле у Китая нет задачи того, чтобы Россия заместила им какие-то направления внешней политики.

В связи с активной пропагандой концепции "Одного пояса, одного пути", то есть сухопутного и морского "Шелковых путей" [из Азии в Европу], значение европейского направления для Китая возрастает. Европа - конечный пункт его транспортных усилий и нового напраления.

Кроме того, меняется качество отношений. Китай становится активным инвестором в Европу, чего раньше не было, причем речь идет не только о каких-то традиционных сферах, но и о новейших технологических сферах, в частности о строительстве атомных электростанций в Великобритании. Летом обсуждался проект создания Китаем в Англии, а не наоборот, первой приливной электростанции на Британских островах.

Евросоюз - главный партнер Китая по объему рынка, и Великобритания, хоть и отстает от Германии, является одним из ведущих партнеров Китая в Европе. Китай повсюду ищет возможности для сбыта своих товаров, в том числе инвестиционных.

Си Цзиньпин в Лондоне вполне может если не замолвить словечко, в чем Россия не нуждается, то высказать свою позицию по поводу вреда санкций для международной торговли, поскольку они являются препятствием на пути скорейшей крупномасштабной реализации проектов сотрудничества вдоль сухопутного и - отчасти - морского "Шелковых путей". Думаю, это минимум и максимум того, что можно ожидать.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Си Цзиньпина в Лондоне ожидает торжественный прием

Россия и не ставила цели заместить Запад Востоком. Российско-китайские отношения в значительной мере самодостаточны. У нас есть исходная общность взглядов на многие международные проблемы. Китай последовательно и очень давно выступает против санкций, в том числе потому, что до сих пор не все санкции, введенные против него в 1989 году после событий на площади Тяньаньмэнь, отменены. Уже 25 лет сохраняется запрет на прямые поставки вооружений и военной техники в Китай, введенный западными странами.

Кроме того, Китай и Россия выступают за невмешательство во внутренние дела, уважение выбора избранного государством пути другими странами, принципиальный отказ от "цветных" революций и многополярность.

Сейчас у России и Китая появились дополнительные сферы координации усилий и сотрудничества, что связано и с сопряжением проектов Евразийского экономического союза и "Шелкового пути". Китай и Россия говорят, что мы - не союзники, но предложения такого рода раздавались и в китайских, и в российских экспертных кругах.

Однако есть такой устоявшийся имидж, что в трудную минуту мы можем обратиться к Китаю за содействием и поддержкой. Жизнь показывает, что ситуация несколько сложнее, и не так быстро эта поддержка, может быть, приходит.

Ставился вопрос, прежде всего, о финансовой сфере, потому что сложности или отсутствие возможности получать кредиты на Западе, создали сейчас дополнительную нагрузку на российские денежно-кредитные институты. Думали, что мы можем обратиться к Китаю, но оказалось, что там нет дешевых финансовых ресурсов и готовности давать в долг. Это связано и с внутренней ситуацией в стране, и с тем, что основной объем сотрудничества Китая направлен все же на западные страны. Кроме того, у Китая есть некоторые опасения, что слишком тесные связи с Россией и готовность идти на удовлетворение всех запросов Москвы могут повлечь за собой негативные ответные меры со стороны Запада.

Но, тем не менее, Россия получила целый ряд дополнительных возможностей сотрудничества с Китаем. Это не только подтверждение старых и открытие новых кредитных линий по многим позициям, но и принципиально новые для российско-китайского сотрудничества сферы, включая участие Китая в разработке нефтяных и газовых месторождений.

Раньше, может быть, мы были не очень к этому готовы, а теперь мы приглашаем и открываем двери шире для Китая. В какой-то мере это тоже реакция на то обстоятельство, что многие западные компании свернули свое сотрудничество с Россией. Налаживается сотрудничество в сфере производства тяжелых вертолетов, широкофюзеляжных самолетов, то есть Китай по максимуму использует те возможности, которые предоставляет Россия.

Другое дело, что Россия не может удовлетворить все потребности Китая ни по объему рынка, ни по объему имеющихся технологий. Поэтому Китай решает свои задачи сотрудничеством со всем остальным миром.

Михаил Глобачев, политолог:

Думаю, что возможности получить от Китая какую-то действительно существенную поддержку очень ограничены. Как дипломатическом смысле, так и в экономическом.

У Китая, прежде всего, нет никаких альтруистических мотивов в отношении России, подобных тем, что были у Запада во время перестройки и после распада Советского Союза, когда еще существовал идеализм, что Россия может влиться в семью прогрессивных народов и действовать во имя свободы разума. Сейчас таких надежд уже нет.

А у Китая нет идеалистических мотивов и нет такой сильной потребности в том, в чем сильна Россия, то есть в сырье. Все, что он получает, Китай может получить не менее удобно в других государствах и по более удобным путям. Больше, собственно говоря, Китаю от России не надо ничего. Кроме, разве что, частичного освоения ресурсов Дальнего Востока, в чем Россия охотно идет ему навстречу, чаще всего в ущерб собственным интересам.

Россия не смогла заместить Запад Китаем и вряд ли, по-моему, сможет в обозримое время. Даже в смысле каких-то конкретных товаров доставлять их гораздо дольше и дороже, чем из той же Европы.

Какую-то помощь Китай оказал в виде торговых соглашений о взаимных расчетах в двух валютах - рублях и юанях, на который Китай то шел, то не шел, и в конце концов это приняло ограниченный характер. Но это капля в море, поскольку торговый оборот России с Китаем не так велик, как с западными странами, и нет существенных предпосылок для его расширения.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Си Цзиньпин приезжал в Москву 9 мая на парад Победы, который проигнорировали западные лидеры

В создании единой платежной системы, о которой также говорили, у Китая совершенно нет никакого интереса. Это были бы лишние, ненужные хлопоты, потому что китайская финансовая система по-прежнему привязана к доллару и на рубль переключаться не собирается. Это больше похоже на российские пропагандистские маневры. Тем более, что такая тема муссируется в официозной прессе и у энтузиастов отворота от Запада с начала периода санкций. Никакой реальной подоплеки за этим нет.

Кроме того, Китай, чувствуя слабое положение России в данной ситуации, будет на нее постоянно давить. Не грубо, но очень упорно, чтобы выгадать как можно больше пользы от любого соглашения, когда России некуда деваться.

Поле для дальнейшего сближения России с Китаем очень ограничено. Китай вообще ни с кем не сближается, он торгуется и торгует, но оказывать кому-то какие-то услуги - мол, друг попал в беду - в его политике не было никогда. Там совершенно иная психологическая основа взаимоотношений.

Китай практически самодостаточен, а Россия зависит от всего и вся на свете, потому что все, чем она располагает, это энергоресурсы, которые лишь чуть-чуть приподнялись в цене после падения в последние несколько недель. Китай никогда не будет ничего делать себе во вред.

Одно время была идейная политика в Китае, при Мао Цзэдуне, но с тех пор, как в конце 70-х власть взял Дэн Сяопин, вся политика исключительно прагматична. Ничего ради идей там не делается, так что нелепо рассчитывать, что Китай ради помощи России, которая слаба и которая ему не нужна, будет причинять вред собственной политике и идти на конфронтацию с Западом.

Новости по теме