Эксперт: российско-турецкие отношения испортила Сирия

  • 24 ноября 2015
Крушение российского военного самолета вблизи турецко-сирийской границы 24 ноября 2015 г. Правообладатель иллюстрации Reuters

Турецкие ВВС во вторник сбили российский бомбардировщик Су-24, по заявлению турецкой стороны, нарушивший ее воздушное пространство.

Владимир Путин назвал случившееся "ударом в спину от пособников терроризма", но дальнейшие действия России не комментировал.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков ранее заявил, что, по информации минобороны России, самолет находился над сирийской территорией. Он назвал инцидент "очень серьезным происшествием", добавив, что говорить о его последствиях для двусторонних отношений рано.

В начале октября российские самолеты, участвующие в операции в Сирии, дважды залетали в турецкое воздушное пространство. Президент Эрдоган тогда заявил, что, "если Россия потеряет друга в лице Турции, она потеряет многое", а премьер-министр Давутоглу предупредил, что, "даже если птица влетит, она будет перехвачена".

Международное право рассматривает нарушение воздушного пространства как посягательство на суверенитет, а преднамеренное уничтожение чужого воздушного судна как вооруженный конфликт.

Обозреватель Русской службы Би-би-си Артем Кречетников обратился за комментарием к эксперту-ближневосточнику, специалисту по мониторингу конфликтов Леониду Исаеву.

Би-би-си: Как Москва и Анкара дошли до жизни такой, и что теперь будет?

Леонид Исаев: Удивительного здесь немного, турки предупреждали. Хотя, конечно, инцидент дичайший. Может найти коса на камень, можем не на шутку сцепиться, но я все же думаю, что обе стороны по-прежнему не заинтересованы рушить мосты.

Би-би-си: Понятно, что нарушения воздушного пространства дружбе не способствуют. С другой стороны, эти действия России не направлены непосредственно против Турции. Ну, вызвали бы еще раз посла, заявили протест, позвонил бы Эрдоган Путину. Почему так круто? Вроде выборы в Турции прошли, доказывать согражданам ничего не нужно.

Леонид Исаев: Турция дает понять и России, и всем остальным, что Сирия является сферой ее непосредственных интересов, и она не остановится ни перед чем, дабы ее цели были там достигнуты.

Би-би-си: Почему Турция столь озабочена сирийской проблемой и занимает такую жесткую позицию в отношении Башара Асада? Даже на Западе теперь, вроде бы, признают, что он может остаться у власти на переходный период, и вообще, это не самое главное.

Леонид Исаев: Если мы хотим понять, что такое Сирия для Турции, это то же самое, что в глазах многих россиян Украина: естественная сфера влияния. Огромная граница, совместное использование водных источников, проблемы безопасности, тюркоязычное меньшинство в Сирии, которое называют туркоманами.

Кстати, по утверждению Анкары, Россия наносит по ним авиаудары, и турки выражали возмущение этим.

Турция уже изрядно вложилась в Сирию, а российская операция неожиданно спутала их планы.

Би-би-си: А чего, собственно, они хотят?

Леонид Исаев: В идеале - иметь в Сирии лояльное им умеренно суннитское правительство. В качестве программы-минимум создать зону безопасности вдоль границы, а на остальной территории Сирии, чтобы шла затяжная борьба между "ИГ" [запрещенная в России и многих странах радикальная исламистская группировка] и курдами, изнуряющая последних.

Би-би-си: По меньшей мере три фактора работают на российско-турецкое сближение. Во-первых, массовый туризм, а это и бизнес-интересы, и человеческие контакты. Во-вторых, общая ставка на патриотизм и традиционные устои в противовес либеральным ценностям. В-третьих, и Путина, и Эрдогана на Западе считают автократами, они должны испытывать определенное родство душ и общность судеб.Почему, несмотря на все это, отношения плохие?

Леонид Исаев: Перефразируя Булгакова, сирийский вопрос испортил их.

Я бы не сказал, что отношения однозначно плохие, они противоречивые. Обе стороны вконец ссориться не хотят, но зубы друг другу показывают.

Насколько мне известно, между Путиным и Эрдоганом есть некая личная симпатия. Не случайно официальная Москва реагирует довольно сдержанно, не так, как если бы самолет сбило государство, считающееся недружественным.

Би-би-си: Вопрос с газопроводом "Турецкий поток" теперь окончательно закрыт?

Леонид Исаев: По сути, он и так был закрыт. Но для турок важно, чтобы он теоретически оставался на повестке дня и мог использоваться в качестве рычага давления на Россию.

Би-би-си: Может Россия для наказания Турции заявить, что там возникли угрозы безопасности, и запретить полеты, как в Египет?

Леонид Исаев: Не удивлюсь, если кто-то из чиновников и, особенно, депутатов эту тему подхватят, но сомневаюсь, что дойдет до дела. Это был бы удар не только по турецкой экономике, но, прежде всего, по собственным гражданам.

Би-би-си: Российско-турецкие отношения, как мало какие другие, отягощены прошлым. 12 войн длились в общей сложности 241 год. Живя в России, нельзя сказать, что для современного общества Измаил особо актуален, и Турцию продолжают рассматривать как исторического противника. А как в Турции?

Леонид Исаев: Там эта память живее. Большинство войн Россия выиграла, а Турция проиграла, им обиднее. У них вообще сильны воспоминания о величии Оттоманской империи, на которых, кстати, играет Эрдоган.

Новости по теме