"Пятый этаж": опасаться ли России китайских Су-35?

  • 19 ноября 2015
Su-35 Правообладатель иллюстрации Getty

Российская пресса сообщила в четверг о заключении Россией и Китаем крупного контракта на поставку в Китай 24 истребителей Су-35. Сумма сделки оценивается в 2 миллиарда долларов.

Ранее китайские газеты писали, что подобного рода закупки неизбежны, поскольку своих производственных мощностей китайским ВВС не хватает.

Ряд аналитиков объясняет необходимость закупок растущими территориальными претензиями Китая к соседям, некоторые из которых имеют на вооружении современные американские самолеты.

Другие высказывают беспокойство, что, продавая современное оружие Пекину, Москва совершает стратегическую ошибку, повышая вероятность встречи со своим собственным вооружением в обстановке конфликта.

Стоит ли России опасаться китайских Су-35?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с политологом Виктором Мизиным и военным обозревателем Александром Гольцом.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

М.С.: Давайте уточним детали сделки: 24 самолета, около двух миллиардов – сделка больше, чем объем всех военных сделок между Россией и Китаем в 2013 году. С экономической точки зрения насколько велика эта сделка и насколько важна?

В.М.: Сумма большая, но большую важность имеет политико-дипломатический аспект. Россия пытается закрепить Китай как военно-стратегического и политического союзника. Политике санкций со стороны Европы и США противопоставляется поворот на Восток – дружба с Китаем, отношения с БРИКС, с Индией. Но не принимается в расчет, что китайцы могут эту технику быстро скопировать, поскольку новейшие образцы их вооружений – скопированные и переделанные российские образцы.

Потом они выбрасываются на рынок и становятся дешевым конкурентом российской продукции. Но объем закупок о чем-то говорит. Переговоры происходили очень сложно - как всегда с китайцами. Это новейшие виды вооружения, которые могут конкурировать, если не с новейшими американскими, то всеми предыдущими моделями типа F-16, F-18 точно. Для китайцев это важное приобретение, которое обеспечивает противостояние, если не с США, то с их союзниками.

М.С.: Переговоры по этому контракту велись с 2011 года, довольно долго.

А.Г.: И с элементами детектива. Год назад во время визита китайского лидера в Россию, "Женминь Жибао" неожиданно опубликовала статью о том, что соглашение уже подписано. И "Рособоронэкспорт" был вынужден сказать, что ничего такого не произошло.

Переговоры были такими мучительными, потому что мы пытались защитить свою интеллектуальную собственность. Интерес представляет вопрос, удалось ли это.

В конце 1990-х - начале 2000-х китайские заказы спасли заводы авиационного объединения Комсомольска-на-Амуре. Сейчас там заканчивают выпуск партии самолетов, и ходили слухи, что во время летнего салона МАКС будут подписаны новые контракты с нашими ВВС, но этого не произошло.

Возможно, в условиях кризиса министерство обороны тянет с подписанием контракта, а производство должно быть загружено. Так что китайский контракт опять появился очень вовремя.

М.С.: В 1990-е годы поставка Су-27 в Китай составила чуть ли не 200 штук. Из них сделали Джей-11. И подводные лодки, и вертолеты К-28, и С-300, а теперь и С-400, и обучение специалистов. И сейчас возникли 2 направления потенциальной опасности, которую это несет для России. Во-первых, экономическая. Хотя китайцы не смогли скопировать Су-35, но, как и с Джей-11, они за полцены могут сделать что-то похожее и продавать его по всему миру, как в свое время было с автоматом Калашникова. Это несет российской оборонке определенную угрозу.

В.М.: Еще в 1990-х, когда оборонные предприятия буквально лежали в руинах, китайцы правдами и неправдами пытались скупать там передовые технологии, хотя многое им не удалось.

Последние китайские ракеты, которые можно видеть на парадах, очень напоминают российские. Представители нашей оборонной промышленности к китайским возможностям относятся несколько пренебрежительно. Но в последнее время Китай стал производителем примерно 50% образцов мировой электроники, хотя в оборонной области еще не дотягивает.

Но идет освоение космоса, прошло испытание противоспутникового оружия, очень похожего на советские образцы 1970-х годов.

