"Пятый этаж": подружатся ли Китай и Тайвань?

  • 6 ноября 2015
Президент Тайваня Ма Инцзю Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Президент Тайваня Ма Инцзю считает, что нужно налаживать дружественные связи с Китаем

Завтра в Сингапуре впервые встретятся лидеры Китая и Тайваня. Как cообщается, глава КНР Си Цзиньпин и президент Тайваня Ма Инцзю "обменяются мнениями по вопросам отношений между сторонами".

По всей видимости, никаких соглашений подписано не будет, не ожидается также и совместных заявлений.

В Пекине Тайвань считают мятежной провинцией и не признают его независимости, а американская поддержка правительства острова не раз становилась предметом резких заявлений Пекина.

В последнее время Тайвань оставил попытки провозгласить независимость от материкового Китая.

Можно ли ожидать дальнейшей нормализации отношений в рамках принципа "одна страна - две системы"?

Ведущиe "Пятого этажа" Михаил Смотряев и Александр Кан беседуют с заместителем директора Института стран Азии и Африки Андреем Карнеевым.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Мы с вами регулярно беседуем про Китай, но в этом разрезе - отношений Китая и Тайваня - еще детально не обсуждали. Этот визит, насколько я понимаю, - первая встреча на таком высоком уровне. Представители Тайваня ездили в Китай в прошлом, 2014, году, но с Си Цзиньпином не встречались. Это все связано с грядущими выборами на Тайване, где баланс сил может существенным образом измениться, и отношения между материковым Китаем и, как там принято считать, мятежной провинцией вновь могут обостриться. Как, по-вашему, так ли это?

Андрей Карнеев: Мы с вами не могли это обсуждать, поскольку последние 65 лет таких контактов высокого уровня между Китаем и Тайванем не было. Но были встречи, когда в Пекине принимали лидера партии Гоминьдан. Напомню, что эти две партии являются заклятыми врагами на протяжении всего двадцатого века, и сейчас они продолжают соперничать. Новизна нынешней ситуации – впервые встречаются именно руководители материкового Китая и Тайваня.

Эта встреча действительно происходит в первый раз, и действительно соблюдены требования тайваньской стороны. На протяжении долгого времени тайваньская сторона говорила, что мы согласны встречаться, но только если это будет на основе взаимного уважения и некоего паритета - не то, что тайваньский президент едет в Пекин как председатель какого-то местного правительства. Это определенная уступка со стороны Китая тайваньской стороне накануне выборов на Тайване.

М.С.: Сейчас говорить об итогах выборов, разумеется, преждевременно, но версия, которая достаточно популярна сделалась в последние дни, о том, что Си Цзиньпин чуть ли не лично едет поучаствовать в предвыборной гоминьдановской кампании, - наверное, притянута за уши. Еще интересно то, что по официальным данным они обменяются мнениями, но никаких совместных коммюнике, документов, заявлений сделано не будет. Получается, что визит из государственного превращается едва ли не в частный.

А.К: Во-первых, что касается выборов, несмотря на то, что действительно все опровергают связь с выборами, не секрет, что Гоминьдан сам себя загнал в достаточно сложное положение. Одна из главных причин такой низкой поддержки избирателей – это та скорость, с которой Ма Инцзю, который пришел к власти с большим отрывом и пользовался очень высокой популярностью, очень быстро приступил, я бы сказал, к обвальному улучшению отношений с материковым Китаем. Это не всем понравилось среди избирателей. Сейчас рейтинг Ма Инцзю приближается к нулю.

Что касается того, значимо ли, что люди встречаются и не подписывают никакого документа, я думаю, здесь, как считает большинство обозревателей, главное – сам факт этой встречи и сам факт того, что в Сингапуре, - не в Китае, не на Тайване, - с соблюдением определенных статусных соображений встречаются два лидера. Никто не ожидает, что эта первая историческая встреча должна привести к каким-то конкретным, положенным на бумагу договоренностям. Главное, что будет положено начало этим контактам.

Действительно, многие начинают сейчас говорить о том, что, может быть, это начало каких-то консультаций, пока не официальных, о том, как же все-таки решать статус Тайваня, как избежать обострений ситуаций в Тайваньском проливе и находить какие-то возможности для решения тайваньского вопроса мирными, консенсусными средствами. Это, многие считают, было бы самым важным итогом этой встречи.

