"В Венесуэле сложилась новая политическая реальность"

  • 7 декабря 2015
Челоек, размахивающий флагом Венесуэлы Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Оппозиция празднует победу на выборах в Национальную ассамблею

Представители объединенной оппозиции в Венесуэле получили большинство мест в парламенте страны, Национальной ассамблее, на прошедших в воскресенье выборах. Впервые за 20 лет социалисты оказались в меньшинстве.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро признал результаты, но заявил, что будет по-прежнему продолжать "революцию".

Многие граждане страны недовольны экономической ситуацией в стране. Сам Мадуро неоднократно заявлял, что трудности являются результатом "экономической войны, развязанной оппозицией".

О значении результатов венесуэльских выборов мы спросили обозревателя BBCMundo, Иоланду Валери. С нею беседовала Яна Литвинова.

Не пора ли хоронить "чавизм"?

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption "Боливарианская революция" Уго Чавеса продолжилась и после его смерти, когда президентом страны стал Николас Мадуро

Би-би-си: Что результаты этих выборов означают для Венесуэлы? Насколько значительным событием они являются?

Иоланда Валери: Очень значительным. Потому что оппозиции впервые за 15 лет удалось получить большинство в Национальной ассамблее. В Венесуэле вся власть в последнее время вращается вокруг фигуры президента, сначала президента Чавеса, а сейчас – президента Мадуро.

Результаты выборов означают, что сместился баланс власти в стране. Самый важный вопрос на сегодняшний день - это как поведут себя две остальные ветви власти в Венесуэле – президент и Верховный суд. Ближайшие два-три месяца станут решающими.

Би-би-си: Все сейчас задают, возможно, неизбежный вопрос: является ли это концом "чавизма", или же хоронить его еще рано?

И.В.: Конечно рано. Не следует забывать, что Чавес и после него Мадуро находились у власти более 15 лет, и за это время введенные ими реформы глубоко укоренились. Кроме того, Венесуэла является президентской республикой, в которой глава государства обладает немалой властью. Допустим, Национальная ассамблея принимает новый закон. Но его потом должен подписать президент. Верховный суд тоже может заявить, что новый закон не является конституционным и откажется его применять. Да, в стране есть три основные ветви власти, но основной из них и самой влиятельной является именно президент.

Но для меня главный вопрос заключается в том, как правительство, уже признавшее свое поражение, будет вести себя на практике. Что они будут делать, когда Национальная ассамблея, например, попытается провести новый закон об освобождении всех политических заключенных, среди которых и бывший лидер оппозиции, человек, противостоявший Мадуро на выборах, Леопольдо Лопес.

Кто кому мешает?

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Сумеет ли Национальная ассамблея провести реформы, невзирая на протесты президента?

Би-би-си: Иоланда, вы говорите о том, что и президент, и Верховный суд могут помешать парламенту проводить реформы. Но есть ли и у Национальной ассамблеи возможность помешать президенту проводить свою политику?

И.В.: Все зависит от того, каким именно большинством заручится оппозиция. На настоящий момент речь идет о простом большинстве. При этом для проведения более глобальных реформ требуется большинство в три пятых или даже в две третьих мандатов. Простое большинство, например, может инициировать уголовный процесс против президента, но на это потребуется согласие Верховного суда. Однако, обладая простым большинством, можно заменить судей Верховного суда "своими" людьми.

Теоретически Национальная ассамблея может в следующем году объявить референдум для того, чтобы отстранить Мадуро от власти, но для этого ей понадобиться собрать подписи не менее 20% зарегистрированных избирателей.

Парламентарии могут заблокировать кандидатуру того или иного министра, от них зависит давать или не давать президенту разрешения на поездки по стране и за рубеж: на сегодняшний день президент ездит когда и куда хочет без каких бы то ни было ограничений. И, наконец, они могут отстранить президента от власти на основании его плохого здоровья.

Прямо скажем, такой сценарий маловероятен, но, согласно конституции, для этого достаточно простого большинства в парламенте.

Би-би-си: При этом страна остается глубоко разделенной. Те люди, которые все эти годы голосовали за Чавеса, никуда не делись, и многие из них взглядов своих не изменили. Насколько эта ситуация опасна?

И.В.: Это разделение было и остается вполне реальным, учитывая, что "чавизм" находится у власти вот уже 15 лет. К тому же разделено не только население страны. Единства нет ни у правительства, ни у оппозиции. Трудно представить, чтобы хоть одна из сторон вдруг объединилась и выступила с последовательным, продуманным планом свергнуть либо парламент, либо президента.

