Возможна ли модернизация России при самоизоляции?

  • 16 октября 2015
Дмитрий Медведев Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption На заседании по модернизации в пятницу Медведев отметил, что санкции Запада частично закрыли России доступ к новым технологиям

Премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что переформатирование российской экономики из сырьевой в инновационную пока не очень получается. Выступая на заседании президиума Совета по модернизации экономики и инновационному развитию, Медведев отметил также, что санкции Запада частично закрыли стране доступ к новым технологиям.

"Нам нужна диверсификация и новые промышленные технологии. Несмотря на санкционное давление, которое фактически закрыло нам доступ к сфере технологий во многих странах, несмотря на сложности, которые связаны с нашим внутренним экономическим положением, эти задачи все равно должны быть решены", - сказал Медведев.

О необходимости диверсифицировать российскую экономику на этой неделе говорил и президент России Владимир Путин на форуме "Россия зовет!".

При этом и в экономических дискуссиях в России все чаще слышны различные изоляционистские мотивы. К примеру, российский интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев в интервью газете "Коммерсант" говорил, что разработка новых технологий в России возможна только в том случае, если их будут покупать за пределами страны - там, где есть военное присутствие России. Позднее Мариничев объяснил "Медузе", что выступает за особый путь России при сохранении сотрудничества с Западом в области технологий.

"Вопрос дня" Русской службы Би-би-си экспертам: Возможна ли модернизация России с одновременной самоизоляцией?

Евгений Кузнецов, аналитик, заместитель генерального директора РВК (Российской венчурной компании):

Мне кажется, никакой самоизоляции на самом деле нет. Есть довольно нервное отношение к нам некоторых внешних игроков и, соответственно, такая же нервная реакция, которая идет изнутри.

Но никаких системных изменений с точки зрения реального сотрудничества и встраивания России в глобальную экономику, на мой взгляд, не происходит. Мы все равно остаемся важным игроком, и не только в сырьевом секторе, но и в технологическом. Хотя, конечно, в технологической части хотелось бы увеличивать свое значение для мировой экономики. Поэтому, думаю, никаких кардинальных изменений не происходит, и последовательный курс на развитие технологического сотрудничества должен продолжаться, поскольку это будет взаимовыгодно для всех участников.

Чтобы не оказаться в самоизоляции, нужно, прежде всего, эффективно развивать собственную науку и технологическую деятельность, чтобы соответствовать современным стандартам и современному уровню инновационной деятельности. Это не так просто, потому что все развивается чрезвычайно быстро, и многие привычные нам подходы, которые работали в Советском Союзе, сейчас просто неконкурентоспособны.

Надо развивать современную стартап-экономику, сегментную науку в новых секторах и перспективных направлениях. Тогда можно будет добиться достаточно эффективной кооперации с Западом. Наш потенциал по-прежнему оценивается как достаточно высокий.

Изоляционистские мотивы - по большей части, как мне кажется, демагогическая риторика. С другой стороны, возможность эффективного использования внутреннего рынка, чтобы впоследствии разогнаться и выйти на международный рынок, - это абсолютно оправданная, применяемая всеми странами мира технология. Та конъюнктура, которая сложилась, а в ряде случаев сложилась чрезвычайно выгодно для многих российских производителей, которые получили сильное конкурентное преимущество на внутреннем рынке по отношению к международным производителям.

В высокотехнологичной сфере импортозамещение вполне возможно. И довольно многие продукты - например, медицинские, фармацевтические товары и так далее - как раз попадают в зону благоприятствования в текущей ситуации.

Когда рынок складывается в твою пользу, это надо использовать. В этом смысле я бы предпочел не слушать всю эту риторику и громкие слова, а смотреть на конкретные экономические показатели того или иного проекта.

Валерий Миронов, экономист, заместитель директора института "Центр развития" ВШЭ (Высшей школы экономики):

Самоизоляция России сегодня очень значительна. При том, что даже Китай, который санкции не вводит, особого желания делать новые проекты с Россией не проявляет.

Банки, которые попали под санкции со стороны Запада, не дают "длинных" денег. Поэтому Россия находится в сильной изоляции. Но, если говорить о дальнейшем развитии ситуации, надо вспомнить сценарий, который Всемирный экономический форум разрабатывал, когда начался финансовый кризис 2007 года в США: идею распада мировой экономики на два-три анклава, внутри которых есть некое разделение труда и единые правила игры.

Для России наиболее вероятна модернизация не в полной самоизоляции, а внутри нового крупного внешнеторгового союза, который будет создан, например, как некая альтернатива Транстихоокеанскому партнерству(ТТП), создание которого под эгидой США было только что анонсировано.

Если в качестве альтернативы ТТП взять БРИК во главе с Китаем, видно, что по объему экономики эти два союза близки.

Очевидно, что БРИК нужен будет некий высокотехнологичный партнер, и это может быть и ЕС, то есть возможна борьба между ТТП и БРИК за новое "похищение Европы". Может быть, не всей Европы, а той ее части, которая не входит в зону евро и которая недовольна тем, что ЕС превращается в сверхгосударство.

Это девять стран во главе с Великобританией, которая не очень довольна теми правилами и тенденциями, которые существуют в Евросоюзе. Великобритания, Швеция, Дания и другие представители этой "девятки", которые не входят в зону евро, - достаточно высокотехнологичные страны, и вполне возможно, они могут дополнить БРИК, особенно со стороны высоких технологий и инноваций.

В таком случае гипотетически возможны два полюса мировой экономики.

Экономика России очень зависима от западного вектора. Даже в сфере ВПК комплектующие, разное оборудование, ракетное топливо и прочее почему-то только с Запада поставляется. В США, насколько известно, используются принципы риск-менеджмента, даже на уровне корпораций, которых в России нет. Если, например, корпорация расположена на западе США и может получать комплектующие от поставщиков, которые тоже работают на западе страны, она этого не делает, заказывая половину с восточного побережья. То есть в случае урагана, землетрясения или еще чего-то на западе поставки на 100% пойдут с востока.

То же самое, в принципе, должно было быть и в российской экономике, но этого не сделали, и сейчас, когда Западом применены санкции, уже нет альтернативных поставок ни тз Израиля, ни из Кореи, ни из других азиатских стран, где есть высокотехнологичное производство.

В конечном счете, эти изоляционистские мотивы в реальности выльются в то, что будет диверсификация поставок на Запад и Восток. А если конфликт будет углубляться и затронет не только отношения России и США, но и, допустим, Китая и США, тогда возможен крен к кооперации в рамках БРИК.

В любом случае провести модернизацию в одиночку Россия не сможет, потому что и рынок недостаточно емкий, чтобы создать новое производство и окупить его капиталовложения, и недостаточно развиты технологии, потому что в 90-е годы из-за перестройки, а в 2000-е из потока дешевых денег технологическое развитие внутри страны замедлилось.

Наше оборудование дорожало из-за высокой инфляции и теряло конкурентоспособность из-за укрепления рубля, и благодаря росту нефтяных цен покупалось западное, поэтому в одиночку преодолеть фактически 20-летнее отставание в технологиях невозможно.

Самоизоляция долго не продержится, потому что экономическое положение будет ухудшаться, и правительство будет вынуждено изменить правила игры.

Новости по теме