Два Львова: один для переселенцев, другой - для львовян?

  • 5 ноября 2015
Правообладатель иллюстрации mchs gov ua
Image caption Найти жилье и работу во Львове удается далеко не всем переселенцам с востока

Львов стал популярным городом для переселенцев с востока Украины и из Крыма. Удастся ли городу сохранить свою идентичность, а его новым жильцам - найти работу и ассимилироваться?

Львов - вежливый город?

Переселенцы с востока сталкиваются во Львове с разным отношением - от желания помочь до откровенной ксенофобии.

"За год не уменьшилось распространение слухов о переселенцах через социальные сети. Недавно я наткнулся на картинку, где была фотография осеннего Львова и подпись "перемещенные лица представляют огромную опасность русификации Львова", - рассказывает политолог Станислав Федорчук. Он отмечает, что до сих пор с бОльшим подозрением во Львове относятся к переселенцам с востока, нежели чем к людям из аннексированного Россией Крыма.

"Крымские татары, в отличие от переселенцев с Донбасса, имеют свое представительство. Это и Мустафа Джемилев, и Рефат Чубаров, а также множество общественных активистов. Они являются символами украинского сопротивления", - добавляет Федорчук. Тогда как, по его словам, у приехавших с востока Украины какого-либо сильного политического и общественного движения нет.

Правообладатель иллюстрации facebook.fedorchuk
Image caption Федорчук приехал во Львов из Донецка

Сам Станислав Федорчук из Донецка. Год назад ему пришлось покинуть город и искать убежище.

Зимой этого года политолог подготовил отчет о "слухах", которые распространяли львовские медиа о переселенцах. Теперь, говорит Станислав, "беженцы" стали менее интересными для СМИ, поэтому тренд перешел в социальные сети.

"Львов очень вежливый город, и если тебя кто-то очень не любит, он не скажет тебе это в лицо. А вот соцсети достаточно анонимные, там проще распространять конфликты, потому что ты не видишь источник, о котором говоришь", - добавляет политолог.

Правообладатель иллюстрации ostap.drozdov
Image caption Остап Дроздов опасается, что Львов станет русскоязычным

Автор и ведущий телеканала ZiK Остап Дроздов, впрочем, своего отношения к новым жителям Львова не скрывает.

"Донбасских переселенцев я считаю беглецами от ответственности, от разрухи, которая произошла", - говорит он.

Дроздов называет переселенцев с востока носителями других ценностей. "Они продолжают быть одноязычными и практиковать совковую модель поведения. Если это люди с деньгами, то они часто "быкуют". Я вижу в этом серьезный конфликт идентичностей", - возмущается Остап Дроздов.

По мнению телеведущего, Львов столкнулся с тремя главными угрозами, которые могут его изменить: "Город может стать на треть одноязычным - русскоязычным. Второе - во Львов вошел теневой капитал очень серого или даже уголовного цвета. Третье - у нас может измениться ландшафт политических предпочтений в сторону не очень патриотических сил".

Люди боятся друг друга

Отец Тихон Кульбака из числа переселенцев с востока считает, что корень проблемы - страх. Сам он видит как случаи почти жертвенного отношения львовян к переселенцам, так и случаи хамского обращения с обеих сторон.

Правообладатель иллюстрации tykhon.kulbaka
Image caption Отец Тихон провел 12 суток в плену самопровозглашенной ДНР

"Те, кто не могут ассимилироваться во Львове, - это люди с постсоветским менталитетом. Представьте, человек 60 лет проработал, имел жилье, а тут в один момент все рушится", - рассуждает об интеграции переселенцев отец Тихон Кульбака.

Священник Украинской грекокатолической церкви в Донбассе, отец Тихон провел 12 суток в плену самопровозглашенной ДНР. За это время его трижды вывозили на расстрел. Больного сахарным диабетом отца Тихона держали без лекарств и довели до диабетической комы. Теперь он живет и служит в Львове.

Не так давно отец Тихон попытался собрать львовских риелторов, чтобы познакомить их с беженцами, для того, чтобы создать базу людей, которым риелторы могут доверять. Ведь бывает, что они отказывают переселенцам, когда узнают, откуда те прибыли.

О проблемах с арендой жилья для переселенцев говорит и Олег Коляса. В качестве волонтера он помогал расселять людей с востока и из Крыма.

Активист говорит, что во время первой волны внутренне перемещенных лиц из Крыма принимали очень хорошо. Люди давали им квартиры, владельцы отелей - бесплатные номера. А вот переселенцам с востока не так повезло.

Правообладатель иллюстрации oleh.kolyasa
Image caption Олег Коляса помогал расселять беженцев с востока

"Это как раз совпало с первыми серьезными потерями украинской армии. Первые гробы с телами солдат, которые начали прибывать с востока, и первая волна переселенцев - конечно, отношение в тот момент было абсолютно нетолерантным", - рассказывает Олег Коляса.

Активист вспоминает, что из-за большого потока переселенцев очень быстро появились проблемы с жильем. Людей негде было селить даже при наличии денег на аренду жилья. Также давала о себе знать усталость от первой волны переселенцев, катастрофически не хватало волонтеров.

"На мой взгляд, государство должно принимать активное участие в распределении потоков внутренне перемещенных лиц. Например, перенаправлять людей в менее загруженные области", - заключает активист.