Большинству венесуэльцев крайне надоели экономические трудности, и они хотят перемен. Которых они, однако, в ближайшем будущем не получат. Не факт, что эти перемены вообще произойдут, потому что отменить все, что было сделано за последние 15 лет, потребует и огромной силы воли, и огромных усилий. Но, по крайней мере, статус-кво изменился, и баланс власти изменился тоже.

Все было честно

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Результаты выборов признали и правительство, и оппозиция, согласившись, что все прошло по-честному

Би-би-си: Не то, чтобы Россию и Венесуэлу можно было напрямую сравнивать, но и в том, и в другом случае речь идет о странах, чья экономика зависит от цен на нефть. При этом в России все привыкли к тому, что результаты выборов имеют очень приблизительное отношение к истинному мнению населения. В Венесуэле были ли какие-то сообщения о нарушениях во время голосования, или же можно быть уверенным, что результат действительно отражает мнение граждан страны?

И.В.: К чести венесуэльских властей можно сказать, что они признали победу за оппозицией. Перед выборами оппозиция жаловалась, что правительство использовало административный ресурс во время избирательной кампании: избирателям, например, раздавали какие-то товары из государственных запасов, телевизионным временем правительство пользовалось, сколько хотело и когда хотело, и это крайне сложно отрицать, хотя власти и пытаются.

Важно отметить, что результаты выборов признала и оппозиция, и население, и правительство. Все согласны с тем, что на сей раз победила оппозиция. Раньше многие избиратели подспудно боялись, что перемены во власти приведут к крайне негативным последствиям. Теперь этот страх ушел. И, возможно, что в будущем, его отсутствие позволить людям выражаться свое мнение более свободно.

Что делать?

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Николас Мадуро признал, что оппозиция победила, но что он будет делать дальше? На снимке солдат на кране охраняет избирательный участок, на котором голосовал президент

Би-би-си: Оппозиция добилась этого результата исключительно потому, что сумела объединиться. Но, с другой стороны, единственное, что объединяет оппозицию, это нелюбовь к "чавизму" и Мадуро. Теперь, когда результат достигнут, а дальше что?

И.В.: Совершенно верно: а дальше что? С самого начала оппозиции понадобились титанические усилия, чтобы выработать общую предвыборную платформу. Сейчас ее представители утверждают, что, прежде всего, они намерены сделать две вещи: провести законодательство, которое позволило бы освободить из тюрьмы всех политических заключенных, и принять свод законов, который позволил бы восстановить полностью разрушенные экономические институты страны.

Как они это сделают? Очень трудно сказать, но ближайшее время будет очень интересным.

Би-би-си: А что же Мадуро? За годы, проведенные им у власти, выяснилось, что он, конечно, не Чавес, но человек автократичный, любящий власть, не сомневающийся в правильности всего, что он делает, и даже время от времени ссылающийся на то, что на него снисходит "дух" Чавеса и дает ему советы. Как он отреагировал на победу оппозиции? Он ее признал?

И.В.: Признал! Сказал, что результаты выборов оказались пощечиной, звонком будильника, что контрреволюционеры победили, но что он по-прежнему предан делу революции и делу Чавеса, и будет бороться с этими новыми людьми в Национальной ассамблее…

Первые ходы в большой игре

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Экономика в Венесуэле находится в плачевном состоянии: в супермаркеты выстраиваются огромные очереди

Би-би-си: Бороться в Национальной ассамблее, но не сажая их в тюрьму, как Лопеса?

И.В.: Идет политическая игра. Нынешняя Национальная ассамблея, большинство которой пока что составляют сторонники "чавизма" может принять закон, наделив президента экстраординарными полномочиями. Они могут заключаться в том, что президент сам сможет устанавливать новые законы, не обращаясь в законодательный орган, которым является Национальная ассамблея.

И старый состав парламента может предоставить эти полномочия президенту на, допустим, весь срок действия нового парламента, еще до того, как новый состав приступит к своим обязанностям. Фактически старый парламент может еще наделить президента всеми полномочиями Национальной ассамблеи…

Би-би-си: А как на это может отреагировать новая Национальная ассамблея? Если ее еще до начала работы лишат всех полномочий?

И.В.: Они, разумеется, объявят подобный декрет недействительным и публично заявят, что старый парламент пошел вразрез с желаниями венесуэльского народа. Но на практике, противостоять подобному декрету будет практически невозможно.

Поэтому я еще раз повторю: мы должны посмотреть, какие ходы сделает каждая сторона в этой политической игре. С одной стороны, правительство признало, что оппозиция победила, с другой, – мы не знаем, готово ли оно дать ей возможность делать то, что она считает нужным.

Можно сказать одно: в Венесуэле сложилась новая политическая реальность, и мы должны ждать какими будут действия всех сторон в ближайшее время.

Новости по теме