Пограничный контроль и репатриация мигрантов из ЕС

  • 11 ноября 2015
Мигранты направляются в Европу Правообладатель иллюстрации epa
Image caption Еврокомиссия: к концу 2017 года в Европу могут прибыть до трех миллионов мигрантов

На Мальте в среду начался двухдневный саммит лидеров ЕС, посвященный проблеме миграции.

Как ожидается, Евросоюз предложит африканским странам несколько миллиардов евро в обмен на помощь в борьбе с нелегальной миграцией - это касается, в числе прочего, и приема обратно своих граждан, которым по тем или иным причинам было отказано в убежище в Европе.

Африканские страны, в свою очередь, видимо, будут настаивать на облегчении миграционных правил для тех африканцев, которые попадают в Европу на законных основаниях. Население Африки, как ожидается, удвоится к 2050 году.

Сумеет ли Евросоюз выработать механизмы ограничения миграции до этого времени?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с научным сотрудником Международного института миграции и гендерных проблем Оксаной Моргуновой и аналитиком Юрием Федоровым.

Загрузить подкаст программы "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Речь пойдет о том, как бороться с миграцией в тех странах, откуда мигрируют. Для этого Европа собирается выделить африканским странам деньги, учрежден специальный фонд, размером уже один миллиард 800 миллионов евро.

Видимо, Европа считает, что развивающийся сейчас миграционный кризис можно преодолеть только таким способом. Принять такое количество мигрантов (полтора миллиона за прошедший год) Европа не в состоянии.

Оксана Моргунова: Наконец-то начинается разговор о том, что решать проблему миграции надо там, где она начинается. Страшно не количество мигрирующих, а скорость миграции и полное отсутствие стратегии по решению этой проблемы.

М.С.: Даже в Германии, где летом Ангела Меркель говорила, что "мы примем всех", стало ясно, что всех Германия принять не может, а у Ангелы Меркель возникают проблемы на домашнем политическом фронте. Эти проблемы, проблемы роста популярности правых партий, видны по всей Европе. Сколько в повестке саммита экспертных мыслей, а сколько сиюминутной политической борьбы?

Юрий Федоров: На некоторые цифры надо посмотреть более детально. Следует различать мигрантов и беженцев - сегодня в Европе кризис беженцев. Это только часть мигрантов, которые тем или иным путем попадают на территорию ЕС и подают просьбу о предоставлении убежища. Если они его получают, то у них специальный статус и о них заботятся.

Мигранты же перебираются в ЕС из третьих стран или новых стран ЕС и передвигаются по территории ЕС в основном в поисках заработков. В историческом плане Европа с потоками беженцев встречается не первый раз. После Второй мировой войны в Германию из Восточной Европы перебрались 12 млн немцев. Были проблемы, но Германия справилась. В начале 90-х также был кризис с беженцами – 700 тысяч, в основном, выходцы из балканских стран. Но нынешняя волна более массовая.

Проблемы связаны с нехваткой лагерей, где их можно размещать, с тем, что службы, которые рассматривают заявления, с этим не справляются, не работает Второй дублинский протокол, который определяет правила рассмотрения заявлений. По нему заявление рассматривается властями той страны, куда беженец попал сначала. Это Греция, Италия, Австрия и Венгрия.

И еще одно: около 20% заявлений о предоставлении убежища подается гражданами Западных Балкан. По существующим правилам они не имеют права на получение убежища, потому что они – экономические мигранты.

И, наконец, как отправлять назад тех, кто не получил убежища? А их бывает несколько сот тысяч человек. Во многих европейских странах общественное недовольство выражается в растущей поддержке правых, это факт.

М.С.: О последней проблеме, проблеме возвращения беженцев, говорится особенно много. А есть ли статистика – сколько в некризисные годы из въехавших в Европу процентов подавших прошение получает убежище?

О.М.: В разных странах по-разному, но дело в другом. Вопрос сейчас не в том, что где-то не хватает лагерей. А в жизненной стратегии людей, которые ищут себе новое место жительства. И экономические мигранты сейчас пытаются предстать как политические беженцы.

Вообще идея беженцев появилась после русской революции, когда люди не могли вернуться в свою страну, и это состояние рассматривалось как временное. Но даже тогда было ясно, что далеко не всегда беженцы могут вернуться домой, по крайней мере, в течение ближайших десятилетий. Беженцы сильно ограничены в правах, например, не имеют права работать. Поэтому, исходя из этого, надо создать стратегию, а не только решать тактические задачи.

В начале ХХ века "государства всеобщего благоденствия" не существовало, и беженцы не рассчитывали на социальные блага, школы и так далее. Сейчас надо снова пересмотреть положение, чтобы понять, насколько реально сохранить те блага, которые предлагаются беженцам сейчас. Но идея реформирования в этой сфере крайне непопулярна, потому что она неизбежно захватит и те пособия, которые получают обычные граждане этой страны.

М.С.: Открывая этот саммит, Дональд Туск обратился к парламенту Мальты и сделал несколько заявлений. О деньгах: этот новый фонд предназначен для решения долгосрочных проблем совместно с африканскими странами, для реинтеграции вернувшихся граждан. Предлагается обучение, предоставление новых возможностей для получения дохода.

Но следует вспомнить, что в вопросах коррупции, прозрачности бизнеса и тому подобного африканские страны имеют весьма негативную репутацию. Какова вероятность, что эти деньги дойдут по назначению, и хватит ли их?

Ю.Ф.: Суммы, о которых сейчас идет речь – несколько миллиардов – капля в море. Нельзя решить проблему, создавая привилегированные условия для отдельных групп людей, которые будут возвращаться из Европы. Европа очень притягательна для многих людей не только из Африки. Уровень жизни, социальное обеспечение всех слоев населения в ЕС привлекают многих. И решить эту проблему, выделив небольшую сумму денег, не удастся, тем более, что значительная их часть попадет совершенно не в те руки.

М.С.: Так что получается, что оптимизм по поводу встречи на Мальте несколько преждевременен?

О.М.: Ну пусть они поговорят. Может быть, в процессе что-то прояснится. Хотя я согласна, что просто так направить денежные средства в страны, откуда уезжают люди – это не стратегическое решение.

Многим государствам выгодно, что люди уезжают, потому что они посылают деньги семьям, оказываются полезными для экономики страны. Хотя это процесс считается "вымыванием мозгов" из страны, он приносит большие дивиденды национальной экономике.

М.С.: Еще одно положение из речи Дональда Туска: "восстановление эффективного контроля над нашими границами". Уже несколько месяцев приходят сообщения о постройке разного рода стен на европейских границах. То есть, похоже, на вливание денег в Африку особо не рассчитывают.

Ю.Ф.: А если к берегам Италии приплывает лодка и из нее высаживаются две-три тысячи человек? И как вы будете укреплять эту границу? Нельзя же перехватывать эти суда и топить их? Одно дело на суше, технически это сделать можно. Но для моря технических решений пока нет.

Новости по теме