Отец Тихон говорит, что поддержки волонтеров стало действительно меньше. В этой ситуации стала бы очень полезной помощь международных организаций, в частности ООН. И во Львов она не доходит. Западные доноры говорят, что их помощь ориентирована на восточные области.

Найти жилье и работу

"Насущная проблема - жилье. Арендаторы могут в любой момент попросить переселенцев уйти", - говорит руководитель Львовского городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи Оксана Рубай.

К началу осени в службах соцзащиты Львова зарегистрировали 8300 человек. Они получают помощь на аренду жилья - 844 грн для человека нетрудоспособного возраста и 422 для трудоспособных.

Сейчас город работает над тем, чтобы создать транзитный центр для внутренне перемещенных лиц. Чиновница говорит, что под реализацию проекта уже выделили помещение. Ремонтные работы планируется начать с марта.

"Там обустроим несколько жилых комнат. Нам нужен центр в 50 мест, но мы планируем создать два таких заведения - одно на финансировании городского совета, другое совместно с общественными организациями", - рассказывает Оксана Рубай.

Вторая проблема переселенцев - работа. Сейчас чиновники оказывают материальную помощь семьям в кризисных ситуациях. Людям раздали постельное белье, а также моющие средства.

"Обеспечили их аптечками с градусниками, лекарствами, жгутами, бинтами и так далее. Делали это интересным способом - проводили общее медицинское обследование для семей с детьми и экскурсии в аптеку-музей", - говорит Оксана Рубай.

Успешные и неуспешные

"Пока нет желания возвращаться назад. Мне интересно во Львове. Я хочу, чтобы мой ребенок рос в нормальной среде, спокойном городе, где вечером можно спокойно гулять, не прислушиваясь к взрывам", - рассказывает переселенец из Северодонецка Михаил Криштопа.

Год назад он бежал из своего города с женой и ребенком. Боялся за жизнь. Он никогда не скрывал своей проукраинской позиции. Тогда боевики самопровозглашенной ЛНР отлавливали таких лиц и отводили их в подвал захваченного СБУ. Вернешься оттуда живым или нет, не знал никто.

Правообладатель иллюстрации mykhailo.kryshtopa
Image caption "Пока нет желания возвращаться назад. Мне интересно во Львове", - говорит Михаил Криштопа

Во Львове Михаил открыл антикафе "Веселый Ктулху". До этого он занимался IТ, и ему хватило стартового капитала. Мебель искал в интернет-магазинах, чтобы было дешевле. Конкуренции Михаил не боится. Наоборот, он хочет сотрудничать с подобными учреждениями во Львове.

"Это заведение я делаю для себя, для души и удовольствия от самого процесса, для своего развития. Это новый опыт и новые эмоции, а не для того, чтобы просто заработать деньги", - добавляет Михаил.

Меньше повезло на новом месте переселенцу, который называет себя Джозефом. Он также из Северодонецка, однако не хочет называть своего настоящего имени или фотографироваться - боится за безопасность.

Ему за 40. Год назад он забрал жену с ребенком и уехал подальше от войны. По образованию Джозеф инженер. Много ездил по Европе, уже переехав во Львов. Ребенок пошел в первый класс, а сам он недавно потерял работу.

"Ни сотрудники налоговой, ни Центра занятости не знают, в какой области находится Северодонецк. Никто не знает, что этот город оккупировали. Можно говорить, что работники живут в мирной стране и им безразлично все то, что происходит за пределами их города", - жалуется переселенец.

Джозеф пытался встать на учет в Центре занятости трижды. Когда он говорил, что не считает себя переселенцем и не имеет такой справки, то, по его словам, "работники впадали в ступор, срочно бежали к юристам".

Вернутся домой?

Эрнесту Абкелямову, крымскому татарину, так же трудно интегрироваться в новую среду без экономической поддержки. Государство дает деньги на плату за жилье, но это не покрывает даже трети суммы.

Правообладатель иллюстрации ernest.abelyamov
Image caption Эрнест Абкелямов говорит, что крымских татар во Львове воспринимают лучше, чем переселенцев с востока

"Те предложения работы, которые есть в Центре занятости, имеют минимальную оплату - тысяча с копейками. Нас здесь не знают, поэтому трудно устроиться на работу, потому что не все, что ты умеешь, нужно здесь", - говорит переселенец. Он, как и многие другие крымские татары, выехал с полуострова после российской оккупации. Сейчас Абкелямов возглавляет организацию "Ихсан" ("Искренность").

Согласно данным департамента социальной защиты, во Львове и области проживает около 2 тысяч переселенцев из Крыма. В начале лета во Львове открылся Исламский культурный центр.

Эрнест Абкелямов говорит, что крымских татар во Львове воспринимают лучше, чем переселенцев с востока, потому что у них с галичанами есть общие исторические черты.

"Во время Второй мировой войны галичане боролись за свою землю. Мы, крымские татары, тоже пережили это. Нас выгнали с родной земли. У нас с галичанами похожие переживания, мы на уровне истории имеем эти эмоциональные мосты", - объясняет переселенец.

"Основная масса крымских татар, более 90%, понимают, что как только наладится ситуация с Крымом, то они вернутся домой. Другой земли для нас нет. Это наша Родина. Как народ, мы сформировались именно там", - рассказывает Эрнест Абкелямов.

Новости по теме