Но все они, включая автомат Калашникова, сильно уступают по качеству оригиналам. Китайцы не могут овладеть технологией производства надежных авиационных двигателей, и именно поэтому они покупают у России и вооружения, и технологии.

Кажется, это единственный промышленный товар, который мы туда поставляем, остальное – сырье. Это, безусловно, представляет прямую экономическую угрозу.

Что касается военной угрозы, я бы ее исключил. Хотя бы потому, что Россия – ядерная держава. И политически Китаю выгодно, чтобы у него был такой союзник, потому что главная для него угроза – США. Но вообще Китай всегда будет союзником Китая.

А.Г.: На самом деле, мы ничего не знаем о российской торговле вооружениями. Раз в год нам дают цифру, которая демонстрирует замечательные достижения в области продажи оружия. Что она означает – неизвестно.

Года три назад у Путина прорвалось, когда он говорил с руководителями авиационной отрасли, что заказы для зарубежных клиентов нерентабельны. То есть большой прибыли эти заказы не приносят, они только помогают предприятиям держаться на плаву.

Может быть, все изменилось, но информации, чтобы об этом рассуждать, у нас нет. Может быть, этот не очень выгодный китайский заказ с рисками копирования, нужен позарез, чтобы поддержать авиационное объединение Комсомольска-на-Амуре.

М.С.: Ну не в ущерб же безопасности страны?

А.Г.: Я бы тоже исключил вероятность военного столкновения с Китаем. Это подвергло бы чудовищному риску все китайские достижения, поскольку Россия обладает гигантским превосходством в сфере ядерных вооружений.

Отношения в сфере военных продаж очень интимны и долгосрочны. Сегодня китайская военная экспансия идет на юг. Не исключены столкновения со странами Юго-Восточной Азии или США. И здесь принципиальную важность приобретает сервис, оперативный ремонт закупленных у России вооружений.

В.М.: Военная тема в России становится все более закрытой в отличие от западных стран. Военный бюджет на 2016 год составляет огромную цифру. Сейчас основной доход получается не от продажи оружия, а от нефти и газа. Продажа оружия, как и покупка "Мистралей", вызвана не столько военной необходимостью, сколько желанием перетянуть данную страну на свою сторону. И Китая это касается в еще большей степени.

М.С.: То есть держать открытым кран даже в ущерб себе.

В.М.: Китай двигается в направлении мирового лидерства этого века, и важно, чтобы у нас сохранялись хорошие отношения.

М.С.: В конечном счете это приносит выгоду, но сколько это продлится? Сколько продлится технологическое отставание Китая?

А.Г.: Есть две теории. Одна, что Китай стремительно сокращает свое отставание. Если говорить о вооружении, кое-где он достиг уровня лучших мировых образцов, например, системы залпового огня. Другая говорит, что есть такие области – у китайцев нет фундаментальной науки, что не позволяет им достичь некоторых результатов, например, у них так и не получается авиационный двигатель. Мы будем в состоянии продавать Китаю технику еще лет 10.

М.С.: Потом ситуация может радикальным образом измениться, и тогда российские вооружения будут покупать только "банановые республики"?

В.М.: Ну, мы видим у нас какие-то новые системы, новые танки, хотя китайцы утверждают, что их танки гораздо лучше и дешевле. Я думаю, что мы удержимся на плаву, тем более что руководством страны этому уделяется огромное внимание.

Хотелось бы, чтобы модернизации подвергалась вся промышленность, не только военная. Уже лет 20 идет речь о разных наукоградах под разными названиями, и вопрос в том, удастся ли совершить прорыв в этом направлении.

М.С.: Если говорят лет 20 и до сих пор не случилось, наивно надеяться, что это случится немедленно.

В.М.: Санкции и импортозамещение заставляют нас задуматься, что мы скатываемся иногда на уровень третьеразрядных стран.

Я готов согласиться с товарищем Зюгановым, который говорит, что нужна мобилизационная программа по развитию российской науки и промышленности. Но туда надо вливать огромные средства.

Кроме того, в отличие от США у нас разработки военной промышленности не перетекают в гражданскую. Если этого не произойдет, то мы не продержимся и превратимся в Саудовскую Аравию с ядерными ракетами. А в коммунистическом Китае общество будет стремительно развиваться, и он станет ведущей мировой державой.

Новости по теме