Нападения в Париже не сильно огорчили его пригороды

  • 19 ноября 2015
Полицейские Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Утром в среду район Сен-Дени был перекрыт большим количеством полицейских

Район Сен-Дени был перекрыт из-за полицейской операции, проводившейся против людей, которых считают причастными к пятничным нападениям в Париже.

Внимание СМИ к этому парижскому пригороду вновь вызвало споры о радикализации во французском обществе.

Парижане постепенно возвращаются к обычной жизни, вновь заполняя кафе, рестораны и театры. Тем временем, настроения молодежи в этом районе, находящемся всего в 30 минутах езды от центра города, существенно отличаются от того, что можно увидеть в сердце столицы.

На площади Республики в центре Парижа все разговоры ведутся о единстве. Но в Сен-Дени все по-другому.

"Ага, единство… А вам не кажется, что трагедия в Париже раздута, ведь в Сирии каждый день гибнут люди?"

Такие разговоры я услышала в Сен-Дени - парижском районе, в котором живут мигранты из самых разных стран. Здесь есть выходцы из Алжира, Марокко, Индии, Китая, Турции и других государств.

Нелегальные мигранты

Здесь есть и нелегальные мигранты – люди без юридического статуса или документов, без которых они не имеют права работать.

Преступность в этом районе процветает. Отмечается высокий уровень воровства, преступлений, связанных с наркотиками, и убийств.

Первое, что замечаешь, выйдя со станции, - это тележки из супермаркетов с небольшими самодельными мангалами внутри.

Image caption В районе Сен-Дени живут люди самых разных национальностей

Это так называемые "передвижные кебабные на колесах", которыми заправляют местные жители африканского происхождения. Мобильность им нужна, предположительно, чтобы быстрее убегать от полиции.

В районе не видно фешенебельных бистро, но зато в достаточном количестве есть рестораны, халяльные мясные лавки и магазины с восточными сладостями.

В китайских магазинах торгуют всевозможной электроникой, а в магазинах вдоль улицы Республики предостаточно бутиков, торгующих блестящими, расшитыми блестками вечерними платьями.

"Поколение пригородов"

Селин Инераккин и ее подруге Леми Кау по 17 лет. Они являются представителями "поколения пригородов".

Image caption Селин и Леми - типичные представительницы "поколения пригородов"

Когда я заговариваю с ними о нападениях в Париже, Селин начинает обвинять политику правительства.

"Думаю, грядет третья мировая война. Но Франция сама накликала это на себя, когда вторглась в Сирию", - сказала она.

"Нападения в Париже продолжались три часа. Но подобное происходит в Сирии каждый день. Палестинцы тоже умирают", - добавила она.

"Четверть Парижа повторяет: "Молитесь за Францию, молитесь за Францию". Но для палестинцев такого не делают. Они начали призывать к единству с палестинцами, но лишь потому, что это модно", - говорит Селин.

Так же считает и 19-летний Атек Рилез, работающий в халяльном мясном магазине.

Он родился в Сен-Дени, но редко выезжает отсюда. У него нет времени следить за новостями о парижских нападениях.

"Если взять Сирию, там погибли примерно 250 тысяч человек. Это примерно 160 человек в день. Поэтому нападения в Париже меня не трогают. Конечно, это важная новость. Но что мы можем поделать?" – сказал он.

Image caption "У них - своя жизнь, у нас - своя", - говорит работник халяльного магазина Атек Рилез

Хотя именно в его районе полиция провела спецоперацию по поимке экстремистов, по мнению Атека, происхождение человека из Сен-Дени не означает, что он автоматически готов принять доктрину радикального ислама.

"Радикализируют тех, кто слаб. Раньше меня огорчало, когда говорили плохо о пригородах. Сейчас мне все равно. У них - своя жизнь, у нас - своя", - резюмирует он.

"Они и мы"

Живущие здесь не связывают себя с остальным Парижем. Часто я слышу, как здесь говорят "они и мы".

Это разделение с французским обществом подтверждает 29-летняя Нилгуль, родившаяся в Сен-Дени.

Возмущение местных жителей уходит корнями ко времени войны Франции в Алжире 1954-1962 годов, в которой погибли по меньшей мере 60 тысяч мирных алжирцев, считает она.

"Их проблема не в Париже. Причина их радикализации в том, что они хотят отомстить за своих родителей. Но у них слабая воля. Люди используют это в своих целях во имя ислама. Им промыли мозги", - добавила она.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption В ходе штурма этот дом в Сен-Дени был подвергнут массированному обстрелу

Родившийся в Турции Абдулла показывает мне следы от пуль в своем магазине - напоминание о произошедшей здесь перестрелке.

"Каждый день происходит какое-нибудь происшествие", - отметил он.

Другая моя собеседница - женщина марокканского происхождения считает, что Сен-Дени - самое опасное место в Париже. Она работает переводчиком с арабского языка в местном полицейском управлении.

Когда я возвращаюсь к станции, я замечаю, что "передвижные кебабные" куда-то исчезли. Там, где были они, сейчас стоят три полицейских. Я попросила их рассказать мне немного о Сен-Дени.

"Гиблое место", - говорит один из них. Потом, будто сожалея о своих словах, добавляет: "Сложно здесь, я бы сказал. Если вкратце, то здесь сложно".

Новости по теме