Александр Кан: На протяжении всех этих десятилетий любые попытки других стран вступать в контакт с руководством Тайваня, с руководством Республики Китай, встречали яростную отповедь, бурные протесты со стороны официального Пекина. Как теперь, по вашему мнению, Пекин будет терпимо относиться к контактам любой другой третьей страны с Тайбэем?

А.К.: Я не предвижу здесь какого-то радикального изменения ситуации. Поскольку Китайская Народная Республика считает Тайвань частью Китая, то естественно, что они возражают против любых контактов на государственном уровне. Хотя при этом у Тайваня существуют дипломатические отношения с небольшим количеством микроскопических государств, как правило, получающих определенную спонсорскую помощь от тайваньского правительства. Я думаю, это позиция и Си Цзиньпина, и, отчасти, Ма Инцзю, что эти контакты не означают, что теперь Тайвань получает какое-то неожиданно новое пространство для дипломатической активности. Поэтому сейчас много спекуляций вокруг этого визита.

Думают и гадают обозреватели, может быть, действительно Пекин пойдет на какие-то уступки и в каких-то небольших вопросах сделает послабление. Например, Тайвань давно лоббирует участие во Всемирной организации здравоохранения и других таких организациях, где речь идет о здоровье людей и где подсоединение Тайваня, технически говоря, имело бы определенный смысл. Надо следить внимательно за тем, что будет дальше после этой исторической встречи.

М.С.: Какова вероятность того, что после этой исторической встречи отношения Пекина и Вашингтона в очередной раз претерпят изменения и, может быть, даже не в лучшую сторону? Есть ли в этом какие-то скрытые сигналы? Не будем забывать, что 700 китайских ракет по-прежнему нацелены на Тайвань.

А.К.: Я с вами согласен, что здесь американский фактор имеет очень большое значение. В период восьмилетия пребывания у власти Демократической прогрессивной партии, Вашингтон скорее помогал Пекину, приструнивал администрацию достаточно непредсказуемого президента Чэнь Шуйбяня. Тогда между Пекином и Вашингтоном имелась определенная степень взаимодействия, взаимопонимания по тайваньскому вопросу. Вашингтон немножко в целях стабильности подыгрывал Пекину.

Сейчас ситуация изменилась. В отношениях между Пекином и Вашингтоном появилось много непредсказуемых факторов, которые трудно просчитать. Поэтому понятно, что в Вашингтоне будут очень внимательно следить за этой встречей. Напомню, что Тайвань является претендентом на целый ряд островов, которые оспаривают Китай, Вьетнам и другие страны региона. Здесь тоже можно ожидать определенных новаций.

М.С.: Мне вспомнилась история из далекого китайского прошлого, описанная в "Троецарствии" Ло Гуань-Чжуна, когда Цао Цао встречается с окруженным Гуань Юйем, с которым они впоследствии устанавливают дружеские отношения. Но при первой возможности Гуань Юй, верный своей клятве, сбегает к своему названному брату Лю Бэю, оставляя при этом полную трогательных слов записку Цао Цао и убивая кучу чиновников на шести заставах, через которые ему приходится идти. Как, по-вашему, если будет в Тайване новое правительство, не произойдет ли чего-нибудь похожего?

А.К.: Если говорить о приближающихся выборах, то большая часть экспертов считает, что вполне допустимо прогнозировать победу Демократической прогрессивной партии. Правда, кандидат от этой партии госпожа Цай Инвэнь уже заявила, что она готова, если нужно, поехать даже в Пекин. Поэтому, скорее всего, это уже будет беседа не двух героев, двух военачальников, а беседа председателя Си и этой милой дамы, которая пока себя позиционирует очень умеренным политиком, хотя она и представляет партию, которая в своих программных документах всегда исходила из необходимости независимости Тайваня.

Здесь главная интрига – как будет себя вести американская администрация, потому что, как я уже сказал, если в прошлый раз американцы даже подыгрывали Пекину, то теперь с учетом некоторых новых моментов во взаимоотношениях Пекина и Вашингтона нет полной гарантии, что Вашингтон будет также лояльно относиться к этому принципу "одного Китая". Здесь можно ожидать какие-то сюрпризы. Впрочем, посмотрим, потому что выборы уже не за горами, и избирательная ситуация для Гоминьдана не выглядит очень оптимистической.

М.С.: Действительно, выборы не за горами, в январе. Подозреваю, что, как минимум, в январе нам эту тему в очередной раз придется обсуждать.

Новости по теме